Иные игры

Размер шрифта: - +

Глава 1

На кладбище было тихо. Внезапно начавшаяся монотонная речь священника спугнула стайку ворон с соседнего дерева. Начал накрапывать дождь. Холодные капли с промежутком в несколько секунд падали на крышку стоявшего рядом с только что вырытой ямой деревянного гроба.

Служитель церкви, высокий худощавый мужчина в теплой черной куртке одетой поверх длинной рясы говорил приличествующие случаю слова с тоскливым выражением лица, словно смерившись с неизбежной необходимостью. Вместо того, чтобы быть здесь, он мог бы находится в своём любимом потрепанном временем кресле, сжимая руками глиняную кружку с обжигающим горячем чаем, подслащенным домашним мёдом. Он был бы рядом со своей женой, которая, будто курица-наседка, ублажала бы его разными рассказами о жизни прихожан, рассказывая своим мягким голосом. Он мог бы быть дома, вместо того, чтобы производить обряд над человеком, который не имел даже приблизительного понятия о том, что такое Бог. Но это был его долг – открыть дверь в иной мир. А уж каким этот мир окажется для умершего, священник не хотел даже думать.

Какая-то бездомная собака, неизвестно как оказавшаяся на кладбище, расположенном сзади церкви, торопливо подтрусила к ногам служителя церкви. Мужчина старался не прерваться и не сбиться, хотя не обратить внимания на эту псину ему не удавалось.

Собака была очень грязной. Священник, так гордившийся тем, что знал каждое живое существо в их небольшом городке, был поражен тем, что для него эта псина казалась совершенно незнакомой. Едва ли её мог привезти кто-то из гостей их городка, потому что внешний вид псины говорил яснее-ясного о том, что она не имеет хозяина.

Пришедшая проститься со своим близким, девушка подняла голову и теперь тоже не сводила напряженного взгляда с пса.

Отец Томас, пожалуй, в сто тысячный раз мысленно поразился, что могло связывать эту девушку, с  душой истинного ангела, с этим грешником, который даже умереть не мог так, как все богобоязненные люди. Вместо этого старик попрощался с миром, когда совершал свой очередной таинственный выезд в большой город. Священник, не имеющий, в отличие от своей жены, большую тягу к местным сплетням, тем не менее прекрасно знал, что умерший был связан с какими-то чёрными делишками. Иначе откуда у него было столько денег и откуда к нему не реже раза в месяц приезжали уж очень подозрительные личности?

И эта девушка. В её огромных голубых глазах всегда плескался страх, когда в гости к этому старику наведывались все эти люди на огромных чёрных машинах. Отец Томас в такие моменты не раз предлагал ей погостить в его доме, ведь её страх был буквально осязаем. Но она всегда отказывалась. Вежливо, однако, довольно твердо.

Эвиана не сводила глаз с собаки, решившей посетить похороны Аласдэра. Это было очень символично. Губы девушки скривились в едкой ухмылке – Аласдэр жил, как собака, и умер, как собака. И никто не пожелал проститься с ним, кроме неё. Черт побери, этого стоило ожидать, с его-то чрезмерной властностью и ненавистью к людям. Почувствовав укол боли в пальце левой руки, Эвиана опустила взгляд на руку и с удивлением обнаружила, что с силой сжимала в кулаке чёрную розу, которую принесла, чтобы бросить на крышку гроба, когда его начнут опускать.

Чёрные розы всегда были его самыми любимыми цветами. Возможно потому, что цветом своих лепестков они напоминали цвет его души. Если бы Аласдэр видел сейчас свои похороны, он бы наверняка рассмеялся хриплым каркающим смехом. Его хоронит служитель Господа. Его, того, кто лишь смеялся в лицо вере, кто считал грехом прожить хоть один день не богохульствуя, не убивая, не получая наслаждения от женщины и не занимаясь удовлетворением своих животных инстинктов. Да, Аласдэр МакДав был насквозь пропитан пороком, который, словно земляной червь, изъедал его душу с каждым днём всё больше и больше.

Наконец, отец Томас замолчал и словно по какому-то его незаметному приказу, откуда-то со стороны церкви появились двое разнорабочих. Гроб стали медленно опускать, она едва успела бросить вниз розу до того, как первые комки земли ударились о его крышку.

Всё кончено. С тех пор, как она родилась, рядом с ней никогда не было никого, кроме Аласдэра. Сейчас старик помер. Какая судьба ждёт её? А после того, как она окончила школу, Аласдэр запретил ей покидать город, чтобы продолжить учиться и самые известные профессора были собраны со всего мира, чтобы она получила образование на дому. Эвиана никогда не была за пределами этого городка, не считая тех пары – тройки раз, когда старик брал её с собой для пополнения её гардероба. Она не знала, что ждало её вне таких привычных стен огромного особняка Аласдэра.

- Будь ты проклят, дедушка, - с ненавистью прошептала она, прекрасно зная, как Аласдэр ненавидел это обращение. – Чтоб ты горел в аду за то, что посмел вот так вот распоряжаться моей судьбой, за то, черт побери, что посмел вот так вот внезапно умереть.

Она устало провела рукой по лицу и с удивлением обнаружила, что ладонь стала влажной. Она плачет? Плачет по этому мерзкому человеку, который с легкостью Всевышнего распоряжался её судьбой? Который ни во что не ставил никого, кроме самого себя? И который, в конце концов, был единственным, кто знал, для чего держал её рядом с собой.

Девушка резко развернулась на пятках и, засунув руки глубоко в карманы своего полупальто, торопливым шагом двинулась прочь от кладбища.

Впервые в жизни Эвиана ощутила жгучую ярость. Старик не имел право вот так вот оставлять её одну. Он просто не имел право.



Тая Аева

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться