Империя Семи Королей первая книга

ГЛАВА 2 «КАРИН»

                                                                                              Безнаказанность порождает вседозволенность.

                                                                                              Зов тела, а не сердца, чреват последствиями.

Тусклый убогий свет закопченной, масляной лампы то и дело мигал, рискуя потухнуть. Он освещал небольшую, слегка неряшливую кухню. Грубо сколоченный стол, массивные деревянные табуретки весом с десятилетнего ребенка, шкуры диких животных на плохо оструганном полу - все это наводило на мысль, что если где-то и существовала высококультурная цивилизация, то ее благодетельная длань не смогла дотянуться до этой глуши.

За столом сидело двое - молодой мужчина и девушка. То, чем они занимались, не вызывало ни малейших сомнений, они пили что-то мутное, и несомненно горячительное, из большого глиняного кувшина стоящего на столе.

- Послушай Карин, я люблю тебя и все такое, и очень хочу сегодня приятно провести с тобою время, но ты точно уверена, что твой благоверный не вернется этой ночью?

-  Мужчина сделал паузу, и отпил из стакана. Глазки его бегали, видно было, что он немного нервничает, хоть и старается этого не показать. Мужчина прокашлялся и продолжил. - А то он ведь у тебя бешенный, он ведь и прибить может!

Карин посмотрела на своего гостя. - Мужчинка как мужчинка, немного трусоват, но ничего, зато какая у него прекрасная рыжая борода!, да и ниже бороды очень даже… -  Глаза Карин затуманились. Да и где взять-то красавцев, чтобы брови вразлет, взгляд орлиный, плечи что бы шире двери, а грудь колесом.... Она расстроенно вздохнула, мысленно отогнав видение красивых атлетов, которые пачками домогались её, расположения. Надо работать с тем, что есть, здраво рассудила она. Карин сексуально улыбнулась, показав гостю свои ровные, жемчужно-белые зубы и томно произнесла.

- Милый, он поехал пахать на дальнее поле, а это значит, раньше завтрашнего вечера его не будет. Так что дурачок не переживай, нас с тобой ждет длинная, жаркая ночь. - 

Она призывно посмотрела на мужчину, потянулась всем телом, с грациозностью дикой кошки, у которой наступает сезон брачных игр. От этого движения ее простенький, пестрый домашний халатик распахнулся, показывая гостю пару прекрасных, белых грудей с налитыми, твердыми сосками. Все ее тело излучало неприкрытую, почти животную страсть.

У мужчины перехватило дыхание, и последние остатки разума исчезли из его глаз. Он сидел и откровенно пялился на неё. Нет, по ней нельзя было сказать что она красивая, но во все времена, женщины ее типа, всегда пользовались успехом у сильного пола.

Красивые, прямые, черные волосы, широкое лицо с большими, слегка припухшими губами, тонкий аристократический нос, который, правда, немного не вязался с ее грубоватыми чертами лица, тонкая, длинная шея, молочная белая кожа, в общем у нее были все данные чтобы нравится мужчинам. Тем более она имела стройные ноги, высокую грудь, да и то, что находилось пониже спины и имело приятные округлые формы, не оставляло равнодушным взгляды мужчин. Поэтому было совсем неудивительно, что рыжебородый мужчина сидел и пялился на нее как подросток, которого в первый раз привели в стриптиз  клуб.

Карин была молода, но в ее глазах читалась любовь ко всем смазливым мужчинам мира, а по ее бархатному, но с легкой хрипотцой голосу, можно было судить что она не обходит вниманием сигареты и горячительные напитки.

Между тем любовная интрига была в полном разгаре, Рыжебородый лихо расправлялся с самогоном, похотливо посматривая на Карин. Хозяйка не отставала от него, наклоняясь так и эдак, она щедро демонстрировала гостю свои прелести.

Но за развитием событий наблюдало еще одно лицо, невидимое пока для влюбленных. Конечно назвать его вуайеристом было  бы грубо, потому что это и был тот самый муж, который не поехал пахать на дальнее поле, а из чисто человеческого любопытства решил остаться дома и проследить, чем занимается его супруга в евонное отсутствие.

Громадный как медведь, волосатый мужчина стоял под окном своего дома и смотрел внутрь. Судя по всему, ему было очень интересно, что там происходит, его побелевшие пальцы яростно сжимали огромный топор. Широкие ноздри его могучего носа широко раздувались. Вдобавок ко всему, он тихонько рычал и притоптывал ногой. На улице было довольно прохладно, но обманутый муж не замечал ничего, его душила ревность, глаза застилал свинцовый туман, а в груди клокотал бешеный гнев.  А ещё, ему было очень жалко себя.

Из большой будки, стоявшей неподалеку, вылезло какое-то огромное, мохнатое существо, и неспешно поковыляло к мужику. К его задней лапе тянулась мощная цепь, и только человек с очень больным воображением, мог  бы назвать это существо собакой. Существо имело очень экстравагантную внешность, морда очень напоминала крокодилью, тело как у кавказской овчарки, а по бокам висели большие, перепончатые крылья. Существо подняло голову вверх, тоскливо посмотрело своими крокодильими на зеленую луну и жалобно засвистело. Затем неторопливо подошло к мужику с топором, помахивая крыльями, и начало тереться о ноги мужика, ласково шипя при этом. Громадный мужчина недоуменно обернулся, растерянно глядя на крылатого крокодильчика. Наконец лицо его просветлело. Он наклонился к зверю, и приговаривая: - «Эх, Кибонг, Кибонг! Один ты меня любишь!». Стал шарить по карманам в поисках чего – нибудь вкусненького. В кармане обнаружился сушенный муравей, размером со спичечный коробок, которого мужик немедленно и скормил «Кибонгу». Шипение стало еще громче, еще радостней. Мужчина ласково потрепал существо за шершавую морду и мягко, но настойчиво подтолкнул «Кибонга» обратно к будке. Обернувшись снова к окну и заглянув внутрь, обманутый супруг остолбенел. Из его груди вырвался утробный, звериный крик.



Дмитрий Попик

Отредактировано: 10.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться