Империя Семи Королей первая книга

Г Л А В А № 8 Полигон…

Принцессе Лике было весело, можно даже сказать больше, ей было смешно. С детства приученная ничего не бояться, выросшая в роскоши и ничегонеделании, Лика испытывала почти восторг от всего происходящего. Сначала их с Нэей таинственно крадут, потом собираются принести в жертву, фу- мерзкие типы, а затем начинается вообще фантастика; элитная школа, шкаф-военный (полковник кажется) и наконец совершенно другой мир с злобным голубым солнцем и бесконечной пустыней и приказом выжить. Нет она, Лика совсем не против приключений и опасностей, но все-таки это уж слишком… Принцесса шла и смотрела вокруг… если бы не ныли от усталости ноги, не хотелось бы пить, и не жгла  обожженная кожа, то Лика подумала  бы что это сон не более, но это увы не сон… Они шли уже двенадцать часов…Верная фрейлина Лики отнюдь не разделяла восторги своей госпожи и подруги. Нэя была в ужасе, она шла и боялась, боялась за себя, боялась за принцессу.  У нее болело и ныло все тело, а язык настолько распух от песка и от жажды, что даже мешал разговаривать.  Здешнее солнце продолжало неистово бомбардировать, «Варан» ( как объяснил полковник так окрестили эту планету сами кандидаты на поступление в Школу власти) своей лучистой энергией.

–«Послушай Нэя, этот индюк военный говорил, что мы можем определять по этому… компасу опережение или отставание от графика нашего движения?!» - Как всегда с достоинством произнесла юная принцесса. Нэя испугано посмотрела на Лику и быстро поднесла, компас к своему лицу, поморщившись от боли в руке, обожженной голубой звездой. Лика, имевшая чуть более смуглую кожу пострадала меньше. Всмотревшись в цифры, Нэя невольно вскрикнула: - «Лика!»… Принцесса, мы отстаем от графика на сорок одну минуту!» -  Лика насмешливо протянула своим в меру тонким, но не писклявым, а нежным голосом, слегка не вяжущимся с властным, грубоватым характером: - «Какое горе, первая фрейлина!!!» - и не спеша поднесла собственный компас к глазам : - «Так, ты не ошиблась моя фрейлина, но все же мы ни на йоту не сбились с маршрута, и я думаю что остальные холопы ник…» - Нэя не выдержав разглагольствований гордой принцессы воскликнула своим грудным, полнозвучным голосом: - «Послушай! Ты что совсем ничего не понимаешь?! Если мы вовремя не придем к Вратам школы, мы умрем! Умрем окончательно и бесповоротно, нас зарежут как на бойне!!!» - Фрейлина дала волю эмоциям и заплакала в голос: - «Лика, миленькая, что будем делать?!» - Лика, раздраженная тем, что ее перебили и все таки до конца не осознавшая всей опасности грозившей им, упрямо поджала нижнюю губу и поправив рукой роскошную челку, то и дело падавшую на глаза сказала: - «Да успокойся дуреха, ну пойдем быстрее, нет лучше побежим пока не нагоним график!» - Глядя на плачущую Нэю, Лика обняла девушку за плечи. – «Ну успокойся, все будет хорошо, мы же сильные аристократки Заина, мы сможем… Тем более воды и так мало, а ты так необдуманно проливаешь столь нужную нам влагу!» - нравоучительно закончила принцесса.

Даже в этих экстремальных условиях Лика не могла отказаться от привычки разговаривать вычурно и немного свысока. Как это ни странно, но последний довод принцессы подействовал отлично. Нэя сквозь слезы невольно улыбнулась, что-что а улыбаться первая фрейлина Заина умела, на ее полных щечках проступили ямочки и вся ее сбитая фигурка стала излучать волны обаяния. Лика посмотрев на Нэю тоже прыснула и воскликнула: - «Вот такой я тебя люблю! Побежали!!! - И, не дожидаясь Нэи, дочь Керка Счастливого грациозно сорвавшись, побежала по текучему песку пустыни вперед, мгновением позже к ней присоединилась и фрейлина. Это была еще та картина Нэя, бегущая в жертвенной накидке из прозрачного газа, ничуть не скрывавшей ее округлость тела и полновесных грудей с крупными сосками, трущихся при движении о прозрачную ткань, и скромных трусиках – шортиках, из обуви на ней были мягкие тапочки, едва-едва спасавшие от нестерпимо –жаркого песка. На принцессе тоже было не слишком много одежды - телесного цвета бюстгальтер, да кружевные панталончики, на ногах тапочки не предназначенные совершенно для занятий спортом. Лика на бегу ухитрилась вздохнуть, ее поклонники отдали – бы пол – жизни чтобы посмотреть на нее в таком виде, а здесь… Да что там говорить!… Две почти голые девушки бежали по безбрежному морю песка под палящим солнцем, и это было  даже смешно, если – бы это не был полигон, а две аристократки не убегали  бы от своей смерти… Их быстрый бег вскоре перешел в рысь, потом рысцу и на конец просто в трусцу…

Герцогу было плохо… Яростное солнце жгло ужасным, неземным огнем, неизвестная планета казалось хочет уничтожить, раздавить иноземных смельчаков, дерзнувших бросить ей вызов. Пустыня словно не имела ни начала, ни конца, она тянулась бесконечно… На небе не было даже намека на облачко. Боже как хочется пить! За всю свою, пусть не сильно длинную, жизнь Герцогу не хотелось пить так сильно, как сейчас… А тут еще ветер  насыпал полные глаза, уши, песка. Да что там говорить, было такое ощущение ,что этот проклятый песок проник во все мышцы и сухожилия, казалось чудом, что он сам еще не скрипит при ходьбе. С каким наслаждением он выпил бы литра три холодной, что бы аж ломило зубы, воды. Не пива, не кваса, или еще какой дребедени, а чистой вкусной водицы. Странно как в обыденной жизни человек уделяет мало внимания обычной воде, обожая всякие напитки, коктейли, чай и т.д. и вспоминая о ней, лишь в экстремальных ситуациях… Мысли Герцога естественно перетекли на пятилитровую флягу с водой, лежавшую в компании с двумя банками тушенки у него за спиной в рюкзачке, выданном вместе с припасами полковником Школы Власти. Ему еще идти и идти, а он уже несколько раз весомо прикладывался к ней. Сколько интересно там еще осталось?!, литра три- три с половиной, не больше, но может хоть глоточек, дабы немного оросить волшебным нектаром одеревеневшую глотку… Герцог досадливо пошевелил распухшим языком у себя во рту, долбанный песок!, ужасно хотелось сплюнуть, но во рту было сухо, как в окружавшей землянина пустыне Варана. Так: вараны, черепахи, змейки, лошади; что угодно, только не думать о воде. Герцог привычным уже жестом поднял руку и взглянул на свой компас…



Дмитрий Попик

Отредактировано: 10.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться