Ирий 2.0

Глава 27

Эрин взялась меня тренировать в ближнем бою.

- Ты слабо бьешь, когда нужно ударить сильно и не в меру лупишь по мечу, когда нужно сделать скользящий удар, - читала мне лекцию воровка. – Оттого ты быстро устаешь, а руки немеют.

В целом нам обоим была выгода от этих спаррингов. Я прокачал навык ближнего боя до следующего уровня. Ей было не так скучно.

- Далеко ли еще до твоего города? – закончив спарринг спросил я.

- Сегодняшний неполный день, - девушка переплетала косы.

Мы шагали пол дня по утрамбованной дороге, и я отметил что на карте озеро Чудь стало немного ближе. Скоро можно будет выпустить свой волшебный клубочек.

Руины вынырнули из-за очередного холма, и мы застыли рассматривая.

-  А вот и он, - вздохнула воровка.

Обвалившаяся крепостная стена, камни, поросшие мхом и травой, перекошенные ворота, чудом уцелевшая сторожевая башня, угрожающе нависшая над воротами, и настолько хватало глаз полуразваленные дома. Я слышал о покинутых городах, но сам видел подобную громаду впервые.

Разрабы на пару с дизайнерами постарались на славу.

- Это Дайтвелих, - пояснила Эрин, когда мы вдоволь наглазелись на каменный лабиринт. – Город, исчезнувший за одну ночь.

- То есть как это? – не понял я.

- Много лет назад, здесь был торговый город, золотая середина между морем и Чудью. Рассказывают, что однажды группа купцов приехала в этот город, но опоздала к закрытию ворот. Они просились, что бы их впустили в город, но стража отказалась, а утром ворота не открылись. Когда любопытные торговцы проникли в город, он был абсолютно пуст. Город исчез за ночь.

- Но что же случилось?

- А вот этого никто не знает. Ходят легенды, что там открылись врата в преисподнюю, или в рай или в другой мир и все жители ушли туда. Другие говорят, что там жил один колдун – Орнейл, который однажды слишком увлекся, и развоплотил весь город, или что его колдовские дела навлекли на город гнев богов, и Дайтвелих проклят. Сколько людей – столько и мнений.

- И мы заедем туда?

Ответ я не успел получить.

Внезапно дорога перед ними вспенилась, заклубилась пылью, по земле пробежалось несколько холмиков, которые слились в один. И этот холмик стал расти, постепенно обретая человекообразные черты.

Эрин всал в стойку, вынимая из инвентаря саблю. Существо было выше девушки, а если бы кто-то додумался обнять песчаную тварь, то для этого потребовалось бы два человека, и то с очень длинными руками. С существа сыпался песок и мелкие камешки, но, в общем, на вид она была крепкой, как скала.

Пещаница, 18 уровень.

Я ударил своим Кистнем протянутую лапу, но лишь высек сноп искр, и был вынужден отступить. Эрин нанесла удар сзади, по каменной спине Пещаницы, но тварь даже не заметила этого, продолжая двигаться на меня. Сабля скользнула, и чуть не поранил девушку. Эрин со злостью ударила еще пару раз, оставив на камне глубокие царапины, которые, впрочем, сразу же затянулись.

- Что же будем делать? – спросил, без труда уклоняясь от моба. Не смотря на неуязвимость, тварь была неповоротливой.

- Пещаница не вечна, - ответила Эрин, которая и вовсе встала в сторонке. – Нужно лишь продержаться пока силы, удерживающие ее здесь, не иссякнут.

Казалось, что нет большого труда измотать тварь, или же просто обойти. Но не тут то было. Недовольная Пещаница быстро сагрилась. От чего стала гораздо проворнее. Она гоняла нас по пятячку поля боя, не давая вовсе сбежать от ее атаки. Чудище тяжело передвигало ноги, и двигалось действительно быстро, а потом застыло и швырнуло в меня камень.

- Нужно уводить ее в город, - предложила Эрин.

И пританцовывая вокруг голема, мы поплелись к стенам.

Я двигался к перекошенным воротам, но внезапно заметил, что Эрин бежит не туда,  и понял – через ворота в город не проникнуть, они хоть и были древними, но все равно держались на петлях, и были заперты. Девушка повернулась к пролому в стене, и вслед за ней и я проник в Дайтвелих.

Пещаница у нас за спинами продолжала с яростью метать камни, правда ни разу не попав в цель. После нескольких гулких удоров камня о стены внезапно наступила тишина.

В городе было неестественно тихо. Каждый шаг отдавался скрипом песка под подошвой. Мимо мелькали черные прорези окон, и провалы дверей. Улочка была мощеная камнем, в щелях которого густо поросла трава, а местам пробились кусты и деревца; камень крошился под ногами. В домах недоставало стен, окна и двери перекосились, местами вместо крыши оставались одни печные трубы, было видно, что посреди дома тоже растут деревья и кусты.

По пути к центру мы спугнули стаю птиц, раздался звук хлопочущих крыльев. И снова стало тихо. Словно бы в настройках отключили все звуки.

Чем больше в глубь города мы пробирались тем больше менялся характер построек – ближе к центру располагались дома богатых жителей, конторы и богатые лавки, улица стала шире, постройки выше и благородней – даже сквозь века сохранилась затейливая архитектура города.

Потом пред глазами предстал ранее прекрасный парк. Дубы и тополи густо перемешались с разросшимися кустами сирени, жасмина и терна, зеленая ограда из самшита и можжевельника превратила джунгли в затейливый лабиринт. Ворота, ведущие в парк даже с того расстояния, на котором находился я казались разверстой пастью чудовища. Некогда ухоженный парк превратился в дикорастущую ловушку, в которой недолго было, и потеряться, и заблудиться. И неизвестно какие чудища там поселились. Мне показалось, что крики птиц из парка необычно громкие, а из-за кустов за нами наблюдают сотни голодных глаз.



Анна Пахомова

Отредактировано: 14.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться