Империя Семи Королей первая книга

Изъятие Герцог, Джокер, Проктор

Стояла душная, летняя ночь. Было настолько жарко, что над пустынной шоссейкой, в неверном желтом свете луны, клубилось непонятное, грязно-белое марево.

Стояла редкая для этих мест тишина. Не было слышно привычного щебетания птиц, ночной возни грызунов, кваканья лягушек, одинаково всех сморила всепроникающая жара. И лишь жаростойкие цикады продолжали стрекотать, одним им, понятные песни. В такую духоту, люди предпочитают находиться, если есть конечно такая возможность, в таких местах где есть прохладный бассейн, или на худой конец кондиционер, а в руках чтобы непременно был бокал с чем-нибудь прохладительным и очень много льда… Но увы, не всегда получается так как хочется…

В семи километрах от курортного города Геленджик, на окраине поселка Марьина Роща, две криминальные группировки вели «толковище». Дело было в том, что Краснодарская мафия имела в Геленджике хороший наркобизнес, который приносил хороший доход Краснодарским авторитетам, но некоторое время назад Геленджикская полиция начала тотальные аресты наркоторговцев, а наркокурьеры из Краснодара, загадочным образом, стали исчезать.

Проведя свое расследование, мафия выяснила, что в Геленджике местные банды объединились, образовав серьезную организацию, и эта организация стала выживать Краснодарцев из своего города. Крестные отцы Краснодара, посовещавшись, делегировали десять машин с боевиками и одним парламентером для ведения переговоров, в лице Степана Орлова, больше известного под кличкой Золотой. Орлов имел инструкции постараться решить проблему по возможности мирным путем, но при отсутствии одной, проблема все равно должна быть решена…..

Трасса, ведущая к городу-курорту, была пуста и Золотой, не опасаясь лишних свидетелей, спокойно вел беседу с лидером Геленджикцев – Кривым Черепом. Машин на «толковище» было много, и в большем своем числе хороших и дорогих.

Темно-перламутровые Мерседесы, загадочно блестя фарами, замерли как дикие кошки перед прыжком, большие джипы, мощно упершись своими широкими покрышками, стояли как свора диких волков, а дутые Ауди, в темноте выглядели как вепри секачи перед атакой. Авторитеты сидели на складных стульчиках друг напротив друга и вели беседу уже больше десяти минут, и судя по всему до консенсуса было еще далеко.

Боевики стояли невдалеке от своих предводителей, так, чтобы увидеть любой знак главаря. Боевикам было страшно, новичков практически не было, они были профессионалы, и именно поэтому боевики понимали, что если возникнет конфликт, то будет кровавая бойня. Духота стояла страшная,  потели все присутствующие. Потели и держали руки в карманах. Тем не менее переговоры понемногу заходили в тупик.

Золотой, коротко стриженный бугай, стараясь говорить мягко, в который раз говорил Черепу, мускулистому коротышке с пронзительным взглядом. – Ты же неглупый мужик, Череп, пойми десять процентов это лучше чем ничего, вы же и так заехали по беспределу, тупо внагляк нас кинули! Скажи спасибо что мы с вами еще базарим…

– Череп фыркнул, глубоко затянулся Кэмелом и вопросил, повышая голос. – Ты мне что, угрожать надумал? -  У головорезов с обоих сторон появились пушки в руках. Золотой поднял руку, желая еще что-то сказать Кривому Черепу.

В это время, не подозревая о переговорах на высшем уровне, в сторону Геленджика, двигалась немолодое транспортное средство марки Жигули, белого цвета. В машине было весело, негромко играла импортная магнитола, а трое парней, составляющие все население Жигулей, весело разговаривали.

– Скажи Джокер, вот приедем мы в Геленджик, а время то, скажем мягко, позднее и что, до утра сохнуть будем в тачке, под воротами Изумруда? – Спросил друга смуглый молодой человек, с восточным разрезом глаз и двумя небольшими, но заметными шрамами на носу, в районе переносицы.

– Герцог не парься…

– Отозвался Джокер, ласково вращая «баранку.»

– Я еще вечером позвонил по мобиле в Изумруд, и предупредил, так что расслабься и пей пиво, нас ждут… 

Тут подал голос Проктор с заднего сидения.

– Главное чтобы там девочки сговорчивые были.

Проктор тоже был смуглым и темноволосым, но телосложению уступал Джокеру и Герцогу, у которых были одинаково красивые фигуры, правда на этом сходство  заканчивалось. Джокер был белотел, имел славянские черты лица и был натуральным блондином.

– Проктор, дружище, были -бы девочки, а мы их уже сговорим, я тебе как доктор говорю!

– Весело сказал Герцог, и жизнерадостно загоготал. К медицине Герцог имел конечно весьма скромное отношение, просто его мать была врач-терапевт, и Герцог с детства мечтал стать врачом, хотел после школы поступить в медицинский институт. За два года до окончания школы мать пристроила его на четверть ставки в роддом санитаром, и каждый день после школы, Герцог исправно ходил в роддом, иногда с друзьями, и мыл полы в комнате гражданской обороны, а иногда и закатывал там же веселые вечеринки. Однажды сестра-хозяйка заметила какой-то шум в полуподвале роддома и накрыла всю лавочку. Происшествие замяли, а Герцог имел очень серьезную беседу с мамой…

Кстати в институт Герцог так и не поступил, но очень много читал медицинской литературы по гинекологии, сексопатологии, терапии и особенно по психологии. И теперь, временами, любил блеснуть своими медицинскими познаниями…

Из автомагнитолы тем временем раздались первые ритмичные звуки песенки Ванилы Айса – Айс, айс, бэби. Друзья на некоторое время замолчали, наслаждаясь классной ретро музыкой. Джокер задумчиво глядя на дорогу через ветровое стекло и управляя послушными Жигулями первый нарушил очарование хорошей песни.

– Да…–это было давно…, как легко тогда было, ни забот, ни хлопот, мелочью пузатой бегали. 



Дмитрий Попик

Отредактировано: 10.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться