Искаженное время

Размер шрифта: - +

"Вытрезвляющая" реальность

I
Сентябрьское утро залезло в окно около пяти и уверенно обосновалось на подоконнике. Ночь, в свою очередь, распалась на тени, которые отчаянно прятались у фундаментов домов, под машинами, под шапками деревьев - в общем, норовили залезть всюду, где их не достанут солнечные лучи. Сегодня суббота, а, значит, город проснется намного позже. Машины начнут носится не раньше девяти, а суетливые прохожие и вовсе выберутся на улицы не раньше одиннадцати. Только дворник царапал асфальт своей метлой, подметая невидимый c двенадцатого этажа мусор.
Рейвен вышел на балкон и прикурил сигарету. Было уже по-осеннему прохладно, но Харт еще не хотел сдаваться и отпускать лето, натягивая на себя свитер. К счастью, сегодня можно было никуда не торопиться. Однако привычка рано вставать не позволила инспектору залежаться в постели до заветных одиннадцати, хотя тот и планировал отоспаться.
«Почему спать хочется именно в будни?» - подумал он, с долей сочувствия глядя на работающего внизу дворника. Затем инспектор взял мобильный телефон и набрал Гарольду смс:
«Привет. Уже на работе? Кто дежурил вчера?»
Ответ не заставил себя ждать:
«Да. Час назад сменил Роджера. Чего не спишь? Бухали с Майком?»
Рейвен усмехнулся. Гарольд был из тех людей, кто постоянно пытается выяснить, кто с кем пил или спал. Но прежде чем Харт успел написать ответ, ему пришло новое сообщение.
«Клэр тоже на работе, болтает с Лили на тему Майами. Летит с новым ухажером. Прости, Харт :D»
Еще Гарольд относился к тем людям, которые напишут гадость и в конце обязательно поставят смайлик.
«Неужели она снова связалась с Ником?» - эта мысль неприятно кольнула Рейвена. Несколько секунд он колебался, прикидывая, как правильнее поступить. С одной стороны разумнее сделать вид, будто полученная информация его нисколько не волнует, но с другой стороны мужчина никак не хотел поверить, что позавчерашний ужин для Клэр ничего не значил. Быть может, если бы у него хватило храбрости признаться ей...
Рейвен сломал недокуренную сигарету о дно пепельницы и начал быстро собираться.
«Заеду якобы за чем-нибудь... Не ради нее. Может, Гарольд всего лишь меня разводит!»
Уже у двери мужчина на миг задержался и посмотрел в зеркало, прикидывая, обязательно ли ему сегодня бриться, но затем набросил на себя куртку, схватил ключи от машины и отправился в полицейский участок. Дороги были пустыми, поэтому уже спустя восемь минут инспектор зашел в кабинет.
- Опаньки! А ты чего тут забыл? – поприветствовал его сонный Генри. – Сегодня что, день труда? Сначала Клэр и Лили явились, теперь ты. Девчонки хоть свои отгулы отрабатывают, а ты тут с какого перепуга?
- И тебе привет, - отозвался Рейвен, не вдаваясь в подробности о причинах своего визита. Он молча направился к рабочему столу и опустился в кресло.

Полный мужчина с рыжими усами с подозрением проследил за бывшим напарником. Обычно Рейвен не страдал от излишней тяги к работе, и его приезд вряд ли сулил что-то хорошее. Либо начальник планировал в понедельник устроить очередной разнос, либо нагрянет проверка. Харт уже несколько раз получал выговор за халатное оформление документации, и, видимо, прибыл в участок, чтобы наконец разобраться с бумагами.
- Ты что, серьезно работать решил? – Генри даже обалдел, когда Рейвен включил компьютер.
Точно подтверждая мысли толстяка, инспектор кивнул:
- Я вспомнил, что неправильно оформил документ по делу Блэков. Раньше вся бумажная рутина была на тебе, и я...
- Даже не проси меня снова стать твоим напарником, - фыркнул Генри. - Мне уже хватило двух лет этого дурдома, больше я не подпишусь. С Риком я сейчас, как в санатории после Чернобыля.
- Рад, что вы счастливы вместе, - усмехнулся Рейвен, и мужчина переменился в лице. Над Риком часто подтрунивали, что из-за своих подпиленных ногтей, отутюженных воротничков и маленького зеркальца в кармане пиджака, он смахивает на гея. Но зачем Рейвен задевает его, Генри, мужа и отца двоих детей? Мужчина сердито уткнулся в компьютер, пытаясь сделать вид, что сосредоточен на работе, но его мысли все еще вертелись вокруг обидной шутки и генерировали наиболее остроумный ответ.
Харт в свою очередь то и дело поглядывал на дверь. Надо было еще придумать, что говорить Клэр по поводу своего присутствия на работе, ведь она лично позавчера перепроверила дело Блэков и отнесла его в архив. Однако на ум приходила только одна мысль: неужели Клэр снова с кем-то встречается?
Стук каблуков возвестил о появлении девушек. Клэр и Лили вошли в кабинет, весело смеясь и допивая кофе.
- Там, кстати, яблочный пирог есть. Лили сама пекла. Просто обалденный! - произнесла блондинка, обратившись к Генри, но затем она заметила Рейвена. – Привет! А ты какими судьбами?
- Видимо, забыл оплатить счета за интернет, и у него отключились порно сайты, - хихикнула Лили. Рейвен улыбнулся «догадливости» коллеги, но решил не спорить с самой язвительной стервой этого участка. Харт как раз хотел что-то произнести, когда в кабинет вернулся Гарольд. Лицо его выглядело таким растерянным, словно кто-то переименовал Соединенные Штаты Америки, а его не предупредили.
- Там это..., - пробормотал он. – Похоже, Роджер вчера в вытрезвитель кого-то загрёб. Там две женщины и какой-то мужик. С виду не алкаши. Несут какую-то ересь!
Коллеги удивленно переглянулись и посмотрели на Генри, который вчера дежурил вместе с Роджером и сейчас дожидался окончания смены.
- Совсем обалдел? – воскликнул толстяк и, тяжело пыхтя, поднялся со стула. – Проверьте по базе: ни я, ни Роджер не делали никаких записей.
- И тем не менее там заперты какие-то люди...
- Ты нас разводишь, Гарольд? – рассмеялась Лили, но ее смех прозвучал неуместно в воцарившейся тишине. Рейвен молча пробежал пальцами по клавиатуре, набирая пароль базы данных.
- Последняя запись – допрос Нэнси Уивер, наркоманки..., - озвучил он и затем, уже чувствуя раздражение на тупую шутку Гарольда, быстро прошел в сторону вытрезвителя. Девушки тихо рассмеялись, предвкушая ярость Рейвена и ворчание Генри, что этот полицейский участок давно пора переименовать в клинику для душевнобольных.
- Дурью всё маешься, - пробормотал толстяк и, поджав губы, хмуро посмотрел на Гарольда. Но, видимо, их коллега был идеальным актером, у которого вместо Оскара на столе стоял степлер: лицо Гарольда по-прежнему оставалось ошарашенным.
- Да говорю же, они там действительно заперты! Какая к черту шутка? – выпалил он, переводя взгляд то на девушек, то на Генри. – Это вообще не смешно!
Шутка действительно оказалась несмешной. Несколько секунд Рейвен молча пялился на странно одетых людей, стоящих за решеткой, и пытался осмыслить: это результат неудачно смешанного алкоголя во время вчерашней пьянки или просто розыгрыш коллег? В нависшей тишине стало четко слышно воркование голубей на подоконнике маленького окошечка вытрезвителя.
- Вы кто такие, клоуны? – рявкнул Гарольд, появившись за спиной Рейвена. – Отвечайте нормально, кто вас сюда привез?
На этот крик в помещение вбежали девушки и следом запыхавшийся Генри.
- Что все это значит? - пробормотал толстяк, выпучивая глаза. Клэр и Лили растерянно переглянулись.
Увиденное и впрямь заставило полицейских засомневаться в своей адекватности. Через прутья решетки на них гневно смотрела темноволосая девушка в роскошном средневековом платье. Ее волосы были забраны в сложную прическу и украшены черными, быть может, даже драгоценными камнями. На шее и на пальцах красовались старинные украшения, а на ногах - старомодные бархатные туфельки, расшитые серебряными нитями.
Ей было около двадцати пяти лет, но при этом девушка держалась с таким достоинством и грацией, точно была королевой. Казалось, будь ее воля, пепел бедняг-полицейских уже давно покоился на дне совка уборщицы. Глядя на незнакомку, Клэр с Лили одновременно ощутили легкую зависть при виде роскошных волос женщины. А белая кожа, тёмно-зеленые глаза и чувственные алые губы арестованной, определенно, вызывали у полицейских не совсем правильные эмоции. Клэр не могла не заметить, как взгляд Рейвена не по юридически оценивающе скользнул по точеной фигуре пленницы и затем вновь переместился на ее губы. Вот только сама незнакомка не слишком располагала к флирту. Она напоминала цыганку, которую поймали инквизиторы для сожжения на костре, причем настолько красивую, что Лили ядовито прошептала:
- Точно проститутка. А там, рядом – ее сутенер.
Чуть поодаль от решетки стоял невысокий мужчина, лет тридцати пяти, одетый в светло-серую форму, точно это был капитан корабля или даже пилот какого-нибудь боинга 747. Светлые волосы, длиной до плеч, были стянуты в хвост металлической скобкой, на правой руке мужчины поблескивал необычный браслет, а на левой и вовсе мигал какой-то странный прибор, точно у персонажа компьютерной игры. В отличие от брюнетки, на его лице читалась не ярость, а озадаченность.
- Он довольно красив для сутенера, - тихо отозвалась Клэр, но именно настолько, чтобы Рейвен ее услышал. Девушку задело то, как мерзавец Харт пялится на какую-то шлюху. Пялился, конечно, не он один. Судя по раскрасневшемуся лицу Генри, тот тоже вспомнил молодость, отчего и засмущался.
– Может, он тоже по вызову работает? - продолжила Клэр. - Эта форма... Такой нет в США. И я сомневаюсь, что где-то за пределами Штатов такое носят. Больше похоже на удачное приобретение в секс шопе. Причем этот тип явно раскошелился.
- Значит, много берет за свои услуги, - вновь шепнула Лили, с интересом рассматривая незнакомца. – Они все из дорогого эскорта. Развратная вампирша для лузеров и мазохистов, сладенький капитан корабля - для старушенций и педиков, а невинная девочка - для извращенцев.
- Видимо, «невинная» нам всё и расскажет, - добавила Клэр, глядя на испуганную молодую девушку, одетую куда более адекватно, нежели остальные. Длинные светлые волосы, острое личико и большие карие глаза делали ее совсем молоденькой, и полицейские невольно гадали, сколько ей лет: могло быть и восемнадцать, и двадцать пять. На безымянном пальце девушки поблескивало кольцо.
«Твой муж хоть знает, где ты, девочка?» - подумал Харт, глядя на дрожащую арестантку. Казалось, она вот-вот заплачет, но держится из последних сил только из-за гордости. Последний раз Рейвен видел в таком состоянии четырнадцатилетнюю Викторию Кларк, которая разбила «Мазерати» своей матери, пока та была на свидании. Но если та девочка постоянно хамила и угрожала, глядя на нынешнюю арестантку, Харту хотелось дать ей успокоительного и поскорее отправить домой.
- Мода на пятидесятые снова вернулась? – спросила Лили, рассматривая наряд испуганной блондинки. – Она выглядит, как моя бабушка. Боже, а туфли какие... Где она нашла такую древность? В сэконде на 8-ой авеню? Там вроде еще торгуют ретро-барахлом.
Тем временем Гарольд единственный озвучивал свои мысли на несколько тонов выше остальных, а именно – сыпал вопросами, матерился и беспрестанно унижал арестованных.
- Я с вами разговариваю, уроды! – рявкнул он, и Рейвен раздраженно поморщился. Гарольд обожал быть храбрым, когда преступник уже заперт за решеткой, но когда ловили трех наркодилеров, именно он предпочел остаться снаружи здания со словами «Буду прикрывать вас с улицы».
Мужчина за решеткой, точно прочитав мысли Рейвена, приблизился к прутьям и тихо, но весьма угрожающе произнес:
- А если без преграды? Тоже таким же храбрым будешь? Давай проверим?
Гарольда это взбесило. Он достал полицейскую дубинку и треснул ей по прутьям решетки, но арестант лишь усмехнулся.
- Так я и думал, - произнес блондин, и тогда не выдержал уже Рейвен.
- Если ты сейчас не заткнешься, я выставлю тебя отсюда, - прошептал он, обращаясь к неугомонному коллеге.
- Да что ты, Рейв! Эти шалавы тут нас за дураков считают, - начал было оправдываться Гарольд, но взгляд Харта заставил его замолчать. Очередное ругательное слово подействовало на задержанного, как красная тряпка на быка:
- Еще одно оскорбление, и я сломаю тебе нос! – произнес блондин, и полицейские почувствовали, что узник не блефует. – А ты..., - мужчина посмотрел на Рейвена. – Приструни своего пса, пока я не сделал это в грубой форме. Пока нас разделяет решетка, но мало ли что может случиться...
Задержанные девушки с удивлением посмотрели на своего заступника. В зеленых глазах брюнетки даже промелькнула доля уважения, что наконец-то в этом помещении нашелся хоть один мужчина. Затем она перевела взгляд на Гарольда и скривилась в усмешке.
- Спасибо Вам, капитан Ларсен, - прошептала вторая пленница, и мужчина мягко улыбнулся ей.
- Да ты, грязный ублю..., - начал было Гарольд, но ладонь Рейвена предупреждающе легла на его плечо.
- Выйди, пожалуйста! – сквозь зубы процедил Харт, не собираясь больше терпеть выходки коллеги. Гарольд раздраженно дернул плечом и стремительно покинул помещение. Затем инспектор обернулся к Клэр и добавил:
– Набери, пожалуйста, Роджера. Если не возьмет, пусть Генри съездит к нему.
- Нет, ну, я тебе матерью клянусь, Харт, не брали мы никого вчера. Одна из самых спокойных пятниц за последние два года, - воскликнул толстяк. – Я без понятия, откуда здесь взялись эти люди...
- У тебя все пятницы спокойные, потому что спишь на дежурствах, - отрезал Рейвен. - Не тебя ли Саммерс постоянно чихвостит за сработавший автоответчик? Роджер постоянно один по притонам мотается.
Генри едва не задохнулся от обиды.
- Я проработал в полиции семнадцать лет, и я знаю, как дежурить! Этих, одетых непонять во что, мы не задерживали! Посмотри на них... «Черная» вообще на колдунью похожа. В церковь затащишь, небось, зашипит!
- Все-таки инквизиторы..., - прошептала брюнетка, медленно отступая от решетки. В ее глазах отразился такой страх, точно она была вампиром, которому показали распятие.
- Что? – переспросил Рейвен, озадаченно глядя на девушку. – Они что, еще и обдолбанные?
Блондин в мундире наконец не выдержал и вновь решил вмешаться.
- Вы у них главный? – обратился он к Харту, пытаясь вести себя как можно более вежливо, хотя удавалось ему это с трудом.
- С чего это он? – вспылил Генри. – Я старше, со мной и говорите.
Блондин натянуто улыбнулся и вновь посмотрел на Рейвена. Несмотря на молодость, незнакомец в кожаной куртке внушал ему больше дольше доверия, нежели остальные.
- Это какая-то ошибка, - продолжил он. – Мы понятия не имеем, как здесь оказались, кто вы, и что это вообще за место? Мы очнулись уже здесь...
- То есть их забирали откуда-то уже в невменяемом состоянии, - тихо произнес Рейвен, обращаясь к Генри. Толстяк мрачно кивнул.
- Нас никто не забирал, - перебил его блондин, боясь, что полицейский разовьет мысль не в ту степь. Капитан Ларсен до сих пор никак не мог поверить в происходящее, но уже понял, что из этого самого происходящего надо как-то выкручиваться. – Я был в баре, выпил, завязалась драка, а когда я очнулся, то понял, что попал сюда.
- А куда вы еще хотели попасть после всего перечисленного? На луну? – усмехнулся Харт. – Почему вы так одеты? Костюмированная вечеринка?
- Да, - незамедлительно согласился задержанный, но слишком быстро, чтобы Рейвен ему поверил.
«Больше никаких подсказок тебе, брехун», - подумал инспектор. - Ну, ну, продолжайте?
- Продолжение перед вами. Я, как и вы, впервые вижу этих девушек, а затем появляетесь вы и ваша команда с набором угроз и оскорблений, кстати, непонятно чем заслуженных. Позвольте спросить, куда направляется этот корабль?
- Видимо, в дурку, - выдохнула Лили, растерянно глядя то на Рейвена, то на блондина.
Вскоре в помещение вернулась Клэр.
– У Роджера отключен телефон, - сказала она. - Генри, давай к нему...
Вновь раздались шаги, и в помещении появились еще двое полицейских: Майк Дэвис и Найджел Льюис. Один из них был рослым и чернокожим, другой, напротив, щуплым и до болезненного бледным.
- Я думал, это прикол! – выкрикнул Майк, разразившись хохотом. – Нет, мы точно не зря сюда приехали... Да не хмурься, Рейв, Гарольд пока что только нам похвастался вашим уловом. Саммерс, благо, еще не в курсе.
Затем мужчина перевел взгляд на брюнетку и радостно воскликнул:
- Приветствую вас, графиня Оленская.
С этими словами Майк отвесил неуклюжий поклон и вновь рассмеялся, при этом не забыв задержать взгляд на груди незнакомки. «Графиня Оленская» в свою очередь растерянно смотрела на высокого чернокожего мужчину, что сейчас паясничал перед ней.
- Раб? – вырвалось у нее.
- Вот только не надо эти расистские замашки, - нахмурился полицейский, но вдруг широко улыбнулся и добавил: - А ты будешь моей госпожой, детка? Я не против. Что ты хочешь, чтобы я сделал? Откуда мне начать?
- Цирк уехал, а клоуны остались? – прервал его Рейвен, злясь на поведение друга, наверное, первые по-настоящему. Майк оставался единственным, с кем Харт в этом участке был действительно в хороших отношениях. Дэвис был балаболом, весельчаком, бабником, но всегда до издевательства честным другом и при этом стойким собутыльником.
Найджел улыбнулся, наблюдая за происходящим, а затем сказал:
- Роджера можете не искать как минимум еще семнадцать часов, он же сегодня в пять утра в Таиланд улетел, поэтому и телефон вырублен. Вы вообще слушаете, что Саммерс на собраниях говорит?
- Как семнадцать часов? – воскликнула Клэр. - И что теперь делать?
- А он что, вообще никаких пометок не сделал? Даже «липучку» девчонкам не оставил, чтобы за него закончили? Вчера он вроде говорил, что с трудом успевает на рейс. Впритык.
- Нет, ну как так можно! – с досадой протянул Харт. – Ладно, «раб», ты и Найджел тащите мне одного из них на допрос.
Его взгляд скользнул по лицам задержанных и остановился на едва не плачущей девушке.
- Начнем с нее!
«Может, получится побыстрее отправить тебя домой».
Затем Рейвен покинул помещение.
 



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться