Империя Семи Королей первая книга

Глава № 9 « ДОЖДЬ НА ФЛОНДЕ»

  •   В двадцати тысячах километров от Куги, в самом сердце Соффа, так называют здесь океан, чернильно-лиловые тучи, сплошным одеялом покрывающие несчастную планету, начали потихоньку протекать. 
  • Долго, очень долго отравленные тучи собирали силу, чтобы покрыть, непроницаемым коконом, всю атмосферу планеты. Сила текла из разных источников. Из Врат Тьмы шел ровный ручеек, от укусов каменных змей шла цепочка пульсаров, циклопоеды слали большие порции силы, большие и малые слуги тьмы сообща копили мощь, чтобы заработало самое сильное оружие Апокалипсиса Проклятый дождь.... Редкие, поначалу, облака, становились всё гуще, да и облаков становилось всё больше. На двухкилометровой высоте возникала невозможная, полнопланетарная облачность. Затем, также неспешно, тучи начали сгущаться, наливаться противоестественними красками. Словно черно-лиловые кляксы, они затянули все небо, превратив день в полноценный вечер, а ночь в непроглядный мрак. Наконец энергия активации была набрана..............
  • Вначале возник круг из дождя диаметром метров двести, потом он стал расти во все стороны, медленно, но неотвратимо. Мелкие капли влаги неторопливо падали на равнодушную водную гладь Саффа. Когда дождевой круг вырос до пяти километров в поперечнике, океан в одном месте взволновался и из его путины вынырнула рыбина и без особых усилий взлетела в воздух… Затем таких взлетов становилось всё больше. Мифические Мальэны вышли на охоту…
  • В городском цирке Куги, тем временем, шло собрание слуг тьмы. Цирк, рассчитанный на триста человек, был полон под завязку. Тут собралась самая разношерстная публика, начиная от юнцов, заканчивая пожилыми стариками. Были тут и женщины, но не было ни циклопов, ни гертов. В центре арены черной краской была начертана гексаграмма, в ее углах стояли свечи. В вестибюле стояла охрана, вооруженная до зубов, и думающая что они охраняют планетарную конференцию по перспективам развития курортного и игрового бизнеса на Флонде. На мягких сидениях, на которых попереседело немало поколений большеглазой детворы, сечас сидела совершенно другая публика. У детей, во все времена, есть большое преимущество перед серым миром взрослых, у них каждый день приносит что-то новое, а в окружающем мире мальчишки и девчонки видят лишь хорошее. На этих сидениях сейчас сидели люди, жаждущие отдать свою бессмертную душу в обитель мрака и алчущие зла… Но все же среди этой разношерстной публики одетой, кто в драное пальто из синтеволокна и стоптанные башмаки, кто в модные куртки с пухом хмарги, обитающей на северных тундрах Флонды, а кто и в кожаные плащи или мягкие ботфорты, как обычно это бывает, затесались и случайные люди. В третьем от арены ряду сидел мужчина лет сорока с короткими черными волосами и бледным лицом с равнодушными серыми глазами. Бело-синяя куртка не скрывала его атлетического телосложения, а большой выпуклый лоб и мощные широкие скулы говорили о уме и упорстве этого человека. Его звали Кэф, и  попал он сюда случайно, или совсем не случайно, смотря как на это посмотреть. Но обо всем по порядку.
  • Есть люди рождающиеся под счастливой звездой, есть под несчастливой. Соответственно одним улыбается удача, другим фатально не везет, а Кэф родился под звездой имя которой «Общественная флуктуация», ну или если проще, то рандом. Есть такое понятие как природная флуктуация, это явление можно еще назвать аномалией. Например, шаровая молния это редкое явление и её, « в живую», видят считанные единицы, также как и всевозможные смерчи, ураганы, цунами, снег в тропиках, северное сияние в средних широтах, все природные чудеса, это и есть флуктуация, то есть аномалия. Также как в природе, так и в любом обществе тоже есть аномалия. Центр заговора, политический переворот, крупная афера, перераспределение власти, бунты, войны и тому подобное, вот эквивалент редким природным явлениям. А Кэф был человек, вокруг которого всегда что-то случается, но при этом он никогда не был центральной фигурой, разыгрываемой партии, пешкой – да и очень часто, реже конем или офицером, но не ладьей и тем более ферзем или королем.
  • Родители его жили в королевстве Алькааб, где королем был, в прочем и есть Гонзал, на ничем не примечательной планете с громким именем «Базават». Основной статьей дохода этой планеты служил экспорт рогов бейса, горного хищника. На основе порошка из этих рогов, изготавливались таблетки, а их состав весьма пользительно действовал на потенцию престарелых индивидуумов рода Гомо Сапиенс. Поэтому, даже во времена великих экономических спадов, Базават был как всегда на своем обычном среднем уровне. Папа Кэфа безраздельно владел довольно крупным горным участком, на котором и ставил капканы и силки на осторожного Бейса, и к моменту рождения Кэфа был уверенным бедняком, которому хватало дохода, лишь свести концы с концами, и то через раз. С появлением на свет Кэфа, ситуация кардинально изменилась. В момент рождения этого, не совсем обычного ребенка, в районе произошло сильное землетрясение, которое раскололо горные массивы, как раз в районе участка семьи Кэфа. Местная  речка поменяла русло, а горный оползень открыл богатейшее месторождение кадмия, что явилось полнейшей неожиданностью для Базоватских геологов. Естественно через некоторое время прибыли представители компании «Металлы Алькаата», а в результате отец Кэфа получил астрономическую сумму хрустящих империалов и вся семья перебралась жить в столицу королевства, на изумрудный Алькаат. Детство Кэфа протекало в уютном городе Дримкон, что на берегу моря сытости. Город этот был тихим и спокойным до приезда Кэфа, но с его появлением всё изменилось. Здесь стали проходить всевозможные выставки, фестивали и тому подобное. Когда Кэфау было семь лет, в Дримконе открылась художественная выставка полотен Кед Хека, чьи картины стоили целое состояние, а неуловимая банда «Дети Энтропии» провела свое известное кровавое ограбление. Девятнадцать из двадцати антикварных полотен было похищено, половина города лежало в руинах, а маленький Кэф принес домой «старый плакатик», который он нашел возле мертвых « дядек». Родители получили крупное вознаграждение от правительства, а Кэфа отправили на неделю на планету «Игратион». Где через два дня вышла из строя вся компьютерная сеть и поломались все игровые автоматы…  Вобщем всевозможные катаклизмы преследовали Кэфа постоянно. Будучи уже вполне взрослым мужчиной, он однажды поехал на рыбалку в уединенное местечко, на Змеиное озеро, где водился «щупальник золотой», редкая и очень вкусная рыба.  Кэф взял ящик пива, снасти, и  отправился на вожделенный каменистый берег озера Там он обнаружил  еще двух рыбаков, увлеченно ловивших рыбу. Ничего странного в этом не было, да вот только рыбаками оказались никто иной как Тибур и Гондзал.Так Кэф познакомился с вечным императором и бурчащим королем. Под прохладное пиво и умеренный клев Кэф рассказал императору про свою нелегкую жизнь. Тибура заинтересовал рассказ Кэфа и они расстались уже друзьями. На прощанье Кэф улыбнулся и пообещал императору, что они увидятся еще не раз, не прилагая к этому никаких усилий . В тридцать лет Кэф знал лично практически всех знаменитых людей, начиная крестными отцами уголовного мира, заканчивая звездами кино. Он был женат трижды, но все жены уходили от него, не выдерживая такой бурной жизни. Кэф был умным и образованным мужчиной, не лишенным чувства юмора, но временами все же впадал в депрессивное состояние обусловленное его ритмом жизни. Во время одного из таких моментов он пошел добровольцем на медицинские испытания сыворотки долголетия. Было сто добровольцев, после введения сыворотки число подопытных стало резко уменьшаться. Через три дня умерло пятьдесят человек, еще через два дня живых осталось семеро, а ещё через неделю на этом свете остался только Кэф, впавший в полноценную кому. Целый месяц организм Кэфа выбирал между жизнью и смертью. Но звёзды хранили свой рандом. В себя пришел человек –катастрофа только после того как грузовой звездолет, у которого отказали двигатели, рухнул на больничный двор..
  • Сыворотку долголетия закрыли, а Кэф разменял уже вторую сотню лет… Его прогноз насчет встречи с императором подтвердился, приехав на экскурсию в Центурию, Кэф на вечеринке у знаменитой топ модели случайно узнал о готовящемся заговоре лордов против Тибура и сообщил в И.Р.(имперская разведка).  Эта достойная организация взяла Кэфа в оборот, устроив ему восемнадцатичасовой допрос. А когда о заговоре узнал сам император, то решил лично поблагодарить Кэфа… Заговор благополучно раскрыли, а вот лорды узнали кто именно их подставил… И.Р. сменила Кэфу документы и отправила его в эту дыру на Флонду, где он парился уже девятый год, ожидая пока мстительные лорды немного позабудут о своем обидчике…
  • Справа от Кэфа сидел мужчина, показавшийся ему странно знакомым, вот только где он его видел? Пока Кэф сидел и вспоминал, где-же он мог раньше видеть своего соседа, на арене цирка стали происходить события. На всеобщее обозрение неторопливо прошествовал пожилой мужчина в черной кожаной куртке и поднял руку, призывая аудиторию к молчанию. Через некоторое время воцарилось тишина, пропал тот мерный гул, который сопутствует большому количеству людей собранных в одном месте, все приготовились слушать. Оратор поднял свою массивную голову и оглядел трибуны своими маленькими, кабаньими глазками, в которых светилась немалая внутренняя сила. Телосложением, его фигура также чем-то напоминала матерого, лесного кабана. Хоть роста мужчина был небольшого, но впечатление было такое, что он квадратный, широченные, почти как у гнома, плечи, пудовые кулаки и шея как у быка, все это заставляло людей уважительно относиться к этому человеку. – «Хаврон!!!» - услышал Кэф за спиной чей-то восхищенный шепоток. – « Хаврон так Хаврон, хоть кардинал Алькаатский» - Флегматично подумал Кэф, фокусируя внимание на свирепом предводителе местных последователей сил зла…Насладившись алчной тишиной зала Хаврон трубным, гулким голосом начал свою речь: - «Братья и сестры, сегодня у нас настал самый счастливый день в нашей жизни!!!» - Глазки Хаврана сверкали, толстогубый рот победно улыбался. – «Долго… очень долго мы шли к этому дню, было и трудно и тяжело, но благодаря нам и нашему вождю, нашему светочу, нашему Черному Принцу, мы все таки дождались !!!- Оратор сделал небольшую паузу и патетически воздел руки вверх: - «Но мы тоже не сидели сложив сапоги на печь, пока Принц Ночи начал свою войну с этой лицемерной, ханжеской, рациональной империей Тибура. Мы начали изучать заклинания, которые могут вызвать древних и настоящих богов Флонды!  Мы начали сажать хищные камни….» - Кэф вначале слушал с интересом, но чем дальше, тем все больше ему становилось скучнее. Потом Хаврон стал рассказывать о разных диверсиях, проведенных активистами движения и тому подобную чушь. Кэф отвернулся от брызгающего слюной Хаврона, и стал рассматривать окружающих. Его внимание среди однообразных лиц привлекла молодая чернокожая женщина, ее внимание было целиком приковано к арене. Пышные курчавые волосы, широкий нос, пухлые губы, короче говоря, она была типичным представителем, «черных» людей Империи. – «Хороша!, черт возьми» - Подумал Кэф, со знанием дела рассматривавший незнакомку, ему всегда нравились чернокожие женщины. Его вторая  жена была уроженкой жаркого мира Архон, она убежала от него после того, как в четвертый раз подряд, их уютный коттедж разрушили метеориты, упавшие в их двор. У незнакомки, наклонившейся вперед, съехал с коленей плащ, обнажив довольно стройные ноги в темно-серых колготках. У Кэфа что-то приятно дрогнуло в низу живота. –«Ого, не все еще потеряно для тебя старина!» - Довольно подумал он, с неохотой отводя взгляд. Рассеянно взглянул на соседа справа, хотел отвернуться и не смог… Потому что начал узнавать этого человека… - «Так, убрать эти пышные усы, снять шляпу, убрать очки…» -Прикидывал Кэф. Потом как пелена спала с глаз. Он открыл рот, но правую руку словно клещами сжал таинственный сосед. Ощущение было такое будто вот- вот полопаются кости, но это помогло. Поморщившись, Кэф наклонился к соседу и негромко произнес: - «Здравствуйте ваше величество, извиняюсь, каким ветром в это место занесло?! Кстати по-моему вы скоро раздавите мою больную руку…» - Железная хватка Императора ослабла. Тибур улыбнувшись, сказал: - «Все таки узнал бродяга! Что ж здравствуй Кэф- везунчик, я тебя встречаю в самых неожиданных местах, до сих пор не могу к этому привыкнуть! Лучше ты мне ответь, как ты затесался в этот образ??  Хоть глаз Императора не было видно, но его зловещий тон ясно указывал на то, что Тибур ждет убедительных объяснений. – «Ну, как вам сказать мой Император…» - Абсолютно спокойно начал отвечать Кэф: - Во–первых попал я на эту проклятую Флонду частично и по вашей вине, упаси бог конечно, не в том смысле, что вы причастны к этому…» - Говорил он, противореча самому себе: - «Но все-же я оказался здесь, скрываясь от мести лордов. А так как ваше величество уже знает, что я довольно часто попадаю в кризисные ситуации, то когда стала начинаться эта карусель…» - Он глазами обвел вокруг, имея в виду последние события. Сзади сидящий бородатый мужик вдруг наклонился к ним и яростно прорычал. – «А ну-ка заткните пасти дебилы и слушайте Хаврона, пока я не укоротил ваши болтливые языки!!!» - «Бородатый», Он- же Нитке-Хон действовал так из самых лучших побуждений, являясь Кэр Аосом, то есть хозяином тринадцати. В присутствии своих людей, и видя их недоуменные взгляды, он просто был обязан поставить наглецов на место, просто он не учел, что сидящий впереди него, является императором семи королевств… Кэф ощутил лишь короткую вибрацию кресла и ровный голос Тибура произнес: - «Продолжай Кэф, он больше никого не побеспокоит, только покороче, вот- вот начнется развязка, а я еще не решил что с тобой делать…» - «Ну вот опять я в центре событий…» - С неимоверной тоской подумал Кэф, чувствуя как липкий страх, холодной змейкой, ползёт вверх по его животу. На арену, тем временем, двое в красных рясах выволокли связанную девочку с кляпом во рту. Не удержавшись, Кэф на мгновение оглянулся назад. Младший чин армии Принца, Кэр –Аос, лежал равнодушный ко всему, на кресле с закрытыми глазами, а из его глазниц, ушей и рта вытекала кровь исчезая в черной, густой бороде… - «Не дождался бедный конца речи, а как хотел!» - Почему –то подумал Кэф, заметив еще, что сидящие вокруг люди сидят с каменными лицами, боясь даже пошевелиться. - Испугались сволочи!» – Злорадно подумал человек – эпицентр и чувствуя, что терпение Тибура подходит к концу, начал говорить, и что интересно истинную правду. - «И что, сижу я в голо-баре, смотрю стриптиз Кэссиди, подтягиваются ко мне два знакомых хлыща, говорят у «деловых» сходняк большой, сказали большие движения намечаются, мероприятие в смысле, в цирке будет…» - Кэф перевел дыхание, говорил он быстро, почти скороговоркой своим немного хриплым, высоким баритоном, зная что времени почти не осталось. Голос его звучал искренне, ему нечего было скрывать. – «Они-то меня за своего считают, ведь где разборки, облавы, там и я, тем более империальчики у меня водятся.. Я и подумал, пойду лучше в цирк, заодно узнаю суть движений, чем перенесут конференцию в мою гостиницу и разнесут мой очередной дом!.. Ну вот собственно и все, поэтому в моих верноподданнических чу…» - «Все!, Молчи!» - По-прежнему спокойно, но с металлом в голосе прервал его вечный Император. По креслу вновь прошла короткая вибрация и Кэф увидел в руках у императора большую розовую пилюлю. Тибур протянул таблетку ему, лаконично бросив: - «Антидот, съешь ее, если хочешь досмотреть представление до конца». Кэф замявшись взял таинственную таблетку и зажмурившись засунул ее в рот и начал жевать. Ничего не произошло. Кэф облегченно вздохнул и открыл глаза, он понял, что Тибур поверил ему, и благодарно на него посмотрел, но тот полностью утратил интерес к своему знакомцу и смотрел на арену. - А вот сидел бы я рядов на десять повыше, и на другой стороне, то всё, каюк. Раз антидот, значит будет и яд. - Кэфа аж пробил озноб от своих мыслей.
  • Хаврон похоже подходил к финальному действу этого спектакля. Из его слов получалось так, что с помощью жертвоприношения невинной девочки и заклинания воскрешения, сей достойный пастырь овец зла намеревался призвать из обители забвения легендарную Тольфаир – чародейку и людоедку, жившую по преданиям в те далекие времена, когда среди людей, гномов и циклопов жили и сражались демоны Ночи и ангелы Дня.
  • Она сначала была человеком, пока не испила знаний из отравленного, ядовитого колодца черной мудрости, по крайней мере так гласили легенды. Была она женщиной без определенной внешности и могла менять облик как ей заблагорассудится, являлась она уже Кэр- Боридом, та есть человеком –полу демоном, имеющим третий уровень посвящения, а так как без помощи Кэр –Борида. Хаврон такой- же Кэр- Аос, как и прочие черные дюженники первого уровня не мог перейти на второй уровень и стать Кэр- Джетом, то поэтому ему очень хотелось призвать Тальфаир и естественно рассчитывать на её благодарность….- «Боже! Неужели Тибур допустит гибели этой девочки?!»- Думал Кэф, глядя на очаровательную двенадцатилетнюю кроху со спутанными черными волосами и желтым цветом кожи. В ее миндалевидных детских глазиках читался беспредельный ужас, на лбу блестел пот, а белая маечка прилипла к худенькому телу… Нет, ну так же нельзя» - думал Кэф, ошарашено глядя как Хаврон, уже скинувший Куртку и свитер и оставшийся в белой, кружевной рубашке и кожаных брюках, заправленных в ботинки, раскладывает на бортике арены ритуальные ножички, а его подручные деловито снимают с девочки одежду, оголяя ее хрупкое тельце…
  • Зал сидел в полной тишине, некоторые беспокойно ерзали на своих местах до конца не веря в то, что сейчас на их глазах зарежут кареглазую малышку, зарежут, как свинью на бойне, так–же расчетливо и деловито, потому что так нужно для дела. Чуть склонный к полноте, Кэф сидел в кресле и потел от отвращения, ужаса и что самое главное, от невозможности ничего сделать. Тибур сидел как каменное изваяние, ни один мускул не дрогнул на его серьезном лице, его мысли всегда были тайной для всех окружающих, он всегда показывал лишь те эмоции, которые хотел показать… Две безликие фигуры в красных балахонах сняли с плачущей девочки даже белые, в горошек, трусики и остановились, ожидая указаний хозяина. Хаврон с горящими глазами подошел к своей жертве, похотливая улыбка промелькнула на его толстом лице, сейчас, как никогда, он был похож на дикого кабана- секача, настолько животный был его взгляд. Затем, сокрушенно покачивая  головой, жалел наверное что девочку нельзя использовать для удовлетворения своей похоти, он вырвал изо рта ребенка кляп.  На его левой  руке, между пальцами, были зажаты четыре небольших, длинной едва больше ладони, кинжала с костяными ручками. Как только у девочки освободился рот, она тут же дала волю своему страху и истошный визг разнесся вокруг, вгрызаясь в уши окружающих почище зубной дрели, но длился он недолго. Хаврон правой рукой отвесил несчастной увесистую оплеуху. Девочка отлетев метра на три, шмякнулась, на бетонный пол уже внутри гексаграмы. Хаврон презрительным кивком отослал людей в красном, и со зловещей ухмылкой размеренно пошел к безжизненно лежащей девочке. У бедняжки уже опухала левая часть лица, а из уголка рта сочилась кровь. Доморощенный служитель зла походя схватил ребенка за ногу и поволок за собой, в центр. Откуда–то пополз красноватый туман, размывая очертания предметов и добавляя еще больше мистики в происходящее. – «Интересно это так и задумано, или …» - думал Кэф, глядя, как робкие отростки тумана нежно заползают все выше в зрительный зал. Хаврон, тем временем, уложив девочку в центре гексаграмы и широко разведя ее руки и ноги, поднял свои руки вверх и что–то невнятно забормотал… Потом замолчал и хлопнул в ладоши. Мгновенно погасло все внутреннее освещение цирка и зажглись толстые свечи, стоящие по углам гексаграмы. Мощные фитили давали довольно хорошее пламя и несмотря на розовую дымку все было видно. По рядам волной прошел восторженный гул. В насыщенном тишиной зале раздался тихий ритмичный звук, постепенно громкость его нарастала и вскоре стало ясно, что это удары там –тама доносящиеся из оркестровой ложи. Одновременно, с началом ударов ритм - барабана, Хаврон сначала еле слышно, но потом все громче и громче стал с надрывом в голосе, почти со стоном произносить одно и то же слово: - «Таль-фа-ир, Таль-фа-ир, Таль-фа-ир». Радостно – фанатичный взгляд его, поначалу прикованный магическим пламенем свечи, переместился на зрителей. Он приглашающе взмахнул руками и сначала Кэр Аосы, а в зале их было двенадцать, включая мертвого Нитке Хона подхватили возгласы своего вожака и подчиняясь завораживающему ритму там- тама также стали повторять: - «Таль-фа-ир, Таль-фа-ир!», естественно неосторожный Нитке –Хон не принимал участия в хоровом песнопении… Постепенно весь зал втянулся в это дьявольское представление и вначале нестройно, дольше все более слажено по слогам твердили в исступлении: -«Таль-фа-ир, Таль-фа-ир…».



Дмитрий Попик

Отредактировано: 10.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться