Искаженное время

Размер шрифта: - +

VI

Ингемар пришел в себя, чувствуя, как холод пробирает его до костей. Мокрая насквозь одежда омерзительно липла к телу, холодный песок царапал кожу, а легкие болели так, точно мужчина изрядно наглотался воды. Он закашлялся и с трудом поднялся, оглядываясь по сторонам. В тот же миг Ингемар поморщился от боли в ноге, невольно вспоминая, как жало скорпиона впилось ему в бедро. Стиснув зубы, чтобы не застонать, капитан Ларсен вновь опустился на песок. Как оказалось, он по-прежнему находился в пустыне, но теперь буря утихла, и безжалостные пески мирно лежали у его ног.
- Что за черт..., - пробормотал капитан, лихорадочно вспоминая, что произошло. Сначала скорпион ужалил Рейвена, затем его, а потом девушки остались одни.
«Проклятье, даже не смог защитить их», - мысленно выругался Ларсен. Однако теперь в его сердце затеплилась призрачная надежда, что, может быть, выкарабкался не только он. Почему-то в голове постоянно пульсировала мысль, будто он и Лилит попали в стремительный речной поток. И они оба... выжили.
Эта догадка заставила Ингемара буквально взвиться на ноги, отчего капитан чуть не взвыл.
- Твою мать! – простонал он, стараясь как можно меньше опираться на раненную ногу. Он сделал несколько шагов и остановился, морщась от боли.
- Ну же, хоть кто-нибудь! – закричал Ларсен, взглядываясь в темноту. Он был уверен, что пустыня ответит ему молчанием, но что-то упорно заставляло его надеяться, цепляться на рассыпающиеся воспоминания и искать.
- Если я умерла и попала в ад, то я представляла его себе гораздо хуже. Или это промысел дьявола, чтобы вы преследовали меня вечно? - услышал он за спиной насмешливый голос Лилит. Девушке было трудно говорить – нестерпимо болела шея, однако она не удержалась, чтобы не подколоть Ларсена.
- Черт возьми, я одобряю промысел этого вашего дьявола! - воскликнул Ингемар, даже на мгновение забыв о боли в ноге. – Не знаю, что это за чувак, но передайте ему, что с меня – выпивка. Я готов вас преследовать постоянно.
Лилит с иронией посмотрела на своего хромого ухажера, но затем произнесла:
- Вы не задумывались, почему мы оба мокрые насквозь?
- Если вам холодно, я могу...
- Довольно, Ларсен, - осадила его графиня. – Я помню реку... Помню вас.
Капитан пристально посмотрел на девушку, точно не веря ее словам.
- Хотите сказать, что после тех скорпионов мы оказались в воде?
- Мне кажется, что река нейтрализовала яд этих тварей. Я думала, что мне конец, пока не почувствовала, как вода касается моей шеи. Это было блаженством.
Ингемар кивнул, смутно припоминая, как вода захлестывала его, прежде чем он вновь потерял сознание.
- Значит, колдун спас нас? Но почему?
Графиня опустила глаза и затем тихо произнесла:
- Неужели только нас? Двоих? Я своими глазами видела ту страшную рану на плече месье Харта, а Мириа и вовсе осталась наедине с теми ядовитыми тварями. Я пыталась помочь. Если бы я только смогла удержать щит, месье Харт был бы еще жив. И, быть может, нам удалось бы всем вместе...
- Лилит, вы сделали все, что могли, - перебил ее капитан. - Не вините себя. А вот мне стоит! Вы делали все одна. Даже раздавили того проклятого скорпиона, который пытался меня убить. Чертов маг воскресил его, но если бы не вы...
Графиня удивленно посмотрела на Ингемара.
- Я ничего не делала с тем скорпионом, капитан.
- У меня что, поехала крыша? - пробормотал Ларсен, озадаченно глядя на девушку. - Или у колдуна? Зачем он раздавил скорпиона, а потом обратно воскресил его? Чушь какая-то!
- Тихо! – резко прервала его Лилит и стала вглядываться в темноту. До них снова донесся слабый женский голос.
- Мириа? – крикнул Ингемар, оглядываясь по сторонам. В тот же миг он различил женский силуэт и громко рассмеялся, охваченный радостью.– Девочка моя, как тебе это удалось?
Лилит и Ингемар поспешили девушке на встречу, и вскоре графиня с улыбкой обнимала Мирию, немного злясь на себя за то, что так открыто показывает чувства. На удивление, эта наивная девушка была ей приятна: Лилит узнавала в ней себя, пока кое-что не заставило ее измениться.
- Капитан! Графиня! Господи, я как рада вас видеть, - шептала Мириа, с трудом сдерживая слезы. Тот страшный бой со скорпионами теперь казался каким-то далеким неправильным сном, и блондинка с трудом могла поверить, что хрупкая красавица Лилит на самом деле темная ведьма.
Капитан Ларсен... Храбрый капитан, умный и решительный, как он сражался против этих страшных чудовищ безо всякого оружия, как спасал ее, Мирию, от ядовитого жала безобразных скорпионов.
- Почему вы обы такие мокрые? – опомнилась девушка, чувствуя, что вода пропитала свитер Рейвена, отчего ей стало холодно.
- А почему ты сухая? – удивился Ингемар. – Разве тебя не забросило в реку?
- О чем вы, мистер Ларсен? – прошептала Мириа и тихо рассмеялась. – Я очнулась на песке и услышала ваши голоса.
- Но скорпионы? Ты же осталась одна против этих чудовищ. Они тоже ранили тебя? – графиня начала всматриваться, если на теле Мирии раны.
- Нет, они не причинили мне вреда. Если честно, я очень смутно помню, что было потом. Стало очень жарко, настолько, что стены того подземелья стали превращаться в стекло. Я начала задыхаться и... потеряла сознание.
- Значит, маг пощадил тебя, - прошептала Лилит. – Или, быть может, сам султан, ведь ты ему понравилась. Впрочем, это не имеет значения, главное, что ты жива. Все мы...
- Где мистер Харт? – внезапно оборвала ее Мириа. Этот вопрос оказался, как пощечина, которая мигом отрезвила от эйфории, вызванной их встречей. Графиня бросила на Ингемара вопросительный взгляд, не зная, как правильнее ответить.
- Я уверен, что он жив, - произнес Ларсен. - Если даже ты выжила, то этот парень и подавно выкарабкается. Мы обязательно найдем его!
- Как же... От вас дождешься...
Голос Рейвена Харта прозвучал иронично, точно мужчина не хотел показывать радость от их встречи. Он стоял на вершине дюны, прекрасно видя в темноте дурацкую улыбку на губах Ларсена, как беззвучно смеется графиня, и как Мириа прижимает руки к груди, пытаясь не заплакать.
- Почему вы мокрые? – спросил мужчина, приблизившись к ним. – Хотя нет, лучше спрошу, почему мы живы?
- А тебе не без разницы, парень? – ответил Ингемар и внезапно порывисто обнял Рейвена. От неожиданности полицейский даже замер, но затем по-дружески похлопал Ларсена по плечу.
- Я тоже рад тебя видеть, - осторожно произнес он. Затем Харт поморщился от боли, чувствуя, что проклятая рана вновь дает о себе знать.
- Черт подери, у тебя так и не прошла эта чернота, - воскликнул Ларсен, заметив, что нечто темное до сих пор просвечивается через ткань майки Рейвена. – По-моему, у тебя заражение. Дай хоть посмотреть.
- Отвяжись, капитан. Все со мной нормально. Пройдет.
- Пройдет? – нахмурился Ингемар – Вообще-то нужно понимать, что происходит, а не отмахиваться. Или ты возомнил себя страусом, который прячет голову в песок.
- Как бы твою голову не спрятали в песок, - усмехнулся Харт.
- Прекрасно! Только потом не хныкай, когда у тебя отвалится плечо.
- Смотри за своей ногой, Джедай. Мало ли, подвернешь вторую.
- Вы хоть раз можете помолчать? – рассердилась графиня. - Я уже не знаю, что у меня больше болит: раненная шея или голова от вашей постоянной ругани. Ей-богу, как два тетерева в брачный период, которым отказали все самки!
- Еще не факт, что отказали, - усмехнулся Ингемар. Рейвен молча отвернулся.
Глядя на реакцию мужчин, Мириа чуть не прыснула со смеху.
«Зачем они постоянно спорят?» - не понимала она, однако все-таки Ингемар был прав. Плечо Рейвена и впрямь выглядело неважно.
На какой-то миг все четверо забыли о том, что за ними по-прежнему пристально наблюдают. Халиф с интересом следил за тем, как ведут себя выжившие, забавляясь их поведением.
- Верни их во дворец, мой мудрый Сайаф. Пустыня показала мне, что мое войско станет самым могущественным из тех, что когда-либо ходило по земле. Вели пескам привести моих новых солдат.
Колдун улыбнулся, довольный тем, что султан доверился ему и не был разочарован. В тот же миг рядом с Ингемаром и его спутниками появились две лошади. Они вышли из песка, точно призраки, и замерли, терпеливо ожидая своих наездников.
- Наверняка, это еще одна ловушка колдуна, - тихо произнес Рейвен, глядя на красивого жеребца песочного цвета.
- А я бы принял это любезное предложение, - ответил Ларсен. – Во-первых, не охота мне засыхать в пустыне, а, в главных, может, колдун все-таки подлатает твое плечо.
Харт нахмурился и предпочел перевести тему:
- Итак, у меня было два занятия в конной полиции. Я могу залезть на лошадь и даже успешно с нее не свалиться. На этом мои таланты заканчиваются. Что у вас?
- Я видел голограмму лошади в архивах планеты «Земля». Полагаю, этого достаточно для верховой езды? – самоуверенно предположил капитан.
Графиня тяжело вздохнула.
- Никогда не думала, что мужчины будущего окажутся такими беспомощными, - презрительно произнесла она. – Я прекрасно держусь в дамском седле и являюсь лучшей наездницей при дворе самого короля Франции. Колдун точно знал, что из всадников здесь всего двое, но... месье жандарму он явно польстил.
- Не списывайте меня со счетов, - улыбнулась Мириа. – Что-что, а на лошади я катаюсь с девяти лет. Быть может, король Франции примет ко двору еще одну наездницу?
Девушка подмигнула брюнетке и без всякого страха приблизилась к лошади. Но вдруг она замялась.
- И все-таки, графиня, наверное, я поеду с вами. Надеюсь, мистер Харт удержится на лошади и... удержит капитана. Мне не нужно дамское седло, но... я в юбке, да и недостаточно она широка, чтобы ехать верхом по-мужски.
На минуту воцарилось неловкое молчание
- Верни мне нож, - обратился Рейвен к Ингемару, и капитан озадаченно протянул его полицейскому. Затем Харт приблизился к Мирии и, не церемонясь, разрезал ткань на ее юбке. Увидев, как вспыхивает лицо девушки, Харт резко произнес:
- Довольно, Мириа. За кого вы нас держите?
- Я и не думала! – рассердилась девушка. – Но теперь, мистер Харт, вы должны мне новую юбку.
Затем она ловко запрыгнула на лошадь и насмешливо добавила:
- А вот вам, мистер Харт, придется за меня держаться.
Рейвен улыбнулся уголком губ, мысленно благодаря блондинку за ее предложение. Он бы точно сорвался с этой лошади, и графиня не преминула бы обратить внимание на его провал. Забравшись на коня, Харт болезненно поморщился.
- Можно я..., - начал было он, но Мириа точно прочла его мысли.
- Вообще-то нет, но в противном случае вы точно свалитесь. Так что да, как я уже сказала, лучше держитесь за меня.
Ингемар, в отличие от Рейвена с удовольствием устроился на лошади за спиной Лилит.
- Вы не перестаете меня удивлять, графиня, - мурлыкнул он, отчего брюнетке тут же захотелось поднять лошадь на дыбы, чтобы капитан «удивился» еще больше. Ларсена, определенно, нужно было периодически одергивать, чтобы этот мужчина не бежал впереди колесницы. Он так уверенно устроился за ее спиной и обнял за талию, что графиня помрачнела.
«Герцоги годами мечтают о том, чтобы коснуться моей руки, а этот спустя пару дней уже умудрился обвить меня, как осьминог... Если бы не проклятое перемещение, я бы уже проучила этого ловеласа!»
- А мы точно не умерли? – продолжил Ингемар. - Если смерть столь прекрасна, я очень даже не прочь...
- Точно, - перебила его Лилит. - В противном случае, вы - самое болтливое привидение из всех, что были упомянуты в книгах.
- И самое обаятельное, - добавил Ларсен, отчего графиня поняла, что умереть от скромности капитану точно не грозит.
Всадники не знали, куда их уносят лошади, но они были уверены, что на этом их злоключения не заканчиваются. Мириа с Рейвеном ехали чуть впереди, Лилит с Ингемаром следом. Капитан неустанно сыпал комплиментами, полицейский, напротив, хранил молчание.
- Как вы, мистер Харт? – не удержалась от вопроса Мириа. На миг ей захотелось обернуться, чтобы проверить состояние инспектора, но вдруг почувствовала, как он склонил голову ей на плечо. Девушка невольно вздрогнула.
«Почему он такой горячий?» - испугалась она.
- Рейвен, у вас жар! Яд скорпиона все еще...
Но прежде чем Мириа успела договорить, она почувствовала, что теряет сознание...
В тот же миг в маленькой пыльной комнате роскошного дворца, султан Халиф резко поднялся на ноги и в ярости посмотрел на своего колдуна.
- Почему? Скажи мне, во имя песков, почему они все исчезли?
Две шахматные фигуры коней, грубо вырезанные из дерева, внезапно разлетелись в щепки, и Сайаф вздрогнул, как от удара.
- Это не их воля, мой господин...
Затем он поднял глаза на султана и тихо добавил:
- И не моя.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться