Ирий 2.0

Глава 15

Следующие несколько часов я провел в лесу в компании говорящего бревна, которое ездило верхом на медведе. Кусты сменялись хвойным подлеском, потом возникали яры и овраги с густыми зарослями папоротника, или колючие непроходимые стены из терна и боярышника, которые повинуясь магии Кикиморы расступались перед нами.

Проклятые места были отмечены каждый раз немного иначе. Так к столбам со стертыми письменами,  добавлялись то колокольчиками, то обрывки тряпок, повязанных на стволах. Твари, охранявших проклятые осколки тоже были разными.

Однажды на меня напала стая волков с железными зубами, другой раз - скелеты в остатках кольчуг. Но хуже всего пришлось с серым призраком старой бабки - Попелюхой восьмого уровня. Понятия не имею откуда она здесь взялась. Но ловкой и мерз кой она была похлеще дрекавака-ризрака. Она то исчезала, то появлялась за спиной, прикосновением извлекая из меня жизнь.

 - Вот же сукины дети, - ругалась Кикимора, не вступала в драку, а благоразумно ожидая завершения битвы на границе поляны. Да и не пустила бы ее игра, она же непись. - Здесь они костер устроили.

Я отвлекся, заслушавшись ее цветистую брань, разрабы оказались еще теми затейниками, если научили ИскИн такому. Из сказанного понял, что на этой поляне победители жгли трупы побежденных. Но пепел не прикопали. Вот из пепла и появилась Попелюха.

 - Землей в нее брось, землей! - визжала Кикимора на грани ультразвука.

Я отпрыгивал от очередного выпада сине-серых рук с длинными когтями, которые примерялись вцепиться мне в шею. И не понимал, каким образом реализовать совет лесной властительницы. Вся поляна под ногами была черная, выжженная и утрамбованная так, что казалась покрытой асфальтом.

От когтей я уклонился на рефлексах - за время квеста показатели ловкости неплохо подросли, если бы я еще распределил очки характеристик, то стал бы еще сильнее. Но я их не трогал - сначала не видел смысла развивать свое направление, если хочу убежать с игры как можно быстрее.

Затем рассудил, что если окажется что в игре я застрял надолго, то к обеспечению своего выживания надо подходить ответственно, и не спешить разбрасывать характеристики. Тем более, что на пятом уровне, который я достиг две поляны назад появилась еще какая-то опция с навыками.

Ее я тоже не трогал, и ничего не выбирал.

Но и тех умений, что у меня уже были, мне хватило на то, чтобы отбиваться от нападок Навьих тварей.

Танцы с Попелюхой мне стали надоедать - проседала выносливость. Призрак меня достать не мог, но и я ее чем не бил - все проиходило сквозь каргу, как нож сквозь масло. Не нанося вреда. От ударов Ядовитого ножа она только любилась, демнстрируя черне икла, и рассыпаясь пеплом, чтобы через мгновение появиться в шаге от меня снова. От прикосновений браслета Яги тоже не особо страдала, подозреваю, просто анигилируясь перед ударом и собираясь снова.

А таймер где-то на гране зрения отсчитывал секунды до окончания события. Сейчас время выйдет, и все начнется сначала.

Я перекатился в центр полянки, и получив несколько секунд передышки, заглянул в инвентарь. Чем я там по карге еще не бил? Кистень? Ну вот и опробуем оружие грозного призрака. Я выхватил из суммы Кистень, и размахнулся едва не выворачивая руку из сустава.

От удара по Попелюхе поляной пошел гром. Или мне так показалось. По ее серому теле пробежались маленькие электрические разряды. Странный эффект, вроде удар молнии я в описании  оружия не видел ...

Мысль недодумал. Попелюха сагрилась. Затрещала, как сухие ветви брошеные в огонь, и рванула в атаку. Ее глаза засияли, словно две искры. Я встал на мостик, чтобы уклониться от взмаха когтей. Плохая была идея с Кистенем. Боюсь представить как он подействует на другую нежить.

Ловкость я себе до акробатических навыков, конечно, не развил. Поэтому плюхнулся на зад, а Попелюха полоснула меня когтями, оставив вместо рубашки лохмотья и глубокие кровавые раны на груди. И хотя восприятие и было уменьшено, но боль все равно обожгла всю грудину. Края раны мгновенно почернели, как от ожога, а в воздухе завоняло паленым мясом. На окно об уроне я даже не взглянул, и так ясно что получил я немало.

Попытался откатиться от агрессивной твари, однако прозрачная, но крепкая грань поляны не пропустила меня в лес до завершения события.

 - Землей ее! - бесновалась за чертой Кикмора, и швырнула вырванный с мхом ком земли в меня.

Я увернулся на автомате, радуясь что если не саму хозяйку леса, то хоть кусок земли алгоритм игры пропустил. Послушно подхватил Ком земли, урон 0, и швырнул его в призрака. Может хоть зенки ее злющие заслепит?

Сырая земля разлетелась вокруг меня мелкими комочками, и там где куски земли касались Попелюхи в ее теле образовывались дыры!

Вы нанесли урон Попелюхе 30 единиц!

Атата! Меня охватил азарт, я наклонился снова за снарядом для броска. Но, конечно, на поляне остались только щепотки, и те развеял ветер, вызванный Попелюхою, не иначе.

 - Держи, голубчик! - Кикимора начала бросаться землей с неменьшим азартом, чем я ее ловил. В руки попадал мох, мелкие щепки, и даже какой-то обломок кости. Все это не глядя, я швырял дальше в тварю, которая замедлилась, слегка дымилась, и потеряла свою агрессию.

И вдруг неожиданно на поляне стало тихо. Только мое хриплое дыхание слышно.

Я обернулся к противнице, но ее не было. Перед глазами, между красных кругов от усталости, виднелась надпись:

Попелюха восьмого уровня мертва. Плюс 90 опыта.

Там где еще несколько мгновений назад была адская тварь лежала лишь кучка пепла, земли и какой-то очередной обломок.

Я машинально пошевелил его ногой и достал из Сумы подорожник.



Анна Пахомова

Отредактировано: 14.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться