Искаженное время

Размер шрифта: - +

V

Пустыня встретила их гробовым молчанием. Казалось, ворота, закрывшиеся за спиной, отрезали изгнанников от внешнего мира: стихли голоса людей, даже пение птиц стало едва уловимым. Солдаты вышвырнули пленников прочь из города, не позволив взять с собой ничего из провизии и питья. Они лишь возвратили Рейвену его нож, точно не желая осквернять свои земли оружием чужестранца.
- Почему здесь так холодно? Еще пару часов назад мы задыхались от жары, а теперь..., - Мириа невольно поежилась. Заметив это, полицейский отдал девушке свои свитер и куртку. Ингемар в свою очередь снял мундир и предложил его графине, отчего та благодарно улыбнулась.
- Все дело в песке, - тихо сказал Рейвен. – Поскольку воды на его поверхности нет, вся поглощенная солнечная энергия идет на его нагревание. Песок обладает малой теплопроводностью, а это препятствует распространению тепла в глубокие слои. Когда солнце заходит, песок существенно охлаждается.
- А колебания температуры песка оказывают влияние на температуру приземного слоя воздуха, - закончил за него Ингемар и довольно улыбнулся, чувствуя на себе заинтересованные взгляды девушек.
- Есть хоть что-нибудь, чего вы не знаете, господа? - улыбнулась Мириа.
- Не знаю, где нам укрыться, - ответил Ингемар. - Но надеюсь придумать это в ближайшее время. В любом случае, обещаю согревать вас до восхода солнца. Вас обеих.
Графиня театрально закатила глаза. С одной стороны ей нравился прямолинейный флирт Ингемара, но наличие очередного поклонника на данный момент было последним, что ее интересовало. Наглость и самоуверенность капитана забавляли ее и немного скрашивали неприятность сложившейся ситуации, однако графиня не торопилась показывать своей благосклонности. Капитан устраивал ее, как защитник, который подставит свое плечо или согреет своим мундиром.
Путники медленно удалялись от города, понимая, что у высоких стен их ждет неминуемая гибель. Стражники четко дали им это понять, нацелив на них арбалеты, и теперь все четверо бессмысленно брели вперед, надеясь на то, что со временем им кто-нибудь встретится.
- Вы бывали в пустыне ранее? – тихо спросила Мириа, желая разговорить Рейвена и хоть немного расположить к себе.
- Доводилось, - последовал краткий ответ. Девушка мысленно рассердилась.
«Хоть бы сделал вид, что хочет поддержать разговор».
- И часто вы путешествуете? – продолжила она.
- Во времени?
- Нет... То есть... Господи, мистер Харт!
Ингемар с сочувствием обернулся на девушку.
- Оставьте его, Мириа. Идите лучше к нам, расскажу вам про свой корабль.
Девушка благодарно улыбнулась и, бросив укоризненный взгляд на Рейвена, поравнялась с капитаном.
Путники не знали, сколько времени они шли вперед, но город позади них уже растворился в песках. Звезды рассыпались в небе, насмешливо рассматривая бредущих внизу людей. Выглянула луна. Именно в этот момент далеко во дворце султан покинул свои покои и спустился в тронный зал. Он приказал страже не сопровождать его и, минуя охрану, прошел в северное крыло дворца.
- Сайяф, я хочу узреть! – тихо произнес он, и в тот же миг стена в комнате испарилась, позволяя султану спуститься вниз по лестнице. Он толкнул дверь и прошел в маленькую комнатушку, практически полностью заваленную старыми сломанными вещами.
- Никак не пойму, как ты здесь передвигаешься, - тихо произнес султан, заметив в глубине помещения того самого мага, который присутствовал во время поединка.
- Каждая вещь в этой комнате имеет куда больше значения, чем я, господин, - ответил мужчина и низко поклонился. – Но вы ведь пришли не за ними...
- Меня интересует участь изгнанников, Сайяф.
- Устали, но все еще живы. Пустыня не изволит говорить с ними.
- Я хочу, чтобы она заговорила, – в голосе Халифа послышались стальные нотки, и маг вновь поклонился ему.
- Все в вашей воли, владыка. Я уже слышу шепот песка...
С этими словами маг закрыл глаза и протянул руку, точно слепой, пытающийся что-то найти. Султан услышал тихий звон, и в сотнях, наваленных друг на друга вещей, он вдруг заметил большие песчаные часы. Губы Халифа растянулись в довольной улыбке.
Он поднял часы и приблизился с ними к колдуну.
- Пустыня готова исполнить волю своего владыки? – тихо спросил он, протягивая старинный предмет магу. Тот приоткрыл глаза и кивнул. В тот же миг он опустился на колени перед султаном и перевернул часы, отчего песок свободно устремился в нижнее деление.
- Пустыня заговорила..., - прошептал маг, и султан опустился на колени подле него, хрипло рассмеявшись.
Резкий порыв ветра заставил Ингемара прервать свой рассказ о колонизации планеты. Он бросил взгляд на Рейвена и понял, что полицейский тоже встревожился не на шутку. Пустыня, ранее безмолвная и равнодушная, внезапно ожила, задышала, точно пробудившись от спячки.
- Что происходит? – спросила Лилит. Ведьма почувствовала неладное. Ей доводилось слышать про песчаные бури, однако не это беспокоило ее сейчас. От обычной стихии можно укрыться защитным куполом, но в воздухе было что-то еще. Что-то намного мощнее обыкновенного ветра.
- Он снова колдует! – закричала графиня, и в тот же миг песчаная буря поглотила их. Девушка попыталась сосредоточиться на защитном заклинании, но сильный порыв ветра сбил ее с ног. Ингемар попытался помочь ей.
- Прикройте лицо, - выкрикнул он и закашлялся, не в силах толком вздохнуть. Песок безжалостно жалил обнаженную кожу, слепил и душил своих жертв, а тем оставалось лишь беспомощно прятать под тканью одежды лица. Мирии повезло больше всего. Свитер Рейвена спасал ее от жала песка, а кожаная куртка не позволяла пыли забиваться в уши и дыхательные пути. Зажмурившись, она беспомощно прижалась к Рейвену, которому приходилось заметно хуже. Ему и Ингемару пришлось обнажиться по пояс и повязать одежду на подобие маски, чтобы не задохнуться.
- И это все, на что они способны? – задумчиво произнес султан, не скрывая своего разочарования. – Ты говорил, что пустыня покажет нам нечто большее, чем барахтанье жалких букашек.
Сайаф смиренно склонил голову.
- Так и будет, мой господин. Но редко кто может выжить, когда пустыня говорит с ними. Видимо, их сила не в стихии.
- Я вижу лишь обычных воинов в сопровождении их женщин.
- Они лгут, повелитель.
- Значит, покажи мне их силу. Истинную!
Тогда Сайаф сжал в руках песочные часы и сорвал деревянное дно, позволяя песку беспрепятственно высыпаться на пол. Губы мага зашевелились, и в тот же миг Ингемар и его спутники почувствовали, что песок проваливается под их ногами. Прежде, чем они успели среагировать, все четверо провалились в песчаный тоннель. Кашляя и задыхаясь, они пытались прийти в себя.
- Лилит, Мириа, как вы? – прошептал Ингемар, с трудом поднимаясь с пола. – Рейвен, ты в норме?
- Порядок, - отозвался Харт, сплевывая песок. Затем он помог Мирии подняться.
- Живая? – спросил он, все еще придерживая девушку под локоть.
- Да, спасибо вам, - прошептала Мириа, тяжело дыша.
Лилит не ответила Ингемару, лишь приняла его помощь, чтобы подняться.
- Он не позволял мне колдовать. Как будто я – ничтожная мошка..., - с трудом прошептала она. – Не могла даже защититься.
- Главное, что вы живы, - перебил ее Ингемар. – Если вы говорите, что он – такой великий маг, как вы могли противостоять ему?
- Я должна была! Но где же мы? Здесь так темно. И что это хрустит под ногами?
Прежде чем Лилит успела договорить, Рейвен присел на корточки, и в его руках вспыхнул огонек.
- Небо, храни курильщиков, - попытался пошутить Ингемар, увидев в пальцах полицейского зажигалку. – Что это за дрянь?
- Скорпионы, - тихо ответил Харт. – Дохлые. Будь эти красавцы живыми, нам бы пришлось несладко.
- Хорошо еще, хоть не черные, - тихо произнесла Мириа.
- Императорские скорпионы – дружелюбные милашки на фоне этих. У Майка живет черный. Максимум, что он может сделать – больно вцепиться в палец клешней. Своим ядом черные не могут убить человека. А вот эти девочки-мальчики за несколько секунд могут завалить такого, как я.
Лилит с отвращением поморщилась, глядя на огромных желтых насекомых, валяющихся под ногами.
- Не разделяю вашего восхищения, месье Харт, - тихо произнесла она. – Может, нам лучше уйти отсюда, или вы планируете поинтересоваться самочувствием каждого из этих жуков?
Рейвен усмехнулся и, натянув на себя майку, первым пошел вперед.
- Погоди, не забегай далеко! – окликнул его Ингемар, чувствуя себя нянькой. Он с трудом успел надеть на себя рубашку и еще пытался в темноте правильно застегнуть пуговицы, когда Харт вздумал искать выход.
«Как-то быстро ты оклемался!» - подумал он, удивляясь резвости полицейского. Если все остальные чувствовали себя так, точно побывали в центрифуге, Рейвен вел себя удивительно бодро для офисного работника с планеты Земля.
- Проклятье, Харт, мы ни черта не видим! – не выдержал Ингемар, и полицейский протянул ему зажигалку. Однако от Лилит не укрылось то, что американец уж слишком уверенно ведет себя в темноте.
«Неужели он может видеть?»
Рейвен действительно видел. Вначале он даже не сообразил, что в тоннеле темно, но когда это понимание пришло, ему стало страшно. Харт пошел вперед первым не потому, что ему отчаянно хотелось лидировать в этой странной компании – ему нужно было несколько минут, чтобы прийти в себя. То, что Рейвен так пытался скрывать, настигло его именно сейчас, и его сердце бешено заколотилось в груди.
«Так, успокойся! Не будь идиотом. Они ничего не узнают. Я нормальный. Нормальный», - приказал себе инспектор, боясь повернуться лицом к своим спутникам. Он не знал, какого цвета сейчас его глаза, поэтому ускорил шаг.
- Харт, если ты куда-нибудь свалишься, я не буду выуживать тебя оттуда! – разозлился Ингемар.
- Там всего лишь тоннель, - отозвался Рейвен.
- Это ты мне будешь из какой-нибудь ямы рассказывать! Ты что, темноты боишься? Или скорпионов?
- Я боюсь идиотов, - огрызнулся Харт.
- Ну, далеко от себя не убежишь...
- Еще одно слово, и у вас отвалятся языки! – вмешательство Лилит моментально лишило спорщиков желания продолжать диалог.
- Вы умеете влиять на мужчин, графиня, - тихо хихикнула Мириа.
- Это у меня в крови, голубка.
Губы брюнетки тронула улыбка. Она все еще чувствовала себя в опасности, однако после песчаной бури этот тоннель казался ей уютнее чуть ли не собственного поместья.
- А ты – храбрая девочка, - добавила она.
- Вы и капитан Ларсен придаете мне мужества. А мистер Харт – злости, чтобы идти вперед.
Графиня хохотнула.
- Если девушки смеются, значит, все не так уж плохо на сегодняшний день, - улыбнулся Ингемар, замечая веселье своих спутниц. – Проклятье, ну, куда он делся? Харт, ты уже умер?
В тот же миг Ингемар споткнулся и едва сумел удержаться на ногах.
- Там была ступенька, - с нарочитым опозданием отозвался полицейский, прохаживаясь по огромному помещению с песчаными стенами, полом и потолком. В тот же миг в подземелье вспыхнул свет, и капитан с девушками зажмурились. Глаза Рейвена вновь стали прежнего цвета, и он наконец обернулся на вошедших.
- Ты активизировал какой-то рычаг? – спросил Ларсен, щурясь. Он погасил зажигалку и бросил ее Рейвену. – Проклятье, как этот потолок до сих пор не рухнул? Законы физики в пустыне не действуют? И откуда здесь взялся свет?
Мириа бросила взгляд на Лилит и почувствовала тревогу. Брюнетка оглядывалась по сторонам, точно в пустой комнате скрывалась неведомая опасность.
- Колдун здесь. Я чувствую его присутствие, - тихо произнесла она, медленно пятясь назад. Он играет с нами.
Но когда девушка обернулась в сторону прохода, вместо выхода она увидела лишь песчаную стену.
- Ну что, добегался? – в отчаянии произнес Ингемар, глядя на Рейвена. – Из-за тебя мы попали в ловушку!
- Дело не в нем, - перебила его графиня. – Видимо, колдун постоянно находился рядом с нами. Не здесь, так в тоннеле. Уж лучше здесь... Но неужели он обрушит потолок?
- Не слишком ли сложно? – спросил Рейвен. – Нас вытаскивают из песчаной бури, чтобы вновь засыпать песком?
Графиня бросила на полицейского взгляд и медленно кивнула. Все четверо растерянно осматривали песчаный куб, в котором оказались, даже не представляя, как отсюда можно выбраться.
- Все-равно лучше, чем буря, - произнесла Мириа.
Жаль, что она не могла услышать голос султана, когда тот вновь обратился к своему магу.
- Сначала ты их чуть не убил, Сайаф, теперь спасаешь. Но я по-прежнему не понимаю их силы.
Колдун вновь поклонился, не желая гневить своего повелителя.
- Терпение, мой господин. Черная женщина уже показала, что чувствует мое присутствие. Молчаливый воин видит в темноте.
- Этого недостаточно! - резко прервал его султан. – Я хочу увидеть Лжецов настоящими.
- Ваша воля для меня закон.
С этими словами маг вновь закрыл глаза и протянул руку, шаря пальцами по полу, точно слепой. И уже через секунду султан улыбнулся. Он увидел золотистого скорпиона, появившегося под ладонью колдуна. Тот взял его за хвост и накрыл стеклянным куполом песчаных часов.
- Я чувствую себя марионеткой, - сухо произнес Ингемар, в который раз обходя по периметру песчаный квадрат. – Как долго он будет держать нас здесь?
Когда он поравнялся с полицейский, тот внезапно поднялся с пола и достал нож.
- Рейвен, не надо! – выкрикнула Мириа, однако Харт уже оказался рядом с Ингемаром.
- Какого..., - вырвалось у капитана, но тут он замолчал, заметив на острие ножа проколотого скорпиона.
- Решил примерить новые погоны, Ларсен? – тихо произнес Харт.
- Я рад, что ты их срезал, - растерянно ответил Ингемар, не понимая, откуда эта дрянь взялась на его плече. Но в тот же миг все четверо почувствовали, что песок под их ногами начал двигаться. Под полом в центре помещения что-то зашевелилось, отчего все бросились к стене.
Именно в этот момент колдун вновь протянул руку, и в его ладони появился осколок увеличительного стекла.
Пол в центре комнаты буквально ходил ходуном, отчего Мириа невольно схватила за руку Ингемара:
- Мы погибнем...
- Я не знаю, что это за чертовщина, но не хороните нас раньше времени, дорогая, - произнес Ингемар, стараясь прикрыть собой девушек. – Я еще не из таких переделок выбирался.
- Твою мать..., - выдохнул Рейвен, с ужасом глядя на то, чем восхищался несколько минут назад. Из песка выбрался скорпион размером с кавказскую овчарку. Его клешни были хилыми, отчего полицейский понял, что тварь будет ударно ядовитой.
- Берегитесь хвоста, - тихо произнес он.
В тот же миг, точно услышав его, существо бросилось на Харта с такой скоростью, что он чудом успел вытащить пистолет и выстрелить. Одна пуля не причинила скорпиону ни малейшего вреда, однако пять следующих заметно притормозили прыткую тварь. Тем не менее существо сбило Рейвена с ног и уже хотело ужалить его в шею, как в руке инспектора блеснул нож. Полицейский успел вспороть скорпиону брюхо, отчего тот рухнул на него, заливая своими мерзкими внутренностями.
Ингемар бросился к Харту, помогая ему выбраться.
- Нормально? Не ужалил тебя?
- Все в порядке, - рассеянно ответил полицейский, мигом теряя свою симпатию к скорпионам.
- Это было.. хмм.. эффектно, - добавил Ингемар. – После такого я бы даже позвал тебя в свою команду.
Харт невольно улыбнулся, не ожидая похвалы со стороны того, кто совсем недавно победил его в драке. Затем он почувствовал на себе пронзительный взгляд Лилит, но впервые вместо насмешки девушка кивнула ему. Что касается Мирии, то блондинка попросту подбежала к Рейвену, точно хотела его обнять, но, словно опомнившись, остановилась.
- Хорошо, что вы не пострадали, - сдержанно произнесла она, слегка покраснев. От этого Харт почувствовал себя неловко. Он и сам не совсем понимал, как умудрился расправиться со скорпионом, вот только радоваться пока не спешил. Что-то подсказывало ему, что это только начало. В ту же секунду он прочел тревогу в глазах Ингемара, и когда обернулся, увидел, что песчаный пол начал колебаться вновь.
Этот скорпион оказался крупнее предыдущего. Он замер на какую секунду, точно оценивая своих противников, а затем вновь устремился на Рейвена. Видимо, существо посчитало полицейского самым опасным, и Харту ничего не оставалось, кроме как крепче сжать нож. Что он мог сделать теперь против этой твари, вооруженный лишь охотничьим лезвием?
Ингемар схватил Мирию за руку, оттаскивая ее подальше от скорпиона и лихорадочно соображая, где взять оружие, чтобы помочь полицейскому. Но в этот раз графиня была готова. Прежде чем скорпион успел ударить Рейвена своим жалом, она прошептала заклинание, и черная дымка окутала фигуру американца.
- Не в этот раз, хвостатый! - прошептала Лилит и довольно улыбнулась, видя, как существо в ярости пытается пробить защитный купол. Вот только она не рассчитала одного: Сайаф превосходил ее в магической силе так же, как она превосходила своих спутников. Внезапно черный купол раскололся, и Рейвен хрипло вскрикнул.
- Не может быть! – воскликнула Лилит. Что-что, а ее защита никак не должна была рассыпаться. Она пыталась спасти этого человека, действительно пыталась.
Скорпион ужалил Рейвена в плечо, и полицейский рухнул на землю, задыхаясь. Он бился в предсмертной агонии, хватая ртом воздух, точно рыба, выброшенная на берег.
- Нет... Кто-нибудь! Помогите ему! – вскричала Мириа, но Ингемар крепко прижал девушку к себе, не позволяя ей приблизиться к умирающему.
- Нельзя, Мириа. Ему уже не помочь...
Еще несколько секунд Рейвен точно пытался разодрать ногтями свою рану, а потом судорожно выгнулся и наконец затих. Его серая майка пропиталась какой-то мерзкой белой жидкостью вперемешку с кровью, а сквозь ткань стало просвечиваться что-то безобразно черное, отчего даже Ингемару стало жутко.
В тот же миг песчаная стена отделила тело убитого от остальных в этой комнате. Колдун услышал довольный приказ своего султана:
- Я хочу знать, как он убивает громом.
Тем временем, увидев на полу нож Рейвена, капитан не нашел ничего лучше, чем попытаться поднять его. Это было его единственным оружием, и именно в этот момент скорпион решил атаковать вновь. Каким-то чудом мужчине удалось увернуться от смертельного жала, точно что-то оттолкнуло его.
Ингемар посмотрел на графиню, полагая, что это была она, но заметил, что ведьма только сейчас произнесла заклинание. Она была в ярости и отчаянии, отчего ее магия вобрала в себя всю темную энергию, на которую была способна эта ведьма. Черный туман, окутавший скорпиона, внезапно начал принимать форму длинных лезвий, которые стремительно разрубили тварь на куски.
Графиня прижалась к стене, чувствуя, что слабеет.
«Нет, только не сейчас», - подумала она, видя, что пол вновь начинает двигаться. Оттуда выбрались еще два скорпиона, но теперь они не медлили. Один устремился к Лилит, второй к Ингемару. Капитан попытался ударить его ножом, но скорпион оттолкнул мужчину своей уродливой клешней. Затем насекомое попыталось атаковать жалом.
Следующее, что ощутил Ингемар, был солоноватый привкус крови на губах. Голова болела так сильно, что он едва не потерял сознание. Но в этот миг случилось нечто странное. Капитан почувствовал приступ головокружения, но когда он справился с собой, увидел, что скорпион лежит на земле, расплющенный, точно кто-то наступил на него огромным сапогом.
- Что за..., - пробормотал он, но тут же вздрогнул, услышав, как хвост второго скорпиона вновь ударился о черный купол вокруг Лилит.
- Держитесь, графиня, я иду, - еле слышно пробормотал он, глядя, как девушка едва успевает укреплять свой щит. Капитан не понимал, кто убил его противника, почему из носа хлыщет кровь, а голова гудит так, точно наступили на него, а не на скорпиона. Но внезапно мужчина услышал хруст и обернулся. Прежде чем он успел среагировать, раздавленная тварь начала стремительно восстанавливаться.
- Нет, - выдохнул Ингемар. В этот раз он не успел увернуться от стремительного жала внезапно ожившего существа и рухнул на землю, как подкошенный. Адская боль в ноге не позволяла даже перевести дух, и через несколько секунд капитан забился в предсмертных судорогах.
Мириа в отчаянии зарыдала, ненавидя себя за свою беспомощность. Она упала на колени и закрыла лицо руками, боясь даже смотреть на то, как два скорпиона вдребезги разбивают черный щит ведьмы.
В ту же секунду песчаная стена закрыла от них тело Ингемара, потому что султан наконец увидел мастерство второго «лжеца». Он бросил одну единственную фразу:
- Я хочу знать, как он убивает разумом.
В тот же миг щит графини раскололся. Скорпион стремительно ужалил Лилит в шею, и ведьма не смогла даже вскрикнуть: столь стремительно яд распространился по ее телу. Больше она не казалась хищной темной колдуньей – лишь слабой девушкой, которую наконец одолели ядовитые твари.
Песчаная стена скрыла ее от глаз Мирии, и блондинка оказалась одна против двух мерзких существ.
- Я могу оставить ее в живых за ее красоту, но хочу убить за дерзский отказ, - произнес султан, довольно щурясь.
- Которую из них? – тихо произнес колдун, и Халиф громко рассмеялся.

 



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться