Искаженное время

Размер шрифта: - +

V

Трудовые будни

В ка­кой-то мо­мент Ин­ге­мару да­же по­каза­лось, что не­пос­лу­шание гра­фини сош­ло им с рук. Ка­питан ак­ку­рат­но ис­полнял по­руче­ние, в то вре­мя, как Ли­лит опус­ти­лась на выс­туп под­ле од­ной из ко­лонн и спо­кой­но за этим наб­лю­дала. Для окон­ча­тель­но­го из­де­ватель­ства не хва­тало толь­ко дос­тать пи­лоч­ку и на­чать по­лиро­вать ног­ти. Впро­чем, Лар­сен пос­чи­тал, что луч­ше ос­та­вить всё как есть, не­жели тра­тить вре­мя на спо­ры, ко­торые все рав­но ни к че­му хо­роше­му не при­ведут. За­нима­ясь ра­ботой, Ин­ге­мар ду­мал о том, что те­перь бу­дет с ним и его спут­ни­ками. Ра­зуме­ет­ся, от­ти­рать пол бы­ло бе­зопас­нее, чем сра­жать­ся с не­ведо­мыми су­щес­тва­ми на аре­не, вот толь­ко пер­спек­ти­ва про­вес­ти за та­ким за­няти­ем всю свою жизнь ка­пита­ну то­же не улы­балась. Поп­ро­бовать сбе­жать? Но ку­да? Они не зна­ют го­рода, и что за его пре­дела­ми. Вдруг, пос­ле из­ну­ритель­ных ча­сов по­бега, они нат­кнут­ся на пес­ча­ные сте­ны то­го са­мого гро­та, из ко­торо­го их заб­ра­ли, преж­де чем от­пра­вить на тор­ги. Единс­твен­ное хо­рошее во всем этом бы­ло то, что Ли­лит бы­ла с ним, и ка­питан мог хоть как-то за­щитить ее, нес­мотря на то, что де­вуш­ка яс­но да­ла по­нять, что в ус­лу­гах за­щит­ни­ка не нуж­да­ет­ся. От этих мыс­лей ка­пита­ну сде­лалось неп­ри­ят­но, по­это­му он ре­шил отог­нать их, раз­мышляя о сво­их дру­гих спут­ни­ках. Ока­зав­шись поб­ли­же к гра­фине, ка­питан под­нял го­лову и, улыб­нувшись, об­ра­тил­ся к ней, же­лая хоть нем­но­го раз­ве­селить:
- А вы пред­став­ля­ете, как сей­час дра­ют пол учас­тни­ки на­шей мно­гос­тра­даль­ной ко­ман­ды?
Ин­ге­мар ока­зал­ся прав. Столь при­ят­ная мысль не­мед­ленно зас­та­вила Ли­лит улыб­нуть­ся.
- По­лагаю, все они дей­ству­ют так же, как и вы, и бла­гора­зум­но из­бе­га­ют неп­ри­ят­ностей. Жаль, я не мо­гу это­го уви­деть. Мно­гое бы от­да­ла, что­бы сле­дить не за ва­шей ра­ботой, а, нап­ри­мер, за тру­дами месье Лес­ко­ва. В от­ли­чие от вас, этот «ца­рёк» на­конец за­нял свое нас­то­ящее мес­то, и я же­лаю ему здесь и ос­тать­ся.
- Не слиш­ком ли жес­то­ко, гра­финя? – Ин­ге­мар ус­мехнул­ся, за­метив, нас­коль­ко силь­но Ли­лит обо­жа­ет их но­вого со­юз­ни­ка.
- Я еще слиш­ком доб­ра к это­му мер­завцу. Я еще не при­дума­ла, как пок­ви­тать­ся с ним за то, что он сот­во­рил в Рос­сии!
- Да пол­но вам, гра­финя. Он со все­ми на­ми сот­во­рил неч­то по­доб­ное. Я го­тов был уме­реть за не­го пря­мо на мес­те, да­же за­быв о вас и Ми­рии. Так что мне есть за что на не­го злить­ся. При­чем не мень­ше ва­шего. И Рей­ве­ну есть: имен­но он зас­та­вил его при­нять неп­ро­верен­ную сы­ворот­ку, и на­шему Хар­ту чу­дом по­вез­ло, что он не умер.
- Спа­сибо, что на­пом­ни­ли, ка­питан. Те­перь мое же­лание отом­стить ут­ро­илось. Пред­ла­гаю ус­тро­ить про­тив не­го за­говор.
- Пред­ла­гаю выб­рать­ся от­сю­да жи­выми и нев­ре­димы­ми. Все вмес­те.
- Толь­ко не про­сите ме­ня взять­ся с ним за ру­ки, слов­но луч­шие друзья. Я ни­ког­да его не про­щу.
- Сей­час я край­не рад, что не на его мес­те, - улыб­нулся Ин­ге­мар. – К ос­таль­ным ва­ше от­но­шение та­кое же ра­дикаль­ное?
- К вам – нет, - Ли­лит слег­ка сму­тилась. – Что ка­са­ет­ся Рей­ве­на, то к его нес­носно­му ха­рак­те­ру я уже на­чинаю при­выкать. Это как спать на кам­нях – дол­гое вре­мя во­роча­ешь­ся, но по­том ус­та­лость всё же бе­рет верх.
Ка­питан вновь ус­мехнул­ся, но уже че­рез миг ед­ва не рас­сме­ял­ся в го­лос, ког­да Ли­лит чуть при­под­ня­ла нож­ки, поз­во­ляя ему по­мыть пол в том мес­те, где они на­ходи­лись.
- Что ка­са­ет­ся ос­таль­ных, то их судь­ба ме­ня не слиш­ком ин­те­ресу­ет, - про­дол­жа­ла гра­финя, не об­ра­щая вни­мания на то, что у лю­бой дру­гой да­мы уже дав­но прос­ну­лась со­весть, и она бы по­мог­ла ка­пита­ну. Но нет, Ли­лит про­дол­жа­ла с упо­ени­ем об­суждать сво­их спут­ни­ков.
- Этот эльф... Иль­нес ка­жет­ся мне очень са­мос­то­ятель­ным, от­че­го за­ботить­ся он бу­дет в пер­вую оче­редь о се­бе. Но, на­до за­метить, внеш­не он уди­витель­но кра­сив. Ни ра­зу не ви­дела муж­чи­ну кра­сивее это­го эль­фа.
Ли­лит не за­мети­ла, как Ин­ге­мар на миг креп­че стис­нул по­ловую тряп­ку. Фра­за о том, что Иль­нес внеш­не ка­жет­ся ей кра­сивее дру­гих, нес­коль­ко уко­лола его, хо­тя он по­нимал, что че­лове­ку, пусть и с ас­те­ро­ида, не тя­гать­ся с пред­ста­вите­лем эль­фий­ской ра­сы, ка­ким бы прив­ле­катель­ным ни был этот са­мый че­ловек.
Но за­тем гра­финя упо­мяну­ла Эри­ка, и Ин­ге­мар от­влек­ся на ана­лиз но­вой по­лучен­ной ин­форма­ции.
- А вот это­го че­лове­ка я ни­как не мо­гу по­нять... Он та­кой сколь­зкий. Всег­да ду­ма­ет толь­ко о се­бе, хит­рит, ис­поль­зу­ет всех в сво­их це­лях и к то­му же счи­та­ет се­бя цен­тром все­лен­ной. По-мо­ему, у не­го во­об­ще нет ни­чего свя­того. Вот смот­рю на не­го и ду­маю, ко­го же вы мне на­поми­на­ете, месье Фос­тер...
«Не вас ли са­му, гра­финя?» - ехид­но по­думал ка­питан, но вслух свои до­мыс­лы оз­ву­чивать не стал. Он был рад то­му, что Ли­лит нес­коль­ко ожи­вилась. В кон­це-кон­цов, вер­ны ут­вер­жде­ния о том, что на ве­черин­ке жен­щи­ну мож­но по-нас­то­яще­му раз­ве­селить, толь­ко пред­ло­жив ей об­су­дить ос­таль­ных учас­тни­ков ве­черин­ки.
Ин­ге­мар вздрог­нул от не­ожи­дан­ности, ког­да за его спи­ной воз­ник Нах­ти. Он ед­ва не пе­ревер­нул ло­хань с во­дой и пос­пешно под­нялся, не же­лая сто­ять на ко­ленях пе­ред этим че­лове­ком.
- Она всё де­лала са­ма, но я за­метил, что здесь бы­ло вы­мыто не так чис­то и ре­шил пе­ремыть, - ка­питан по­пытал­ся спас­ти по­ложе­ние, но неп­ро­ница­емое ли­цо ора­кула мог­ло оз­на­чать, что угод­но.
- Гор­ды­ня – это не то, что дол­жно на­ходить­ся в те­лах куп­ленных на а­ук­ци­оне ра­бов. Гор­ды­ня мо­жет быть у во­инов, ко­торые при­носят по­беды сво­ему хо­зя­ину. Гор­ды­ня мо­жет быть у гос­под, ко­торые об­ла­да­ют эти­ми са­мыми ра­бами. Гор­ды­ня мо­жет быть у ора­кулов, ко­торые об­ла­да­ют зна­ни­ями.
Ста­рик не смот­рел на Ин­ге­мара, его сле­пые гла­за бы­ли об­ра­щены к Ли­лит.
- Гор­ды­ня мо­жет быть у тех, кто зна­ет се­бе це­ну, - ти­хо про­из­несла ведь­ма.
- Ты зна­ешь се­бе це­ну? – вне­зап­но Нах­ти мяг­ко рас­сме­ял­ся, слов­но пе­ред ним сто­ял пя­тилет­ний ре­бенок, ко­торый го­ворил ка­кую-то нев­нятную глу­пость. – Твоя це­на на се­год­ня – две хлеб­ные ле­пеш­ки. Раз те­бе не по вку­су мытье по­лов в хра­ме, се­бялю­бивая вещь, мне приш­лось най­ти для те­бя бо­лее дос­той­ное за­нятие.
«Две хлеб­ные ле­пеш­ки?» - ка­питан в тре­воге пред­ста­вил, что Нах­ти за­думал от­пра­вить де­вуш­ку в дом уве­селе­ний, и от это­го у не­го всё по­холо­дело внут­ри. Ли­лит за­мет­но поб­ледне­ла, но не про­из­несла ни сло­ва. Она рез­ко под­ня­лась с мес­та, не же­лая боль­ше смот­реть на Нах­ти сни­зу вверх, слов­но ра­ба.
- Что ка­са­ет­ся те­бя, вещь, - Нах­ти об­ра­тил­ся к Ин­ге­мару, - се­год­ня не­бу угод­но про­верить твою муд­рость. Я не за­был о том, что ты ска­зал на тор­гах, по­это­му твоя си­ла по­может мне от­крыть глу­бины ми­роз­да­ния и под­чи­нить са­му смерть. В про­тив­ном слу­чае, не сно­сить те­бе го­ловы.
Ли­лит бро­сила на ка­пита­на встре­вожен­ный взгляд. Ус­лы­шав о пред­сто­ящем за­дании Ин­ге­мара, она на миг за­была о сво­ем пла­чев­ном по­ложе­нии. Мысль о том, что Лар­се­ну при­дет­ся «под­чи­нять смерть», ужас­ну­ла и оза­дачи­ла ее. Ка­питан был умен, од­на­ко что он знал об ос­но­вах тем­ной ма­гии и нек­ро... Нек­ро­ман­тии!
Ин­ге­мару сна­чала по­каза­лось, что гра­финя кос­ну­лась его ру­ки, же­лая под­держать, од­на­ко уже че­рез миг он по­чувс­тво­вал в сво­ей ла­дони ка­кое-то ук­ра­шение. Лар­сен по­нял, что Ли­лит не хо­чет, что­бы ее дей­ствия бы­ли за­мече­ны Нах­ти, по­это­му он ос­то­рож­но спря­тал по­лучен­ный пред­мет в кар­ман.
Ора­кул увел Ин­ге­мара с со­бой, а Ли­лит ве­лел до­жидать­ся, ког­да за ней при­дут. Ждать де­вуш­ке приш­лось не­дол­го. Спус­тя нес­коль­ко ми­нут в зал за­бежал за­пыхав­ший­ся раб, пе­репу­ган­ный нас­толь­ко, слов­но за ним гнал­ся мед­ведь.
- Ко­го из вас Нах­ти сдал в на­ем? – спро­сил он, ог­ля­дывая при­сутс­тву­ющих в за­ле. Ка­кая-то жен­щи­на не­мед­ленно ука­зала на Ли­лит, и гра­финя пом­рачне­ла.
«Ни­како­го ко­ман­дно­го ду­ха», - фыр­кну­ла она и не­хотя нап­ра­вилась к за­пыхав­ше­муся че­лове­ку.
– Идем, идем! Не про­гул­ке же! – вос­клик­нул муж­чи­на.
Он был вы­соким и то­щим, а его ли­цо бы­ло пок­ры­то мор­щи­нами, от­че­го гра­финя не мог­ла оп­ре­делить его воз­раст. Ему мог­ло быть и трид­цать, и пять­де­сят. Дви­гал­ся он быс­тро, а его вос­кли­цания то и де­ло под­го­няли гра­финю.
Вый­дя под от­кры­тое не­бо, Ли­лит по­чувс­тво­вала, как от жа­ры у нее на­чина­ет тем­неть в гла­зах. Чер­ное платье при­тяги­вало к се­бе сол­нечные лу­чи, а кор­сет бук­валь­но ду­шил, от­че­го гра­финя уже на­чина­ла за­видо­вать ра­быням в их тон­ких свет­лых плать­ях. Путь вы­дал­ся не очень дол­гим, од­на­ко Ли­лит все вре­мя под­го­няли рез­ки­ми ок­ли­ками, по­это­му, ког­да она доб­ра­лась до мес­та, то бы­ла мок­рая от по­та. При­чес­ка раз­ва­лилась и во­лосы рас­сы­пались по пле­чам, неп­ри­ят­но при­липая к ко­же.
Тя­жело ды­ша, Ли­лит прос­ле­дова­ла за сво­им про­вод­ни­ком че­рез во­рота и нап­ра­вилась ми­мо дву­хэтаж­но­го до­ма к со­сед­ней пос­трой­ке. Приб­ли­жа­ясь, гра­финя по­чувс­тво­вала за­пах на­воза и вско­ре ус­лы­шала ржа­ние ло­шадей. Пос­ле то­го, что она на­во­об­ра­жала се­бе за все вре­мя пу­ти, мысль о том, что ее ве­дут на ко­нюш­ню, по­каза­лась ед­ва ли не бла­женс­твом.
- Мне нуж­но бу­дет чис­тить ло­шадей? – спро­сила она ра­ба.
- Нет, уби­рать за ни­ми.
- Как это... уби­рать? – Ли­лит не­мед­ленно нах­му­рилась. Все стра­хи, что ее ве­дут в дом утех, ми­гом раз­ве­ялись, и те­перь де­вуш­ка рез­ко ос­та­нови­лась, скрес­тив ру­ки на гру­ди. – Я же уже мы­ла пол! Я – мо­гущес­твен­ная ведь­ма, од­на из са­мых силь­ных во Фран­ции, а вы...
- Да мне ка­кая раз­ни­ца, кто ты, - фыр­кнул муж­чи­на. – Мне ска­зали при­вес­ти ра­ба, взя­того в на­ем, я при­вел. И я те­бе нас­то­ятель­но со­ветую, де­вуш­ка, свои вос­кли­цания не пов­то­рять пе­ред гос­по­дином. У не­го так ма­ло ра­бов не по­тому, что он бе­ден, а по­тому, что поч­ти всех уби­ва­ет, ед­ва они пос­ту­па­ют к не­му на служ­бу.
- Но по­чему на столь тя­желую ра­боту твой гос­по­дин за­хотел взять имен­но жен­щи­ну? Это... неп­ра­виль­но! Что я мо­гу сде­лать эти­ми ру­ками?
- Гос­по­дин ни­кого не хо­тел: ко­го ему да­ли, то­го он и взял. Всё, хва­тит че­сать язы­ком! За ра­боту!
Ли­лит пос­мотре­ла на ко­нюш­ню та­ким взгля­дом, слов­но со­бира­лась раз­нести ее в щеп­ки, но в тот же миг за­мети­ла сто­яв­ше­го у вхо­да Эри­ка Фос­те­ра. В раб­ском оде­янии она с тру­дом уз­на­ла его. На фо­не ос­таль­ных ра­бов он был са­мым блед­ным, од­на­ко, как и ос­таль­ные, сто­ял, низ­ко опус­тив го­лову.
- Нас уже со­бира­ют! – вос­клик­нул про­вод­ник Ли­лит и, гру­бо схва­тив ее за ру­ку, по­тащил за со­бой. Но гра­финя уже не соп­ро­тив­ля­лась. В од­но мгно­вение она ока­залась под­ле Эри­ка и ти­хо про­шеп­та­ла:
- Ни­ког­да бы не по­дума­ла, что бу­ду ра­да вас ви­деть, месье Фос­тер! Как вы? Вы что-ни­будь зна­ете о дру­гих учас­тни­ках на­шего не­навис­тно­го прик­лю­чения?
Фос­тер мол­чал. Ка­залось, Ли­лит он да­же не за­меча­ет, и де­вуш­ке на миг по­каза­лось, что муж­чи­на на­дул­ся на нее за ее при­ветс­твен­ную фра­зу.
«Те­перь еще и вы со­из­во­лили на ме­ня оби­жать­ся? Не­уже­ли мне ма­ло из­ви­нений с ка­пита­ном?» - с до­садой по­дума­ла она. Но за­тем Ли­лит пред­по­ложи­ла, что Эрик иг­но­риру­ет ее не по­тому, что не хо­чет раз­го­вари­вать, а по­тому что за­пуган, и она мыс­ленно ужас­ну­лась. Что с ним де­лали? Гра­финя с тру­дом уз­на­вала в Эри­ке то­го, ко­го с ут­ра на­зыва­ла «цен­тром все­лен­ной».
- Месье Фос­тер, - про­шеп­та­ла она бо­лее мяг­ким то­ном, уже ис­пы­тывая к не­му не­воль­ное со­чувс­твие. Но в тот же миг она вздрог­ну­ла от не­ожи­дан­ности. Один из ра­бов, ко­торый при­вел Эри­ка сю­да, вне­зап­но из­ме­нил об­личье, и пе­ред Фос­те­ром по­явил­ся бе­зоб­разный ора­кул, его хо­зя­ин.
- Здесь ты под­чи­ня­ешь­ся Пла­мени, по­это­му тру­дись хо­рошо, он зап­ла­тил за те­бя це­лый кув­шин мо­лока. Ес­ли он бу­дет не­дово­лен тво­ей ра­ботой, я раз­ре­шил ему на­казать те­бя на свое ус­мотре­ние. То, что здесь про­ис­хо­дит, ме­ня не ка­са­ет­ся, по­это­му я не мо­гу ни за­щитить те­бя, ни про­учить...Ты по­нял ме­ня?
- Да, гос­по­дин! – про­из­нес Эрик, низ­ко кла­ня­ясь. - На всё ва­ша во­ля, муд­рей­ший!
Ли­лит бро­сила на Фос­те­ра изум­ленный взгляд. За­чем он это де­ла­ет? Этот мер­зкий ста­рый упырь, ко­торым раз­ве что де­тей за­пуги­вать, уг­ро­жа­ет ему, а Эрик ни сло­ва на это не ска­жет? Где его гор­дость? Что во­об­ще не так с эти­ми муж­чи­нами? По­чему и месье Лар­сен, и месье Фос­тер за­были о са­мо­ува­жении и те­перь рас­шарки­ва­ют­ся пе­ред но­во­ис­пе­чен­ны­ми гос­по­дами? Не­уже­ли им та­кое по ду­ше?
Ора­кул вновь ис­чез, про­вод­ник Ли­лит встал в ше­рен­гу, а спут­ник Эри­ка нап­ра­вил­ся об­ратно до­мой.
«Кув­шин мо­лока и две ле­пеш­ки хле­ба за труд двух лю­дей? Что же это та­кое тво­рит­ся...» - ду­мала гра­финя, ос­то­рож­но пог­ля­дывая на Эри­ка. Тот по-преж­не­му не об­ра­щал на нее вни­мания. Тем вре­менем из ко­нюш­ни вы­ехал всад­ник, и Ли­лит мо­мен­таль­но уз­на­ла его по ог­ненно-крас­ным во­лосам. Одет он был в ко­жаные дос­пе­хи и со­вер­шенно не по­ходил на бо­гато­го гос­по­дина, ско­рее на на­ем­ни­ка.
- Вы тут при­бери­тесь и жди­те мо­его воз­вра­щения. Ес­ли уп­ра­витесь хо­рошо, вам по­вез­ло...
С эти­ми сло­вами крас­но­воло­сый приш­по­рил ко­ня и, не удо­сужив­шись да­же пог­ля­деть на сво­их ра­бов, ум­чался вос­во­яси. Пе­рего­вари­ва­ясь, ра­бы нап­ра­вились к ко­нюш­не, и Ли­лит вновь по­пыта­лась об­ра­тить­ся к Эри­ку.
- Месье Фос­тер, по­чему вы не же­ла­ете го­ворить со мной?
- Это не я не же­лаю, а ста­рое уб­лю­дищ..., я имел вви­ду, мой ве­ликий гос­по­дин зап­ре­тил мне про­из­но­сить хоть сло­во под уг­ро­зой от­ре­зания у ме­ня че­го-ни­будь. Так как я ви­дел дру­гих его ра­бов, обе­щание он дер­жит, как ник­то дру­гой, а мои час­ти те­ла мне еще по­надо­бят­ся. Бла­го, сей­час я на па­ру ча­сов стал собс­твен­ностью но­вого ши­зоф­ре­ника, по­это­му этот дрях­лый хе... ста­рик не име­ет пра­ва на­казы­вать ме­ня за то, что я де­лаю здесь. Вот так-то, кра­сави­ца. А как твое ни­чего?
- Кра­сави­ца? Месье Фос­тер, из­бавь­те ме­ня от сво­его сар­казма хоть здесь, - вздох­ну­ла Ли­лит. – О, всё так ужас­но! Так от­вра­титель­но я се­бя еще ни ра­зу в жиз­ни не чувс­тво­вала. Я да­же го­това тер­петь ва­шу фа­миль­яр­ность, лишь бы вы­гово­рить­ся о на­болев­шем. Ко мне от­но­сят­ся ху­же чем к жи­вот­но­му. Да­же ло­шадью в этой ко­нюш­не быть по­чет­нее, чем на служ­бе у Нах­ти. Мне да­же не поз­во­лили опо­лос­нуть­ся пос­ле вче­раш­не­го.
- Ка­кая дра­ма! – то ли с со­чувс­тви­ем, то ли с сар­казмом отоз­вался Фос­тер. – Лад­но, поп­ла­чем­ся поз­днее. Я вот что хо­чу пред­ло­жить вам уже с са­мой пер­вой се­кун­ды ва­шего по­яв­ле­ния.
- Я вас слу­шаю, месье Фос­тер? Быть мо­жет, хоть вы при­дума­ли план по­бега.
- Нет, я при­думал план чис­тки ко­нюш­ни. Мо­жет, вы са­ми быс­тро при­бере­тесь здесь, а по­том мож­но бу­дет по­мыть­ся. На тер­ри­тории это­го гос­по­дина есть во­до­ем, но о во­до­еме, джа­кузи и дру­гих удо­воль­стви­ях меч­тать стрем­но, по­это­му я пред­ла­гаю вам про­гулять­ся до ко­лод­ца.
- Пос­той­те! – нах­му­рилась гра­финя. – Вы что же это, хо­тите всю ра­боту по­весить на ме­ня? На бла­город­ную жен­щи­ну? Дво­рян­ку? Да как вы сме­ете? Сам ка­питан Лар­сен мыл пол за нас обо­их, что­бы не дай Бог не уни­зить ме­ня столь низ­менным тру­дом, а вы пред­ла­га­ете мне уби­рать за ло­шадь­ми? На­воз? Да вам да­же ря­дом с ка­пита­ном не сто­ять! У вас нет чес­ти, месье! Ви­дит Бог, у вас нет чес­ти!
- У ме­ня есть мозг, - спо­кой­но от­ве­тил Фос­тер. – Ес­ли вы кол­дунья, то не­уж­то не зна­ете ни од­но­го зак­ли­нания, ко­торое поз­во­лит вы­чис­тить это за­холустье, не прит­ра­гива­ясь к ви­лам?
Гра­финя пос­мотре­ла на Эри­ка с до­лей удив­ле­ния, а за­тем про­из­несла:
- Мои зак­ли­нания – это не яр­ма­роч­ные фо­кусы, а мощ­ные прок­лятья. Я знаю од­но под­хо­дящее кол­довс­тво, но где га­ран­тии, что спус­тя нес­коль­ко дней не по­гиб­нут все ло­шади?
- А это ва­ша проб­ле­ма? – с иро­ни­ей по­ин­те­ресо­вал­ся Фос­тер. Ли­лит ти­хо рас­сме­ялась.
- Тог­да на­до вы­вес­ти ра­бов.
- А, это зап­росто! Ду­маю, они та­кие же ле­нивые, как и я. Толь­ко бо­лее за­пуган­ные.
- Кто бы го­ворил. Вы бы пос­мотре­ли на се­бя со сто­роны, ког­да раз­го­вари­ва­ете со сво­им «гос­по­дином». Дро­жите, как оси­новый лист. Да, гос­по­дин! Ко­неч­но, гос­по­дин!
Гу­бы Эри­ка тро­нула зна­комая лисья улыб­ка, и гра­финя по­кача­ла го­ловой.
- Глав­ное, будь­те ос­то­рож­ны. Не хо­телось бы, что­бы сре­ди нас не ста­ло то­го, у ко­го есть мозг. Вы­води­те их!
Эрик во­шел в ко­нюш­ню и, по­мор­щившись от зло­вония, ве­село вос­клик­нул:
- Эй вы, вы­ходи­те. Гос­по­дин вер­нулся и за­явил, что мы все дур­но пах­нем, по­это­му всю ра­боту за нас сде­ла­ет кол­довс­тво. Ну, быс­трее! Что вы­лупи­лись, как ос­лы?
- Ког­да он так ска­зал? – рас­те­рял­ся про­вод­ник гра­фини.
- Да вы что, с ума сош­ли. Ес­ли он уз­на­ет, что вы его да­же не ус­лы­шали, то ми­гом сде­рет с вас шку­ры.
- Да идем, идем уже! – вос­клик­нул дру­гой раб. – Нам то еще луч­ше!
Спус­тя нес­коль­ко ми­нут по по­лу ко­нюш­ни стре­митель­но рас­полза­лась чер­ная суб­стан­ция, по­жира­ющая со­лому и на­воз. Она не тро­гала жи­вот­ных, и, на­вер­ное, впер­вые со вре­мен пос­трой­ки ко­нюш­ни, пол сде­лал­ся нас­толь­ко чис­тым. Ка­мен­ные пли­ты по­беле­ли, от­че­го да­же за­пах стал не та­ким ощу­тимым.
Ли­лит не­воль­но улыб­ну­лась, гля­дя на ре­зуль­та­ты сво­их тру­дов. Она на­де­ялась, что бед­ные жи­вот­ные не пос­тра­да­ют, про­живая в прок­ля­том по­меще­нии, но сей­час ее боль­ше бес­по­ко­ило то, как бы доб­рать­ся до во­до­ема, что­бы хо­зя­ин не ра­зоз­лился. То, что Эрик до­думал­ся пог­нать к ко­лод­цу всех ра­бов, бы­ло чер­тов­ски хо­рошей иде­ей: вряд ли они рис­кнут ябед­ни­чать столь сви­репо­му гос­по­дину.
- Вы, дей­стви­тель­но, из­во­рот­ли­вы, ког­да хо­тите, - пох­ва­лила Эри­ка гра­финя, нап­равля­ясь к ко­лод­цу. – Ра­бы так до­воль­ны мо­ими тру­дами, что не пе­рес­та­ют ме­ня нах­ва­ливать. Они пред­вку­ша­ют, что их вла­дыка бу­дет очень до­волен. Впро­чем, мо­жет, он прос­тит нам то, что пос­ле ра­боты мы взя­ли во­ду из его ко­лод­ца? А то и вов­се ра­бы, по­няв, что про­вини­лись все вмес­те, бу­дут мол­чать. Ах, ес­ли бы вы еще при­дума­ли, как нам ис­ку­пать­ся в во­до­еме, что­бы нас не за­мети­ли.
- Ну, я то мо­гу ис­ку­пать­ся в во­до­еме, и ме­ня не за­метят, - хо­хот­нул Фос­тер.
- Ес­ли вы хо­тите ус­лы­шать фра­зу: «я за­видую вам!», то слу­шай­те: я за­видую вам! – с тос­кой про­из­несла Ли­лит.
- Ну, мо­жет, мы все-та­ки мо­жем от­лу­чить­ся на нес­коль­ко ми­нут, как счи­та­ете? - с эти­ми сло­вами Эрик ука­зал кив­ком го­ловы на до­рож­ку, ве­дущую в сто­рону во­до­ема.
Гра­финя чуть нах­му­рилась, ка­кое-то вре­мя ко­леб­лясь, но за­тем за­говор­щи­чес­ки улыб­ну­лась...
Тре­ниро­воч­ный зал, ку­да при­вели Рей­ве­на, пред­став­лял со­бой под­валь­ное по­меще­ние, где бы­ло выс­тавлен­но прос­то не­веро­ят­ное ко­личес­тво ору­жия. В ка­кой-то миг по­лицей­ско­му да­же по­каза­лось, что он на­ходит­ся в му­зее, где по­сети­телям пре­дос­тавле­ны ар­хе­оло­гичес­кие на­ход­ки с ан­тичных вре­мен. Вот толь­ко в эту кол­лекцию ни­как не впи­сыва­лись че­тыре пис­то­лета: два из них при­над­ле­жали Фос­те­ру, один – Дмит­рию, а еще один по­лицей­ско­му уп­равле­нию Со­еди­нен­ных Шта­тов Аме­рики.
Рей­вен за­дер­жал взгляд на пис­то­лете, при­киды­вая, смо­жет ли не­замет­но ста­щить его. Он не со­бирал­ся ис­поль­зо­вать его сей­час: чет­ве­рых ему ни­как не удас­тся одо­леть, учи­тывая их не­веро­ят­ные спо­соб­ности. Од­на­ко иметь при се­бе ору­жие луч­ше, чем не иметь его.
- Я знаю, что ты сра­жа­ешь­ся гро­мом, - про­из­несла Кай­та­на, приб­ли­зив­шись к Рей­ве­ну, - од­на­ко моя за­дача обу­чить те­бя дру­гому ору­жию. На аре­не гром бу­дет на­ходить­ся при те­бе, но неп­ло­хо бы по­нять, чем ты вла­де­ешь еще. Мо­жет быть, ты ис­поль­зу­ешь хо­пеш?
С эти­ми сло­вами де­вуш­ка жес­том ука­зана на кри­вой изог­ну­тый те­сак для на­несе­ния ру­бящих уда­ров.
- Нет, - от­ве­тил Харт, по­косив­шись на стран­ное ору­жие.
- Хо­рошо, спро­шу ина­че: что за ору­жие с то­бой в бою? – Кай­та­на стро­го пос­мотре­ла на сво­его уче­ника, на­де­ясь, что он не взду­ма­ет лу­кавить. В дан­ном слу­чае Рей­вен не со­бирал­ся. Он еще раз об­вел взгля­дом по­меще­ние и вдруг за­метил сре­ди кин­жа­лов свой нож. Приб­ли­зив­шись к не­му, он взял свое ору­жие и лов­ко пок­ру­тил его.
- Те­перь то же са­мое дру­гой ру­кой! – хо­лод­но про­из­несла Кай­та­на. – Ну же, за­чем те­бе вто­рая ру­ка, ес­ли она у­яз­ви­ма. Мо­жет, сто­ит от­ру­бить ее пря­мо сей­час?
Рей­вен нас­то­рожен­но пос­мотрел на де­вуш­ку, од­на­ко под­чи­нил­ся. Но уже че­рез миг мыс­ленно вы­мате­рил­ся, ког­да нож выс­коль­знул из ле­вой ру­ки и с по­зор­ным гро­хотом упал на пол.
- Это бы­ло са­мое жал­кое зре­лище из все­го, что я ви­дела, - през­ри­тель­но про­ком­менти­рова­ла Ало­ли. – За­чем те­бе нож, ес­ли ты не мо­жешь его дер­жать? Из­ви­ни, Кай­та­на, я не бу­ду тра­тить вре­мя, тре­нируя это­го сла­бака.
- А я и по­дав­но, - ус­мехнул­ся Ари­зен. – Я бу­ду на­де­ять­ся, что и на аре­не у ме­ня не по­лучит­ся про­тив не­го сра­жать­ся. Не­лов­ко уби­вать бес­по­мощ­но­го.
- Ла­пы ль­ва оку­нулись в ниль­ские во­ды муд­рости пос­ле то­го, как не­бес­ная ча­ша вы­чер­па­ла ле­ги­он бо­жес­твен­ных све­тил, - Сфинкс го­ворил мед­ленно, за­дум­чи­во рас­тя­гивая сло­ва. Он хо­тел, что­бы его речь проз­ву­чала вну­шитель­но, од­на­ко Ало­ли и Ари­зен вновь гром­ко рас­хо­хота­лись.
- Это не­воз­можно, - сме­ялась де­вуш­ка. – Мо­жет, пусть Сфинкс тре­ниру­ет это­го но­вич­ка. Вот по­лучит­ся ко­ман­да. Один ни­чего не уме­ет, а вто­рого во­об­ще не по­нять.
- Ты сог­ла­сен на то, что­бы Сфинкс стал тво­им учи­телем? – ос­то­рож­но спро­сила Кай­та­на. Ес­ли чес­тно, она не осо­бо хо­тела обу­чать то­го, что ед­ва не убил ее в пер­вом же сра­жении, да и мог­ла ли она пос­лу­жить ему пос­ле та­кого дос­той­ным учи­телем? К то­му же Сфинкс мно­го раз хо­тел, что­бы ему да­ли уче­ника, вот толь­ко все не­мед­ленно от­ка­зыва­лись от его ус­луг, ед­ва он от­кры­вал рот. Вот толь­ко Рей­вен, по­лучив пор­цию нас­ме­шек, ко все­об­ще­му удив­ле­нию сог­ла­сил­ся.
- Тог­да мы при­дем, ког­да сол­нце под­ни­мет­ся на са­мую вы­соту, - ска­зала Кай­та­на. – На­де­юсь, те­бе и Сфин­ксу бу­дет, что нам по­казать. Слу­шай­ся сво­его учи­теля и по­читай его. Те­перь меж­ду ва­ми ве­ликая связь.
«Да ко­неч­но», - по­думал Рей­вен, бро­сив взгляд на сво­его стран­но­го нас­тавни­ка. Сфинкс пок­ло­нил­ся ему и вы­жида­юще пос­мотрел на аме­рикан­ца, ко­торый от­кро­вен­но за­вис.
- За­чем это? – спро­сил он, об­ра­тив­шись к Кай­та­не.
- Это знак то­го, что вы – еди­ное це­лое.
- На­де­юсь, это не свадь­ба? – не­весе­ло по­шутил Харт, од­на­ко все же пок­ло­нил­ся в от­вет.
Ос­тавшись со Сфин­ксом на­еди­не, Рей­вен про­шел­ся по за­лу и за­тем воп­ро­ситель­но пос­мотрел на во­ина.
- Что те­перь?
Егип­тя­нин мол­ча взял кин­жал и, ука­зав кив­ком го­ловы Рей­ве­ну на его нож, не­мед­ленно ата­ковал его. За­щитить­ся Харт не ус­пел. Пер­вый же удар глу­боко рас­сек ему пред­плечье.
- Что, вот так сра­зу? – по­лицей­ский с об­легче­ни­ем за­метил, как че­шуя стре­митель­но пок­ры­ва­ет об­ра­зовав­шу­юся ра­ну. Сфинкс не от­ве­тил. За­вязал­ся ко­рот­кий бой, в ре­зуль­та­те ко­торо­го уче­ник в нес­коль­ких мес­тах пок­рылся че­шу­ей и за­мер, при­жав­шись к сте­не. Он был по­ражен ско­ростью сво­его про­тив­ни­ка и не­довер­чи­во смот­рел на не­го.
- Как ты это де­ла­ешь? Это фи­зичес­ки не­воз­можно!
- Лев ис­пил во­ды бо­жес­твен­но­го прос­ве­щения, най­ден­но­го в со­суде под­не­бес­ной пус­ты­ни. Ве­да­ет ли коб­ра глу­бины пес­ча­ных соз­вездий?
С эти­ми сло­вами он мно­гоз­на­читель­но пос­мотрел на Рей­ве­на, ожи­дая ре­ак­ции. Аме­рика­нец от­кро­вен­но опе­шил. На­бор слов, ко­торым изъ­яс­нялся Сфинкс, ка­зал­ся ему не луч­ше, чем «google translate», тру­дами ко­торо­го ки­тай­цы поль­зо­вались, сос­тавляя на ан­глий­ском объ­яв­ле­ния.
- О-к-е-е-й, - про­тянул Рей­вен, не зная, что еще ска­зать на та­кое, од­на­ко во­ин яв­но был рас­по­ложен на про­дол­же­ние об­ще­ния. Обыч­но Сфинкс не про­из­но­сил бо­лее двад­ца­ти слов за день, а сей­час он яв­но пла­ниро­вал по­бить ус­та­нов­ленный им же ре­корд. Во­ин чувс­тво­вал се­бя счас­тли­вым, что те­перь и у не­го на­конец по­явил­ся свой собс­твен­ный уче­ник, и он ре­шил во что бы это ни ста­ло сде­лать его ве­ликим бой­цом. Глав­ное, прий­ти к вза­имо­пони­манию, а это ка­залось во­ину ку­да боль­шей проб­ле­мой, не­жели на­учить Рей­ве­на бою на но­жах.
Они про­дол­жи­ли по­еди­нок, но уже че­рез миг нож был вы­бит из рук Хар­та, а сам «ве­ликий бо­ец» ле­жал на по­лу, тя­жело ды­ша. На гу­бах по­лицей­ско­го выс­ту­пила кровь. Под­няв с по­ла нож, Сфинкс про­тянул Рей­ве­ну ру­ку, по­могая под­нять­ся, пос­ле че­го нас­тавни­чес­ким то­ном про­из­нес:
- Ль­ви­ный ко­готь вспа­рыва­ет пус­ты­ню, ес­ли ве­тер уве­рен, а не­бо не­весо­мое. Змее сле­ду­ет пог­ло­тить ниль­ские во­ды глу­боко­го ми­роз­да­ния.
Рей­вен мол­ча сплю­нул кровь и, по­лучив свой нож об­ратно, уже пер­вым по­пытал­ся ата­ковать Сфин­кса. Его взбе­сило ощу­щение собс­твен­ной бес­по­мощ­ности, и те­перь Харт уже изо всех сил пы­тал­ся хо­тя бы оца­рапать сво­его про­тив­ни­ка. Че­рез миг по­лицей­ский сно­ва ока­зал­ся на по­лу.
- Ла­пы ль­ва ка­са­ют­ся по­душек не­ба, и змее сле­ду­ет об­ви­вать пыш­ное де­рево цве­туще­го о­ази­са, - оче­ред­ной «со­вет» Сфин­кса, от ко­торо­го Рей­ве­ну ед­ва не поп­ло­хело.
- Без обид, но... я не по­нимаю те­бя, - на­конец не вы­дер­жал он. – Ты го­воришь, как ки­та­ец, за­шед­ший в «Мак­до­наль­дс», и вро­де все сло­ва по оди­ноч­ке зву­чат по­нят­но, но в це­лом все сме­шива­ет­ся в ка­кую-то не­понят­ную ка­шу.
- Мак­до­наль­дс? – эхом пов­то­рил Сфинкс, и на его ли­це впер­вые про­мель­кну­ло что-то по­хожее на эмо­цию.
- Да, Мак­до­наль­дс. Там бур­ге­ры про­да­ют и жа­рен­ную кар­тошку, - мрач­но по­яс­нил Харт, под­ни­ма­ясь с по­ла. Ли­цо Сфин­кса бы­ло не­пере­дава­емым. В его гла­зах вспых­нул не­под­дель­ный ин­те­рес, пос­ле че­го он фи­лософ­ски из­рек:
- Лев ко­лосит­ся в глу­бинах ве­лико­го Мак­до­наль­дса, же­лая поз­нать ми­роз­да­ние не­бес­но­го бур­ге­ра и мо­гущес­тво под­жа­рен­ной кар­тошки.
- А? – Рей­вен обер­нулся на сво­его «инс­трук­то­ра» и не­воль­но улыб­нулся от то­го бре­да, ко­торый ему толь­ко что на­горо­дили. Вче­ра Не­фер­та­ри за­яви­ла, что ему на­пек­ло го­лову, а се­год­ня он и Сфинкс буд­то наш­ли друг дру­га, так как оба ка­жут­ся пол­ней­ши­ми де­била­ми в гла­зах об­щес­твен­ности.
Во­ин выг­ля­дел уди­витель­но до­воль­ным. Он сно­ва по­дал Рей­ве­ну нож, но Харт уже по­нял, что ближ­ний бой про­тив Сфин­кса – это яв­но не его ко­нек. Мо­жет, поп­ро­бовать... «ко­лосить­ся» как-то ина­че? Тог­да Харт мет­нул кин­жал, це­лясь Сфин­ксу в ру­ку, и ос­трие поч­ти дос­тигло сво­ей це­ли, как в эту се­кун­ду те­ло про­тив­ни­ка об­ра­тилось в пе­сок. Во­ин по­явил­ся у Рей­ве­на за спи­ной, дер­жа в ру­ке его нож.
- Так мы не до­гова­рива­лись, - в го­лосе по­лицей­ско­го скво­зила до­сада. – Как мож­но ра­нить то­го, у ко­го нет те­ла.
- Змея всё-та­ки об­ви­ла пыш­ное де­рево цве­туще­го о­ази­са, ут­ра­тив при­кос­но­вения пес­ка...
С эти­ми сло­вами Сфинкс ед­ва за­мет­но улыб­нулся.
- То есть, на­до бы­ло сра­зу ата­ковать та­ким об­ра­зом? Впро­чем, ты прав. Ме­тать но­жи у ме­ня всег­да по­луча­лось луч­ше, чем ис­поль­зо­вать его в ближ­нем бою, - за­дум­чи­во от­ве­тил Рей­вен и до­воль­но хмык­нул. В тот же миг он рас­сердил­ся на се­бя: вмес­то то­го, что­бы ду­мать, как уд­рать от­сю­да, он, как иди­от, ра­ду­ет­ся сом­ни­тель­ной пох­ва­ле сво­его но­вого учи­теля. На­вер­ня­ка, его спут­ни­ки сей­час си­дят в хра­мах и по­мога­ют ора­кулам ри­совать на сте­нах пти­чек и дру­гие за­корюч­ки, в то вре­мя как его го­товят на убой. От этой мыс­ли ощу­щение ми­молет­ной ра­дос­ти мо­мен­таль­но ис­па­рилось...
У Дмит­рия Лес­ко­ва бы­ло все­го два ва­ри­ан­та, как ре­аги­ровать на про­ис­хо­дящее с ним в дан­ную ми­нуту: ли­бо он мог по­пытать­ся за­гово­рить с су­щес­твом, сто­яв­шим сей­час пе­ред ним, и объ­яс­нить при­чину сво­его по­яв­ле­ния, ли­бо про­дол­жать мол­чать, ожи­дая, по­ка тварь са­ма не нач­нет дей­ство­вать. И то, и дру­гое муж­чи­не со­вер­шенно не нра­вилось, но сте­на за его спи­ной по-преж­не­му ос­та­валась неп­ро­ница­емой, и выб­рать­ся за пре­делы гро­та бы­ло не­воз­можно. Страх хо­лод­ным свин­цом рас­те­кал­ся по ве­нам, ме­шая трез­во со­об­ра­жать. На­вер­ное, мол­ча­ние – са­мое бе­зум­ное в дан­ной си­ту­ации, но по­чему-то Дмит­рию ка­залось, что все, кто при­ходи­ли сю­да ра­нее, уже пы­тались рас­по­ложить к се­бе это су­щес­тво не­нуж­ны­ми ве­рени­цами слов.
Она не за­дава­ла воп­ро­сов, ее гла­за бы­ли зак­ры­ты, вот толь­ко Дмит­рий чувс­тво­вал на се­бе ее вни­матель­ный изу­ча­ющий взгляд. Он про­низы­вал до кос­тей, слов­но де­вуш­ка пы­талась вор­вать­ся в соз­на­ние сво­его гос­тя и оку­нуть­ся в его мыс­ли.
Она чуть скло­нила го­лову на бок, и ее кра­сивые гу­бы тро­нула иро­нич­ная улыб­ка.
- Ка­кой-то ты не­раз­го­вор­чи­вый..., - за­дум­чи­во про­из­несла она, мед­ленно вы­ходя из озе­ра. Дмит­рия по­рази­ло, что во­да вок­руг не ко­лышет­ся, слов­но и нет ни­како­го во­до­ема. Сту­пив на бе­рег, су­щес­тво скло­нило го­лову на дру­гой бок и улыб­ну­лось, об­на­жив зу­бы, слов­но в ос­ка­ле.
- Впер­вые ко мне при­шел гость, ко­торый не при­ветс­тву­ет ме­ня, не кла­ня­ет­ся, не вы­ража­ет сво­его поч­те­ния и, что сов­сем стран­но, не про­сит по­щады... Они все про­сят по­щады, слов­но я - зверь ка­кой-то. Но раз­ве я по­хожа на зве­ря?
От этих слов муж­чи­на по­чувс­тво­вал, как его сер­дце на­чина­ет бить­ся быс­трее. Ко­неч­но же, она чувс­тво­вала его страх и сма­кова­ла, слов­но ка­кое-то ред­кое ла­комс­тво. Ее за­бав­ля­ло, как он смот­рит на нее, бес­по­мощ­ный и заг­нанный в угол, и ее лас­ко­вый го­лос вы­зывал в нем ку­да боль­ше стра­ха, чем ес­ли бы она кри­чала.
- Ска­жи мне, Дмит­рий, - де­вуш­ка мед­ленно нап­равля­лась к не­му, нас­ту­пая бо­сыми но­гами на ос­трые кам­ни с та­ким ви­дом, слов­но она идет по ле­пес­ткам роз. – Ты при­шел ме­ня вы­лечить?
Он су­дорож­но сглот­нул и от­ве­тил сев­шим хрип­лым го­лосом:
- Нет.
- Нет? – де­вуш­ка за­мер­ла, ос­та­новив­шись в де­сяти ша­гах от сво­его гос­тя, и чуть нах­му­рилась. – Стран­но... Мне го­вори­ли, что се­год­ня ме­ня на­вес­тит ве­ликий ле­карь. Как же это так по­луча­ет­ся? Ви­димо, кто-то ме­ня об­ма­ныва­ет. Ли­бо ты, ли­бо тот, кто со­об­щил мне эту весть. По­чему же тог­да ты при­шел ко мне?
- Ме­ня зас­та­вили.
- А, по­нимаю, - де­вуш­ка кив­ну­ла и вновь улыб­ну­лась, но в этот раз лас­ко­во, быть мо­жет, да­же с со­чувс­тви­ем. – Все, кто при­ходи­ли ко мне в пос­леднее вре­мя, яв­ля­лись сю­да по при­казу мо­его поч­тенно­го от­ца. Но по­чему-то он ни ра­зу не при­ходил ко мне сам. А я так по не­му сос­ку­чилась.
Нез­на­ком­ка опус­ти­ла го­лову, на­поми­ная ма­лень­кую де­воч­ку, ко­торую жес­то­ко об­ма­нули. Но вот она ти­хо рас­сме­ялась и про­дол­жи­ла:
- По­чему ты бо­ишь­ся ме­ня, Дмит­рий? Те­бе рас­ска­зали обо мне что-то пло­хое? Ска­зали, что я боль­на?
- Я не знаю, что с то­бой, и это нез­на­ние ме­ня пу­га­ет, - каж­дое сло­во да­валось с тру­дом. Ка­залось, Дмит­рий взве­шивал лю­бой звук, сры­вав­ший­ся с его губ, слов­но юве­лир, от­ме­ря­ющий зо­лото в ча­ше ве­сов. Он бо­ял­ся оши­бить­ся: бо­ял­ся лгать, бо­ял­ся го­ворить прав­ду. Быть мо­жет, это де­вуш­ка – все­го лишь нес­час­тное су­щес­тво, ко­торое бе­зум­ные ора­кулы за­точи­ли во мра­ке это­го под­зе­мелья, од­на­ко Лес­ков уже нас­мотрел­ся на «нес­час­тных су­ществ» это­го прок­ля­того го­рода и ожи­дал под­вох при ви­де лю­бого из них.
Дмит­рий вздрог­нул от не­ожи­дан­ности, ког­да де­вуш­ка рас­сме­ялась, и вне­зап­но за­метил, как по­зади нее во­да в озе­ре пош­ла рябью. Ка­залось, в гро­те под­нялся силь­ный ве­тер, а за­тем круп­ные кап­ли на­чали под­ни­мать­ся вверх, и вско­ре боль­шая часть во­до­ема за­вис­ла в воз­ду­хе. Во­да вски­пела, и пар на­чал стре­митель­но за­пол­нять по­меще­ние.
- Я знаю, за­чем ты здесь, Дмит­рий, и по­это­му спе­шу с то­бой поп­ро­щать­ся, - ти­хо про­из­несла де­вуш­ка.
В тот же миг муж­чи­на ус­лы­шал глу­хое ры­чание. Оно до­носи­лось из во­ды, и Лес­ков по­чувс­тво­вал, как его на­чина­ет ох­ва­тывать па­ника. Он сле­по вгля­дывал­ся в воз­никший ту­ман, си­лясь раз­гля­деть в нем уг­ро­зу.
Пер­вое су­щес­тво ма­тери­али­зова­лось в че­тырех ша­гах от сво­ей жер­твы. От­да­лен­но оно на­поми­нало ог­ромно­го пса, но шерсть на его те­ле от­сутс­тво­вала. Ко­жа бы­ла чер­ной с крас­ны­ми раз­во­дами на бо­ках, в тех мес­тах, где чет­ко прог­ля­дыва­лись реб­ра. Ту­лови­ще зве­ря пок­ры­вали длин­ные по­лосы, ос­тавлен­ные кну­том. Хвост и уши бы­ли об­ре­заны, слов­но у бой­цов­ской со­баки, а жел­тые гла­за све­тились в тем­но­те, слов­но язы­ки пла­мени. Зверь ос­ка­лил­ся, де­монс­три­руя ряд ос­трых бе­лых клы­ков, и в тот же миг приг­нулся к зем­ле, го­товясь к прыж­ку.
Сле­дом по­явил­ся еще один, точ­но та­кой же, раз­ве что на его ко­же был выж­жен ка­кой-то еги­пет­ский и­ерог­лиф. Как и его со­родич, чу­дови­ще не­мед­ленно ос­ка­лилось, уг­ро­жа­юще ры­ча.
Тре­тий по­явил­ся пря­мо пе­ред Дмит­ри­ем и го­тов был уже бро­сить­ся на свою жер­тву, как вне­зап­но на­чал мед­ленно пя­тить­ся на­зад. От­сту­пая, чу­дови­ще то ярос­тно ры­чало, то виз­гли­во пос­ку­лива­ло, при­жимая урод­ли­вые об­рубки сво­их ушей к го­лове. Что ис­пу­гало его. Ис­пу­гало силь­нее хлыс­та, ко­торый но­выми от­ме­тина­ми мог в лю­бой мо­мент рас­сы­пать­ся по его шку­ре.
То же са­мое про­ис­хо­дило и с дру­гими тва­рями. Нес­мотря на ди­кую ярость, страх ох­ва­тывал их все силь­нее, от­че­го зве­ри ску­лили все гром­че и жа­лоб­нее. Их не пу­гал гнев хо­зя­ина: в гро­те бы­ло неч­то дру­гое, все­ля­ющее та­кой ужас, что с ним не­воз­можно бы­ло бо­роть­ся.
С губ жен­щи­ны сор­вался ка­кой-то ши­пящий звук, и чу­дови­ща за­мер­ли, дро­жа всем те­лом. Жал­кое пос­ку­лива­ние все еще вы­рыва­лось из их пас­ти, но ры­чание ста­ло гром­че.
- Взять, - еле слыш­но про­из­несла де­вуш­ка. Ее го­лос не был гром­ким, од­на­ко при­каз был сро­ду уда­ра хлыс­та. Зве­ри вздрог­ну­ли, мыш­цы за­ходи­ли под их ко­жей, од­на­ко ни од­но из су­ществ так и не дви­нулось с мес­та. – Что же это...
Де­вуш­ка ти­хо рас­сме­ялась, с лю­бопытс­твом наб­лю­дая за по­веде­ни­ем сво­их «пи­том­цев». Ка­залось, при­каз хо­зяй­ки нес­коль­ко при­вел их в се­бя, вот толь­ко страх по-преж­не­му па­рали­зовы­вал, не да­вая дви­нуть­ся с мес­та.
Со вто­рой по­пыт­ки Дмит­рий зас­та­вил се­бя отс­тра­нить­ся от сте­ны и сде­лать шаг навс­тре­чу урод­ли­вому соз­да­нию, ко­торое на­ходи­лось бли­же все­го к не­му. Как наз­ло, но­ги сде­лались ват­ны­ми, од­на­ко страх этих чу­довищ при­дал Дмит­рию нем­но­го уве­рен­ности, и он мед­ленно нап­ра­вил­ся к зве­рю. Сер­дце би­лось так бе­шено, что, ка­залось, вот-вот вып­рыгнет из гру­ди, кон­чи­ки паль­цев по­холо­дели, но Лес­ков та­ки зас­та­вил се­бя приб­ли­зить­ся к зве­рю на рас­сто­яние вы­тяну­той ру­ки.
- Взять! – тре­бова­тель­нее пов­то­рила де­вуш­ка, и су­щес­тва за­рыча­ли гром­че. Дмит­рий вздрог­нул, не в си­лах скрыть то­го, нас­коль­ко он нер­вни­ча­ет. Его ру­ка за­мет­но дро­жала, ког­да он про­тянул ее навс­тре­чу урод­ли­вому зве­рю. Чу­дови­ще смот­ре­ло в гла­за сво­ей жер­тве, злоб­но ска­лясь, од­на­ко по-преж­не­му не сме­ло на­пасть. Всё еще ры­ча, тварь на­чала мед­ленно опус­кать­ся на зем­лю, к но­гам Дмит­рия.
«Да­вай же...» - мыс­ленно пов­то­рял Лес­ков то ли се­бе, то ли зве­рю. Его ла­донь ос­то­рож­но кос­ну­лась бар­ха­тис­той шку­ры. Ска­лясь, тварь при­жима­ла об­рубки ушей, меч­тая вце­пить­ся в не­навис­тную ру­ку и в то же вре­мя бо­ясь это­го.
Хо­зяй­ка зве­ря не­воль­но ус­мехну­лась, ус­лы­шав, как зверь на­чал ти­хо пос­ку­ливать и, дро­жа всем те­лом, вне­зап­но лиз­нул ру­ку сво­его вра­га раз­дво­ен­ным зме­иным язы­ком.
- Что ты та­кое? – с не­под­дель­ным ин­те­ресом спро­сила она, об­ра­тив­шись к Дмит­рию. – В те­бе нет све­та, что­бы ть­ма стра­шилась те­бя, но нет и мра­ка, что­бы под­чи­нять­ся.
- Тем не ме­нее, под­чи­ня­ет­ся, - Лес­ков изо всех сил пы­тал­ся при­дать сво­ему го­лосу уве­рен­ность, ко­торая яв­ля­лась его ха­рак­терной чер­той... в Рос­сии. Там быть ве­ликим в гла­зах обыч­ных муж­чин, жен­щин и де­тей, об­ла­дая спо­соб­ностя­ми, бы­ло нет­рудно. Ку­да слож­нее бы­ло ка­зать­ся «ве­ликим» в гла­зах зве­ря, же­ла­юще­го ра­зор­вать те­бя на кус­ки. – Я тот, кто хо­чет вый­ти от­сю­да жи­вым.
- Я по­нимаю, по­чему они прис­ла­ли те­бя. Вот толь­ко я - не трус­ли­вый зверь, и на ме­ня твои улов­ки не по­дей­ству­ют. Ты ни­ког­да не под­чи­нишь ме­ня! – в го­лосе де­вуш­ки пос­лы­шалась ярость. Вне­зап­но три зве­ря, на­ходив­ши­еся в гро­те, ис­чезли, и во­да с гром­ким плес­ком об­ру­шилась вниз, рас­сы­пая пов­сю­ду брыз­ги.
– Я те­бе не по си­лам, смер­тный!
В ту же ми­нуту Дмит­рий ока­зал­ся на зем­ле, и ос­трые кам­ни до бо­ли вон­зи­лись ему в спи­ну. Де­вуш­ка, ко­торая еще мгно­вение на­зад сто­яла в нес­коль­ких мет­рах от не­го, те­перь на­ходи­лась свер­ху. Ее паль­цы с ос­тры­ми ног­тя­ми вон­зи­лись в шею Дмит­рия, и он обе­ими ру­ками об­хва­тил за­пястье де­вуш­ки, слов­но эта жал­кая по­пыт­ка мог­ла спас­ти ему жизнь.
- Мне пле­вать на тво­его от­ца, жре­цов и ос­таль­ную сво­ру мес­тных уб­людков. Я хо­чу выб­рать­ся от­сю­да жи­вым, - прох­ри­пел Дмит­рий. – И, ес­ли те­бе то­же не улы­ба­ет­ся гнить здесь до скон­ча­ния ве­ка, да­вай ты сле­зешь с ме­ня, и мы вмес­те по­дума­ем, как вы­тащить те­бя от­сю­да. Идет?
Лес­ков по­чувс­тво­вал, как паль­цы су­щес­тва силь­нее сдав­ли­ва­ют его гор­ло, но вне­зап­но де­вуш­ка от­пусти­ла его шею и лас­ко­во улыб­ну­лась. Она все еще си­дела на его бед­рах, нас­толь­ко силь­ная, что Дмит­рию ни­как не уда­валось ос­во­бодить­ся.
- И что ты мо­жешь пред­ло­жить? – вкрад­чи­во по­ин­те­ресо­валась де­вуш­ка, нас­лажда­ясь бес­по­мощ­ностью сво­его про­тив­ни­ка. Тя­жело ды­ша, рус­ский ос­та­вил по­пыт­ки выр­вать­ся и су­дорож­но сглот­нул.
Впер­вые Лес­ко­ву при­ходи­лось вес­ти пе­рего­воры в та­ком сти­ле. Обыч­но в ди­ало­ге учас­тво­вали ли­бо ста­рики-по­лити­ки, об­ла­чен­ные в до­рогу­щие кос­тю­мы, ли­бо взя­тые в плен сол­да­ты или пред­во­дите­ли мя­теж­ни­ков в собс­твен­ной ар­мии. Встре­чи про­ходи­ли ли­бо в ка­бине­тах, ли­бо в тюрь­мах, а со­бесед­ни­ки ли­бо пи­ли ко­фе, ли­бо, свя­зан­ные, спле­выва­ли на ко­лени кровь. Вот толь­ко в этот раз пре­иму­щес­тво яв­но бы­ло не на сто­роне Дмит­рия. Де­вица в лю­бой мо­мент мог­ла за­душить его или выр­вать ка­дык, но по­ка плен­ник по­заба­вил ее по­доб­ной фра­зоч­кой.
- Я не мо­гу кон­тро­лиро­вать ко­го-то слиш­ком дол­го, - на­конец на­чал Лес­ков, по­нимая, что ди­алог так и бу­дет про­ходить в го­ризон­таль­ном по­ложе­нии. Ес­ли бы ты ос­та­вила од­ну из сво­их... "со­бачек" здесь, в кон­це-кон­цов она бы сож­ра­ла ме­ня. Я го­ворю это к то­му, что, ес­ли я вну­шу те­бе что-то вро­де пос­лу­шания, те­бя вы­пус­тят. Но спус­тя па­ру ча­сов мое вли­яние прой­дет, ты сно­ва ста­нешь со­бой и тог­да де­лай, что за­хочешь.
- Что за­хочу? – де­вуш­ка ве­село улыб­ну­лась и вновь нак­ры­ла ла­донью его гор­ло. Ей нра­вилось чувс­тво­вать уча­щен­ный пульс сво­его плен­ни­ка. – Ты го­воришь по­доб­ные сло­ва мне? Да­же не по­нимая, ко­го ты сей­час же­ла­ешь ос­во­бодить? Имя мне Ин-теп, смер­тный.
Дмит­рий мол­чал. Имя, ко­торое су­щес­тво про­из­несло с та­ким важ­ным ви­дом, Лес­ко­ву во­об­ще ни о чем не го­вори­ло, но это­го муж­чи­ну час­то при­нима­ли за всез­най­ку имен­но по­тому, что в та­кие ми­нуты он не про­из­но­сил ни зву­ка. Мно­гоз­на­читель­ное мол­ча­ние де­вуш­ка вос­при­няла, как поч­ти­тель­ный тре­пет, по­это­му про­дол­жи­ла:
- Лю­ди пред­став­ля­ют ме­ня муж­чи­ной или... Ох, о пос­леднем во­об­ще смеш­но го­ворить. Но я люб­лю жен­ский об­лик, по­это­му выб­ранное те­ло мне бе­зум­но нра­вит­ся. Ду­маю, ты то­же на­ходишь его кра­сивым.
«Оно бы­ло бы ку­да бо­лее кра­сивым, ес­ли бы не пы­талось при­душить ме­ня», - по­думал Лес­ков.
- Ты сог­ласна? - ти­хо спро­сил он. При мыс­ли о том, что она от­ка­жет­ся, у муж­чи­ны внут­ри все по­холо­дело. Его жизнь ви­села на нит­ке, ко­торую эта тварь мог­ла ра­зор­вать од­ним взма­хом сво­их ког­тей.
В ка­кой-то миг ему и впрямь по­каза­лось, что су­щес­тво убь­ет его: де­вуш­ка нас­то­рожи­лась, слов­но пы­талась про­ник­нуть в его мыс­ли, а за­тем мед­ленно от­кры­ла гла­за. Ди­ма впер­вые ви­дел по­доб­ное: ни зрач­ков, ни ра­дужек, ни бел­ков. В гла­зах су­щес­тва клу­бил­ся лишь тем­но-бор­до­вый ту­ман.
Мед­лить Лес­ков не стал. Да­же ес­ли дей­ствия Ин-теп не го­вори­ли о сог­ла­сии, Дмит­рий ре­шил вос­поль­зо­вать­ся мо­мен­том и поп­ро­бовать под­чи­нить эту тварь. Гля­дя в гла­за су­щес­тва, муж­чи­на пы­тал­ся вну­шить ему, что­бы оно ос­та­вило «выб­ранное те­ло» и поз­во­лило ему мыс­лить са­мос­то­ятель­но. Впер­вые Ди­ма по­чувс­тво­вал, как во вре­мя вну­шения у не­го на­чина­ет ту­по бо­леть в вис­ках, слов­но он нес­коль­ко ча­сов под­ряд ре­шал слож­ней­шие урав­не­ния. Но уже че­рез миг он вне­зап­но осоз­нал, что смот­рит в вы­рази­тель­ные ка­рие гла­за мо­лодой егип­тянки. Нес­коль­ко се­кунд эти двое смот­ре­ли друг на дру­га: она встре­вожен­но, он не­довер­чи­во. Лес­ков ни­как не мог по­верить, что до сих пор жив, а де­вуш­ка - в свое ос­во­бож­де­ние. Но вот она стре­митель­но под­ня­лась на но­ги и, от­сту­пив на нес­коль­ко ша­гов, на­чала стыд­ли­во рас­прав­лять чер­ную ткань, с тру­дом прик­ры­ва­ющую ее кра­сивое те­ло.
«Как буд­то сей­час это са­мое важ­ное», - с раз­дра­жени­ем по­думал Лес­ков, под­ни­ма­ясь на но­ги. Пос­ле па­дения на кам­ни те­ло неп­ри­ят­но ны­ло, кое-где на тка­ни ру­баш­ки по­яви­лись кро­вавые под­те­ки, а го­лова тре­щала так, слов­но Дмит­рий прос­нулся с пох­мель­ем.
- Я от­ве­ду те­бя к от­цу, - су­хо ска­зал он. – Не знаю, пом­нишь ли ты во­об­ще, что с то­бой бы­ло, и кто я та­кой, но да­вай по­ка что обой­дем­ся без воп­ро­сов. До­гово­рились?
Ес­ли чес­тно, до­гова­ривать­ся Дмит­рий не со­бирал­ся. Ес­ли де­вица нач­нет вес­ти се­бя не так, как ему хо­чет­ся, то она быс­тро из­ме­нит свой нас­трой, од­на­ко егип­тянка кив­ну­ла.
- Я пом­ню об­рывки, слов­но ви­дела те­бя во сне, - про­из­несла она. Дмит­рий с до­лей об­легче­ния от­ме­тил, что спа­сен­ная "прин­цесса" не чок­ну­лась, не ис­пу­галась, не рас­пла­калась и, глав­ное, не ки­нулась ему на шею с бла­годар­ностью. Это бы­ли са­мые час­тые ре­ак­ции на его спо­соб­ности, ко­торые раз­дра­жали его ху­же скри­па ног­тей по стек­лу.
- Имя свое пом­нишь? – спро­сил он, по­тирая пе­рено­сицу и бо­лез­ненно мор­щась. Гос­по­ди, как же бо­лела го­лова!
- Ака­на. Пос­лу­шай, кое о чем я те­бя всё же спро­шу, - де­вуш­ка чуть сму­тилась, а за­тем за­гово­рила уве­рен­нее, да­же нес­коль­ко рез­ко, - нас­коль­ко я по­нимаю, ты при­над­ле­жишь мо­ему от­цу?
- Ес­ли ты хо­чешь знать, кто зап­ла­тил за ме­ня на тор­гах, то это дей­стви­тель­но был твой отец.
Сло­во «при­над­ле­жишь» ре­зану­ло слух, по­это­му Дмит­рий ре­шил нес­коль­ко пе­ре­ина­чить эту фра­зу.
- Зна­чит, ты - раб, а я – твоя гос­по­жа, - те­перь егип­тянка го­вори­ла с от­кро­вен­ным вы­соко­мери­ем. - По­это­му я в пра­ве тре­бовать, что­бы ты от­дал мне бе­лую ткань на вер­хней по­лови­не тво­его те­ла, что­бы я смог­ла прик­рыть свою на­готу. Я не мо­гу пред­стать пе­ред сво­им от­цом и его ра­бами в та­ком ви­де!
Лес­ков от­кро­вен­но обал­дел от по­доб­ной наг­лости. То есть, тот факт, что он вре­мен­но ус­ми­рил в ней ка­кую-то Ин-теп, ка­жет­ся ей не­дос­та­точ­ным, еще и ру­баш­ку от­да­вай­те?
Гла­за Дмит­рия не­мед­ленно ок­ра­сились мед­ным, и де­вуш­ка мол­ча пос­ле­дова­ла за ним к сте­не. На вся­кий слу­чай взяв Ака­ну за ру­ку, Дмит­рий кос­нулся прег­ра­ды и вздох­нул с об­легче­ни­ем. Тя­желые кам­ни ста­ли проз­рачны­ми, и он без тру­да вы­шел за пре­делы гро­та вмес­те со сво­ей спут­ни­цей...
Ин­ге­мар не знал, ку­да его ве­дут и ка­кое за­дание по­ручат, но все мыс­ли его бы­ли об­ра­щены к Ли­лит. За эту жен­щи­ну он бес­по­ко­ил­ся в ра­зы силь­нее, чем за се­бя, и те­перь, ког­да их раз­лу­чили, ка­питан опа­сал­ся, как бы гор­дая ведь­ма сво­им не­пос­лу­шани­ем не спро­воци­рова­ла оче­ред­ной кон­фликт. То, что она от­да­ла ему ка­мень, пон­ра­вилось Лар­се­ну еще мень­ше. Те­перь, ког­да гра­финя ос­та­лась од­на, и Ин­ге­мар не мог за­щитить ее, этот аму­лет пред­став­лял со­бой весь­ма цен­ную вещь. Ес­ли бы пе­реда­ча кам­ня не про­ис­хо­дила пе­ред но­сом Нах­ти, ка­питан бы обя­затель­но вер­нул Ли­лит ее ук­ра­шение, но гра­финя мог­ла вос­про­тивить­ся и тем са­мым прив­лечь вни­мание ста­рика. Луч­ше, что­бы ора­кул во­об­ще не знал об этом за­гадоч­ном пред­ме­те.
«И как толь­ко Ли­лит это но­сит на сво­ей гру­ди?» - уди­вил­ся Лар­сен ми­мохо­дом, вспом­нив, нас­коль­ко об­жи­га­юще хо­лод­ным был ка­мень на ощупь. Впро­чем, воз­можно, гра­финя ощу­ща­ет этот пред­мет нес­коль­ко ина­че?
«По­жалуй­ста, гра­финя, ве­дите се­бя бла­гора­зум­но. Я хо­чу ви­деть вас жи­вой и нев­ре­димой, да­же ес­ли ка­кое-то за­дание по­кажет­ся вам не­под­хо­дящим для бе­лору­чек» - ус­та­ло по­думал он.
Сле­дуя за Нах­ти по длин­но­му под­земно­му ко­ридо­ру, у Ин­ге­мара скла­дыва­лось впе­чат­ле­ние, что его ве­дут по ка­кому-то древ­не­му гос­пи­талю или да­же... ис­сле­дова­тель­ско­му цен­тру. Спра­ва и сле­ва на­ходи­лись не­боль­шие по­меще­ния, и че­рез двер­ной про­ем Лар­сен мог ви­деть лю­дей, ле­жащих на гру­бо ско­лочен­ных де­ревян­ных сто­лах.
На­конец ора­кул жес­том приг­ла­сил ка­пита­на вой­ти в од­ну из ком­на­тушек. Здесь бы­ло тем­но, раз­ве что два фа­кела с тру­дом ос­ве­щали по­меще­ние, ро­няя на пол ка­кую-то чер­ную мас­ля­нис­тую жид­кость. Тя­желый зат­хлый за­пах вор­вался в лег­кие, вы­зывая у Ин­ге­мара прис­туп дур­но­ты, од­на­ко Нах­ти слов­но не за­мечал это­го. Об­ра­тив к ка­пита­ну свои сле­пые гла­за, ора­кул ти­хо про­из­нес:
- Я и Все­видя­щий за­нима­ем­ся тем, что соз­да­ем но­вые ви­ды лю­дей. Осо­бен­ных. За них го­товы пла­тить не­веро­ят­ные день­ги, лишь бы про­вес­ти с ни­ми ночь или уви­деть их в бою на аре­не. Для ме­ня это – спо­соб за­рабо­тать, для Все­видя­щего – спас­ти им жизнь. Це­ли у нас раз­ные, но ре­зуль­тат схо­жий. То, что ты ви­дишь пе­ред со­бой, это неп­ра­виль­ная особь. С дан­ным су­щес­твом что-то пош­ло не так. Оно вот-вот ум­рет, а эк­спе­римент еще не за­вер­шен. Мне нуж­но, что­бы ты зас­та­вил эту особь про­дер­жать­ся до кон­ца, а ес­ли ум­рет - вер­нул к жиз­ни. Ни­кому из на­ших муд­ре­цов это не по си­лам.
С эти­ми сло­вами ста­рик ука­зал блон­ди­ну на де­ревян­ный стол, ко­торый в тем­но­те Ин­ге­мар не сра­зу за­метил. Вспых­ну­ло еще нес­коль­ко фа­келов, и ка­питан по­чувс­тво­вал, как у не­го сжи­ма­ет­ся сер­дце. То, что пред­ста­ло его взо­ру бы­ло от­вра­титель­но.
На сто­ле ле­жала жен­щи­на. Ра­нее она бы­ла кра­сива, но те­перь ее ко­жа бы­ла рых­лой и по­рис­той, из те­ла тор­ча­ли ка­кие-то труб­ки, за­пол­ненные гус­той се­рой слизью. Жен­щи­на ед­ва ды­шала, но сле­зы пос­то­ян­но тек­ли из угол­ков ее глаз.
- Мы хо­тим сде­лать из нее ка­мен­ную во­итель­ни­цу, - по­яс­нил ора­кул. - Од­на­ко что-то пош­ло не так, и она ста­ла рых­лой, как жи­жа. Да и пах­нет не луч­ше... Обид­но бу­дет, ес­ли не по­лучит­ся вы­пол­нить во­лю за­казав­ше­го ее гос­по­дина. Ты го­ворил, что ве­да­ешь ус­трой­ство все­лен­ной, а это оз­на­ча­ет, ты зна­ешь ус­трой­ство жиз­ни и смер­ти... Ес­ли у те­бя все по­лучил­ся, я наг­ра­жу те­бя. Ес­ли же нет...
Вне­зап­но ли­цо ста­рика ста­ло бес­пристрас­тным.
- Те­бя ждет серь­ез­ное на­каза­ние, а то и вов­се ля­жешь на этот стол вмес­то нее. Ра­ботай! Я вер­нусь за то­бой, ког­да сол­нце бу­дет в са­мой вы­сокой точ­ке.
«С че­го вы взя­ли, что я это мо­гу?!» мыс­ленно вос­клик­нул Ин­ге­мар. «Ви­димо за­икать­ся про ал­хи­мию бы­ло боль­шой ошиб­кой... Но кто ж знал, что вы вос­при­мете мои сло­ва вот так...»
Ка­питан сто­ял блед­ный, со сжа­тыми ку­лака­ми и смот­рел на нес­час­тную жен­щи­ну.
Он слы­шал, что го­ворит ему ста­рик, но не на­шёл в се­бе сил, слов и же­лания от­ве­тить.
То, что здесь про­ис­хо­дило, на­пом­ни­ло ему эк­спе­римен­ты ас­тартов, но те бы­ли ми­лыми доб­рей­ши­ми соз­да­ни­ями по срав­не­нию с мес­тны­ми чу­дови­щами.
«А я то ду­мал, что мо­жет быть нет во все­лен­ной ра­сы бо­лее неп­ри­ят­ной, чем реп­ти­ло­иды. На­ив­ный...» с грустью по­думал Ин­ге­мар. «И как я мо­гу знать, ког­да сол­нце бу­дет в са­мой вы­сокой точ­ке, ес­ли я во­об­ще не ви­дел его со вче­раш­не­го дня, а сей­час на­хожусь в под­зе­мель­ях?»
Ло­гика егип­тян ка­пита­на прос­то по­ража­ла...
Ора­кул ос­та­вил его на­еди­не с объ­ек­том жут­ко­го эк­спе­римен­та.Жен­щи­на с тру­дом пос­мотре­ла на свет­ло­воло­сого кра­сав­ца, и по ее ли­цу вновь по­тек­ли сле­зы.
- Убей ме­ня, - еле слыш­но прох­ри­пела она. - Умо­ляю...
Лар­сен по­дошёл к ней и взял за ру­ку. В его дей­стви­ях не бы­ло през­ре­ния или брез­гли­вос­ти, и от это­го в гла­зах нес­час­тной жен­щи­ны от­ра­зилась бла­годар­ность. Ее про­дер­жа­ли здесь не один ме­сяц, и те­перь она мо­лилась о том, что­бы Ану­бис на­конец воз­звал к ней. Ког­да-то эта ра­быня бы­ла од­ной из пер­вых кра­савиц го­рода, и бо­гатые гос­по­да час­то поль­зо­вались ее те­лом, од­на­ко спус­тя ка­кое-то вре­мя нес­час­тная за­бере­мене­ла. Хо­зя­ин, ко­торый сда­вал ее в арен­ду, при­шел в ярость, что ра­быня ста­ла неп­ри­год­на и за бес­це­нок про­дал ее Нах­ти. Ора­кул це­ремо­нить­ся не стал: он вы­резал «не­дос­та­ток» из те­ла нес­час­тной жен­щи­ны, а са­му ра­быню ре­шил прев­ра­тить в «осо­бен­ную», так как один из гос­под меч­тал выс­та­вить на аре­ну ка­мен­ную жен­щи­ну. Ин­ге­мар стал пер­вым, кто уви­дел в ней че­лове­ка, а не по­допыт­ный ма­тери­ал.
- Я ус­лы­шал те­бя, - ти­хо про­из­нес ка­питан, лас­ко­во пог­ла­живая ру­ку ра­быни. - По­тер­пи ещё нем­но­го, мо­жет мне удас­тся най­ти спо­соб, что­бы те­бя спас­ти. Ес­ли я ни­чего не смо­гу сде­лать, я ис­полню твою прось­бу, обе­щаю.
Бы­ло оче­вид­но, что ни­какие поз­на­ния в хи­мии и ме­дици­не не мо­гут по­мочь ка­пита­ну. Здесь нуж­на бы­ла ма­гия, ма­гия, ко­торый он не об­ла­дал и о ко­торой прак­ти­чес­ки ни­чего не знал.
- Мо­им спа­сени­ем бу­дет царс­тво Ану­биса, - еле слыш­но про­из­несла она. Каж­дое сло­во вы­рыва­лось из нее со свис­том, буд­то ве­тер, по­ющий в кань­оне. И от это­го ста­нови­лось осо­бен­но жут­ко.
«Нет, нель­зя сда­вать­ся так быс­тро», - по­думал ка­питан. Он оки­нул взгля­дом ком­на­ту, же­лая хо­тя бы по­дать жен­щи­не во­ды, но по­меще­ние бы­ло пус­тым. «Нуж­но най­ти спо­соб. Ду­май, ка­питан! Быть мо­жет, есть ка­кое-то зелье или ар­те­факт...»
Вне­зап­но Ин­ге­мар вспом­нил о том, что все это вре­мя ле­жало в его кар­ма­не. Он быс­тро из­влек аму­лет и под­нес его бли­же к ог­ню, же­лая раз­гля­деть. Мут­но-се­рый ка­мень, бе­зоб­разный, с урод­ли­вой тре­щиной на по­вер­хнос­ти. Гра­финя бы ни­ког­да не на­дела ни­чего по­доб­но­го, ес­ли бы в этом пред­ме­те не бы­ло си­лы.
«Как же зас­та­вить те­бя ра­ботать? Ес­ли бы здесь бы­ла Ли­лит, она бы ска­зала мне, но, мо­жет, ты сам от­клик­нешь­ся... Не зас­тавляй ме­ня чувс­тво­вать се­бя ду­раком, ко­торый раз­го­вари­ва­ет с кам­ня­ми...»
Ин­ге­мар вздох­нул. Ка­мень с из­де­ватель­ским рав­но­души­ем наб­лю­дал за ка­пита­ном, ле­жа на его ла­дони. Но вне­зап­но Лар­сен по­мор­щился – ар­те­факт на­чал об­жи­гать ко­жу, слов­но жид­кий азот. Его цвет стре­митель­но из­ме­нил­ся, от­че­го ка­мень стал яр­ко-бор­до­вым. Тем­пе­рату­ра в ком­на­те за­мет­но сни­зилась, и Лар­сен по­ежил­ся. За­пах сы­рой зем­ли вор­вался в лег­кие, ко­торый пос­ле зат­хлой во­ни здеш­ней ком­на­ты, ед­ва ли не по­казал­ся пря­ным. За­пах но­чи, вско­пан­ной зем­ли и дож­дя.
Нас­ту­пив­шая прох­ла­да по­каза­лась жен­щи­не спа­ситель­ной, и она сла­бо поб­ла­года­рила Ин­ге­мара за его кол­довс­тво. Он от­ве­тил на бла­годар­ность лег­ким по­жати­ем ру­ки жен­щи­ны. Ка­сать­ся её бы­ло не осо­бен­но при­ят­но, но Ин­ге­мар знал, как важ­но мо­жет быть при­кос­но­вение дру­гого жи­вого су­щес­тва в та­кой мо­мент.
- Ану­бис... - вы­дох­ну­ла жен­щи­на, и ее гла­за на­пол­ни­лись вос­хи­щени­ем. Она смот­ре­ла Ин­ге­мару че­рез пле­чо, но ка­питан знал, что за его спи­ной сто­ит да­леко не еги­пет­ское бо­жес­тво мер­твых. Эрис­тель выг­ля­дел так же, как на зем­лях бо­лот. Его длин­ные мо­лоч­но-бе­лые во­лосы и блед­ная ко­жа ка­зались еще свет­лее на фо­не чер­ной ман­тии, от­че­го нек­ро­мант по­ходил на ка­кое-то приз­рачное эфир­ное соз­да­ние.
- При­ветс­твую Вас, Эрис­тель, - про­из­нес Лар­сен, обер­нувшись. Пок­лон ка­питан за­менил уч­ти­вым кив­ком. - Мне сле­ду­ет из­ви­нить­ся, что я Вас пот­ре­вожил или си­деть в кам­не скуч­но,и я мо­гу Вас нем­но­го раз­влечь?
- Ка­питан Лар­сен, - ти­хо поп­ри­ветс­тво­вал его Эрис­тель, а за­тем снис­хо­дитель­но пос­мотрел на уми­ра­ющую жен­щи­ну. На его ли­це не от­ра­зилось ни жа­лос­ти, ни от­вра­щения, точ­но пе­ред ним ле­жала сло­ман­ная кук­ла. Жен­щи­на в бла­гого­вей­ном стра­хе про­дол­жа­ла смот­реть на "Ану­биса", в то вре­мя, как он вновь ед­ва за­мет­но улыб­нулся на воп­рос Ин­ге­мара.
- Ка­мень не яв­ля­ет­ся мне тем­ни­цей, - мяг­ко от­ве­тил нек­ро­мант и нес­пешно приб­ли­зил­ся к уми­ра­ющей. - А я, в свою оче­редь, не яв­ля­юсь ра­бом гра­фини. Быть мо­жет, да­же на­обо­рот...
- О, толь­ко ей не го­вори­те про «на­обо­рот», - по­шутил Лар­сен. По­яв­ле­ние кол­ду­на при­дало ему на­деж­ду, ос­та­лось толь­ко уго­ворить это­го «дь­яво­ла» под­пи­сать с ним кон­тракт.
Взгляд Эрис­те­ля сколь­знул по труб­кам, прик­реплен­ным к те­лу жен­щи­ны, и на­конец в гла­зах нек­ро­ман­та про­мель­кну­ла хоть ка­кая-то эмо­ция. А го­вори­ла она од­но: "Ди­летан­ты".
- Я не про­тив раз­вле­чений, - про­дол­жил он. – Но то, что я ви­жу здесь от­кро­вен­но уд­ру­ча­ет. Я да­же зат­рудня­юсь наз­вать это за­бав­ным.
"Ин­те­рес­но, ис­пу­га­ешь­ся ли ты ме­ня или все же пой­дешь на риск и поп­ро­сишь о по­мощи?
Нек­ро­мант вновь пос­мотрел на ка­пита­на. Он знал, ка­кие чувс­тва сей­час тер­за­ют Ин­ге­мара, хоть тот и пы­тал­ся не по­казы­вать ви­ду.
"Честь - слиш­ком тя­желая но­ша..."
- Я ви­жу, Вы раз­би­ра­етесь в том, что здесь тво­рит­ся, - кон­ста­тиро­вал ка­питан. - Вы пра­вы, ве­ро­ят­но для ко­го-то это мо­жет быть за­бав­но, ес­ли бы не бы­ло столь омер­зи­тель­но. Я имею в ви­ду свои чувс­тва ка­сатель­но про­ис­хо­дяще­го. Ду­маю не оши­бусь, ес­ли пред­по­ложу, что Вас сие зре­лище ес­ли и тро­га­ет, то лишь с про­фес­си­ональ­ной точ­ки зре­ния. Я прав?
Су­дя по улыб­ке Эрис­те­ля, ка­питан не ошиб­ся.
- Эрис­тель, Вы мо­жете по­мочь мне и этой жен­щи­не? На­вер­ное, мо­жете. Но вот хо­тите ли, вот в чём воп­рос. Впро­чем раз­ве Вам са­мому не бу­дет ин­те­рес­но?
Ин­ге­мар улыб­нулся, но лишь од­ни­ми гу­бами. Он всё ещё был бле­ден и нап­ря­жен. Лар­сен изо всех сил пы­тал­ся сох­ра­нить свое шут­ли­вое нас­тро­ение, но из-за все­го про­ис­хо­дяще­го мас­ка тре­щала и рас­сы­палась с каж­дой се­кун­дой.
- Ты про­ница­телен, Ин­ге­мар - бла­гопо­лучие этой жен­щи­ны ме­ня не слиш­ком за­ботит.
- Умо­ляю..., - про­шеп­та­ла жен­щи­на, и в ее гла­зах от­ра­зил­ся страх. Сле­зы вновь выс­ту­пили на гла­зах. - Мне очень боль­но...
Нек­ро­мант не об­ра­тил вни­мания на сло­ва нес­час­тной, точ­но он на­ходил­ся с Ин­ге­маром на­еди­не.
- Од­на­ко не­быва­лое вар­варс­тво здеш­них жи­телей ввер­га­ет в смя­тение да­же ме­ня...
На миг мог­ло по­чудить­ся, что да­же столь без­душное су­щес­тво, как нек­ро­мант, мо­жет ужа­сать­ся про­ис­хо­дяще­му, но Эрис­тель ми­гом раз­ве­ял эту не­ос­то­рож­ную мысль:
- Раз­ве мож­но столь гру­бо ра­ботать со столь тон­кой ма­тери­ей?
- Про­шу вас! - паль­цы жен­щи­ны слег­ка кос­ну­лись чер­ной ман­тии Эрис­те­ля.
- Смот­ря что ты под­ра­зуме­ва­ешь под сло­вом "по­мощь", Ин­ге­мар. Это оп­ре­деле­ние мы мо­жем вос­при­нимать нес­коль­ко по-раз­но­му. В дан­ном слу­чае - по­мощь те­бе и по­мощь этой жен­щи­не не яв­ля­ют­ся си­нони­мами. Нес­час­тное ди­тя про­сит о смер­ти, но ес­ли я ли­шу ее жиз­ни, под уда­ром ока­жешь­ся ты. Зна­чит, это не по­мощь, а вред. Но, ес­ли я по­могу те­бе, то ей ни­как нель­зя уми­рать. Де­ло в том, что при­род­ный ка­мень - это жи­вая ма­терия. Она раз­ви­ва­ет­ся и рас­тет, точ­но ре­бенок, толь­ко слиш­ком мед­ленно, что­бы это за­метил смер­тный. Ес­ли бы ора­кулы это по­нима­ли, то ни­ког­да бы не ста­ли в столь сжа­тые сро­ки на­качи­вать из­му­чен­ное че­лове­чес­кое те­ло элик­си­ром... Я мо­гу по­мочь. Но это бу­дет не бес­плат­но. Что ты мо­жешь дать мне вза­мен?
«О, мы пе­реш­ли на ты,» за­метил Лар­сен.
Он хо­тел бы ска­зать бед­ной жен­щи­не, что­бы не тра­тила си­лы на по­пыт­ки раз­жа­лобить ма­га, но по­нимал, что не сто­ит ли­шать её на­деж­ды. Ка­питан сно­ва сдал её ру­ку и бро­сил на неё взгляд, пы­та­ясь ус­по­ко­ить.
На­деж­да са­мого ка­пита­на на то, что Эрис­те­лю всё не чуж­ды че­лове­чес­кие эмо­ции, раз­ле­телась в прах пос­ле его слов о «ма­терии».
«Не про­си, бо­юсь это бес­по­лез­но...» по­думал он, но вслух ни­чего не ска­зал, об­ра­тив все вни­мание на нек­ро­ман­та.
- Мне ка­залось я на­шел ком­про­мис­сное ре­шение, ус­тра­ива­ющее обе сто­роны, - ска­зал Лар­сен. - По­дарить ей по­кой, а те­ло, ли­шен­ное её ду­ши и соз­на­ния ос­та­вить слу­жить гос­по­дам. Но из ска­зан­но­го то­бой вы­тека­ет, что это не­воз­можно.
Эрис­тель кив­нул. Ин­ге­мару по­каза­лось или он дей­стви­тель­но рад то­му, что иде­аль­ный план ка­пита­на про­валил­ся?
- Что я мо­гу дать? - за­дум­чи­во про­из­нес Лар­сен. - Хо­роший воп­рос. Был ты вам­пи­ром, я пред­ло­жил бы те­бе часть сво­ей кро­ви. Но ты, к счастью или к со­жале­нию, не вам­пир. Что есть у ме­ня та­кого, что мо­жет те­бя за­ин­те­ресо­вать? Ска­жи.
Слу­шая, как тор­гу­ют­ся ее жизнью, жен­щи­на ос­та­вила на­деж­ды на по­мощь и зак­ры­ла гла­за. Она по­няла, что и в этот раз она яв­ля­ет­ся все­го лишь ра­быней, без­душным кус­ком пло­ти без чувств и пра­ва го­лоса. Нес­час­тная зак­ры­ла гла­за и боль­ше не про­рони­ла ни сло­ва.
- Вам­пи­ры? Су­щес­тва, что па­рази­тиру­ют за счет кро­ви дру­гих су­ществ? Эта­кие мос­ки­ты, о ко­торых хо­дит столь­ко ле­генд для ро­ман­тичных дам? Мне ско­рее бли­же гу­ли, эта­кие вра­чева­тели зем­ли. Имен­но они, по­едая по­кой­ни­ков во вре­мена чу­мы, ме­шали рас­простра­нению за­разы.
- Я не раз­би­ра­юсь во всём этом, ты же зна­ешь, - ус­та­ло со­об­щил ка­питан.
Эрис­тель сколь­знул взгля­дом по нап­ря­жен­но­му ли­цу ка­пита­на. Ин­ге­мар был в его ру­ках, точ­но ма­ри­онет­ка. Ос­та­валось лишь дер­гать за нуж­ные ни­точ­ки - честь, бла­городс­тво, же­лание по­мочь, сос­тра­дание, са­мопо­жер­тво­вание. Лар­сен не до­верял ма­гу, но в его гла­зах уп­ря­мо теп­ли­лись кро­шеч­ные уголь­ки на­деж­ды.
- Мне не нуж­на кровь, ку­да ин­те­рес­нее - жиз­ненная си­ла. Ты не ви­дишь ее, но она оку­тыва­ет каж­до­го из нас. Сей­час твой по­ток слаб из-за те­лес­но­го на­каза­ния, го­лода и ус­та­лос­ти, по­это­му пос­ле все­го, что сей­час про­изой­дет, ты мо­жешь не вы­жить. Мы пос­ту­пим нес­коль­ко ина­че...
Эрис­тель вновь ед­ва за­мет­но улыб­нулся, и ка­залось бы, в этот раз дру­желюб­но, но Ин­ге­мар по­нимал, что дру­желю­бия и уж тем бо­лее вза­имо­помо­щи тут нет и в по­мине.
- Я ос­тавлю на тво­ем те­ле пе­чать, что поз­во­лит мне по­лучать твою жиз­ненную энер­гию, как толь­ко ты вос­ста­новишь­ся. В эти мо­мен­ты ты бу­дешь чувс­тво­вать силь­ную сла­бость. Боль я не при­чиняю. На тво­ем за­пястье, пле­че или шее про­явит­ся ед­ва за­мет­ная тень от мо­ей ла­дони или же... Обыч­но это про­сят ча­ще жен­щи­ны - "знак обя­зан­но­го» по­явит­ся на ра­дуж­ке тво­его гла­за, ви­димый со сто­роны толь­ко те­бе и мне.
Нек­ро­мант спо­кой­но вы­жидал, по­ка Лар­сен при­мет ре­шение.
- По­лучать или по­лучить? – Ин­ге­мар нас­то­рожил­ся. - Ты возь­мешь эту си­лу один раз или бу­дешь вы­качи­вать её в лю­бой удоб­ный мо­мент, не спра­шивая мо­его сог­ла­сия? Знак ис­чезнет, ког­да ты по­лучишь своё или ос­та­нет­ся на мне на­веч­но?
Эрис­тель с улыб­кой скло­нил го­лову, точ­но уми­ля­ясь ре­бен­ку, ко­торый де­ла­ет пер­вые ша­ги. У ка­пита­на, ви­димо, бы­ла при­выч­ка чи­тать в кон­трак­те все, да­же то, что на­писа­но мел­ким шриф­том.
- Нас­коль­ко я за­метил, при пе­реме­щении все по­лучен­ные ва­ми ра­ны ис­че­за­ют, и вы вос­ста­нав­ли­ва­етесь. Ве­ро­ят­нее все­го, то же са­мое слу­чит­ся и с на­шим до­гово­ром. Его рас­тор­гнут, вме­шав­шись из­вне.
Лар­сен не­довер­чи­во при­щурил­ся, но нек­ро­мант спо­кой­но вы­дер­жал этот взгляд.
- А ес­ли пе­чать не ис­чезнет? Ты ведь не ис­чез из кам­ня гра­фини... Я не мо­гу до­верить­ся во­ли слу­чая.
- Ра­зум­но, - отоз­вался нек­ро­мант. - Что же, будь по тво­ему... Ес­ли пос­ле оче­ред­но­го пе­реме­щения пе­чать не ис­чезнет, я лич­но сни­му ее. Бо­лее то­го, я не бу­ду ли­шать те­бя си­лы в те мо­мен­ты, ког­да она бу­дет те­бе на­ибо­лее не­об­хо­дима.
- Не сог­ла­шай­ся, - про­шеп­та­ла ра­быня. - Я все-рав­но не вы­живу... Это не Ану­бис. Это де­мон...
Каж­дое сло­во ей да­валось нас­толь­ко тя­жело, что сле­зы вновь выс­ту­пили у нее на гла­зах.
- Ей боль­но, Ин­ге­мар, - про­из­нес Эрис­тель, чуть по­низив го­лос. - Очень боль­но. Не­выно­симо.
- Тог­да мы до­гово­рились, - кив­нул Лар­сен и про­тянул ру­ку.
Сло­во "до­гово­рились" нес­коль­ко по­заба­вило Эрис­те­ля. Ка­питан, ви­димо, при­вык рас­счи­тывать на то, что сло­во "до­гово­рились" обоз­на­ча­ет на­личие ка­кой-то не­руши­мой клят­вы, от ко­торой нель­зя от­сту­пать, и в ее не­руши­мость Лар­сен свя­то ве­рит. Или хо­тя бы пы­та­ет­ся.
Эрис­тель по­мед­лил, по­том вспом­нил этот жест, и до­говор был скреп­лен ру­копо­жати­ем. Ру­ка нек­ро­ман­та бы­ла ле­дяной. Нам­но­го хо­лод­нее рук ка­пита­на. Хо­тя и он сей­час чувс­тво­вал се­бя око­ченев­шим от внут­ренне­го хо­лода.
- Ос­та­лось ре­шить ещё один мо­мент..., - Ин­ге­мар по­вер­нулся к жен­щи­не, нак­ло­нил­ся к ней, дер­жа за ру­ку
- Ми­лая, ты вы­живешь. И по­лучишь воз­можность от­сто­ять се­бя на Аре­не. Ты сог­ласна? Ос­во­бож­да­ешь ме­ня от не­об­хо­димос­ти те­бя уби­вать?
Эрис­тель со­об­щил, что де­вуш­ка стра­да­ет. Лар­сен бро­сил на не­го взгляд. Он это ви­дел и по­нимал, но лиш­нее на­поми­нание вновь зас­та­вило его сер­дце сод­рогнуть­ся.
- Эрис­тель, ты мо­жешь сде­лать так, что­бы она не му­чилась? Пе­ревес­ти её боль на ме­ня, хо­тя бы часть? Я по­буду с ней, по­ка тран­сфор­ма­ция не за­кон­чится. Даль­ше её судь­ба бу­дет в её ру­ках.
«И в ру­ках её гос­под...»
- Пе­ревес­ти боль? Ты хо­чешь стать еще и про­вод­ни­ком? - Эрис­тель с сом­не­ни­ем пос­мотрел на Ин­ге­мара. За­чем это­му че­лове­ку тер­петь чью-то боль? С ка­кой целью?
- Я не ви­жу в этом смыс­ла, - за­дум­чи­во про­из­нес он. - К то­му же, ты вряд ли про­тянешь... Раз­ве те­бе боль­ше не о ком за­ботить­ся?
- Я хо­чу дать ей от­дых, - нас­та­ивал ка­питан. - Я не ис­полнил ею прось­бу о смер­ти, но мо­гу хо­тя бы ос­во­бодить её от час­ти му­чений, из-за ко­торых её так тя­нет уме­реть. Я бы­вал в по­хожей си­ту­ации и мо­гу пред­по­ложить, что она чувс­тву­ет. Что ка­са­ет­ся дру­гих лю­дей, то они яс­но да­ли мне по­нять, что не нуж­да­ют­ся в мо­ей за­щите и опе­ке. Она же сей­час нуж­да­ет­ся. Я силь­нее, чем выг­ля­жу. Я - про­дукт дли­тель­ной ге­нети­чес­кой се­лек­ции, мои по­каза­тели вы­нос­ли­вос­ти всег­да бы­ли очень хо­роши­ми. Ес­ли уви­дишь, что я не тя­ну взять всё, пе­реве­ди хо­тя бы боль­шую часть. Пусть она от­дохнет.
- Как хо­чешь, - рав­но­душ­но от­ве­тил Эрис­тель и жес­том ука­зал Ин­ге­мару на со­сед­ний стол. Ка­питан бро­сил на нек­ро­ман­та не­довер­чи­вый взгляд, но все же под­чи­нил­ся и заб­рался на не­го.
- Ло­жить­ся? - уточ­нил Лар­сен, и нек­ро­мант от­ве­тил ему кив­ком. За­тем Эрис­тель нес­пешно приб­ли­зил­ся к сто­лу и на­чал при­ковы­вать к не­му Ин­ге­мара.
- А это обя­затель­но? - ка­пита­ну яв­но не пон­ра­вились це­пи вок­руг его ло­дыжек, но за­тем он пос­мотрел на нес­час­тную ра­быню и по­нял, что та то­же при­кова­на, и яв­но нес­прос­та. Он встре­тил­ся взгля­дом с жен­щи­ной и по­чувс­тво­вал ее ис­крен­нюю бла­годар­ность.
- Хра­ни те­бя Ра, - од­ни­ми гу­бами про­шеп­та­ла она. Тем вре­менем Эрис­тель кос­нулся за­пяс­тий Ин­ге­мара, при­ковы­вая сна­чала од­но, за­тем дру­гое. Он чувс­тво­вал, как сер­дце ка­пита­на на­чина­ет бить­ся быс­трее. Блон­дин выг­ля­дел блед­ным, как по­лот­но, и был нап­ря­жен нас­толь­ко, что ед­ва не вздра­гивал от из­де­ватель­ски лег­ких при­кос­но­вений нек­ро­ман­та. Он пы­тал­ся не вы­давать сво­его стра­ха, но зрач­ки его глаз рас­ши­рились, и это не ук­ры­лось от Эрис­те­ля.
Но ког­да нек­ро­мант кос­нулся гру­ди Ин­ге­мара и на­чал нес­пешно рас­сте­гивать пу­гови­цы на его ру­баш­ке, ка­питан дер­нулся.
- Что ты де­ла­ешь? - не­пони­ма­юще вос­клик­нул он. По­чему-то в го­лове Лар­се­на ри­сова­лись вся­кие страш­ные труб­ки, но ни­как не его нес­пешное раз­де­вание. Будь он в дру­гой си­ту­ации и в ком­па­нии сим­па­тич­ной де­вуш­ки, бур­ная фан­та­зия ми­гом под­бро­сила ему во­рох пи­кан­тных кар­ти­нок.
Эрис­тель мол­ча пос­мотрел ему в гла­за и про­дол­жил свое стран­ное за­нятие, по­ка ткань ру­баш­ки пол­ностью не об­на­жила грудь ка­пита­на.
"И что те­перь?" - в гла­зах Лар­се­на мель­кнул вы­зов, и нек­ро­ман­та это по­заба­вило. Да­же сей­час ка­питан пы­та­ет­ся все кон­тро­лиро­вать.
- Рас­слабь­ся, мне не нуж­но, что­бы у те­бя ос­та­нови­лось сер­дце рань­ше вре­мени.
Нек­ро­мант яв­но из­де­вал­ся. Как мож­но рас­сла­бить­ся пос­ле та­ких слов??? Сер­дце ка­пита­на бу­хало в гру­ди так, что ка­залось, его ус­лы­шат на пер­вом эта­же.
Эрис­тель чуть скло­нил­ся над муж­чи­ной, а за­тем по­ложил ла­донь на ка­пита­на в об­ласти сол­нечно­го спле­тения. Гла­за нек­ро­ман­та ста­ли бе­лыми, и его ру­ка мед­ленно на­чала про­никать в те­ло Лар­се­на. Ка­залось, Ин­ге­мара ка­са­ет­ся приз­рак. Не бы­ло ни бо­ли, ни кро­ви, за­то хо­лод за­топил его из­нутри. Хо­лод сколь­знул под реб­ра­ми, под­би­ра­ясь к са­мому сер­дцу, и ка­питан при­от­крыл гу­бы, пы­та­ясь зас­та­вить се­бя ды­шать ров­нее. Сер­дце би­лось в груд­ной клет­ке, точ­но ис­пу­ган­ный во­робей, слов­но пы­та­ясь из­бе­жать ле­дяно­го при­кос­но­вения, но хо­лод­ные паль­цы все же нас­тигли его. Гла­за ка­пита­на рас­ши­рились. С каж­дым уда­ром сер­дца он стре­митель­но сла­бел, но к жут­ко­му хо­лоду вне­зап­но до­бави­лась боль от­кры­ва­ющих­ся на спи­не ран. Эрис­тель за­бирал его жизнь, мед­ленно сво­дя би­ение сер­дца к ну­лю.
Тук-тук, тук-тук, тук-тук... тук-тук...тук-тук... тук... тук...
Сер­дце Ин­ге­мара про­пус­ти­ло один удар, дру­гой, и Эрис­тель на­конец из­влек ру­ку. На миг он по­мед­лил, при­киды­вая, сто­ит ли пе­реда­вать жиз­ненную си­лу ка­пита­на или ос­та­вить ее се­бе. По­рази­тель­ная лег­кость рас­те­калась во все­му его те­лу. Нек­ро­ман­ту да­же по­каза­лось, что сей­час он смо­жет под­нять всех мер­тве­цов это­го прок­ля­того го­рода и рас­хо­хотать­ся в ли­цо ка­кому-то там Ану­бису, ес­ли тот взду­ма­ет ему по­мешать. Од­на­ко он все же приб­ли­зил­ся к жен­щи­не и, пог­ру­зив ру­ку в ее те­ло, на­питал ее сер­дце жизнью. Она бе­зум­но зак­ри­чала - боль вер­ну­лась к ат­ро­фиро­ван­но­му те­лу, от­че­го ра­быня за­билась в кон­вуль­си­ях. Труб­ки на­чали пуль­си­ровать, вновь пе­рего­няя элик­сир в ее те­ло.
За­тем нек­ро­мант приб­ли­зил­ся к ка­пита­ну, гля­дя на не­го уже сво­ими при­выч­ны­ми зе­лены­ми гла­зами. Сер­дце­би­ение Лар­се­на вос­ста­нови­лось, но муж­чи­на был нас­толь­ко бле­ден и слаб, что ед­ва мог по­шеве­лить­ся. Нек­ро­мант рав­но­душ­но пос­мотрел на ли­цо блон­ди­на, пос­ле че­го кос­нулся его об­на­жен­но­го пле­ча, ос­тавляя на ко­же свое при­кос­но­вение. Пе­чать обя­зан­но­го. От это­го при­кос­но­вения ко­жа вспых­ну­ла ле­дяным пла­менем и чуть по­тем­не­ла в мес­тах "ожо­га".
- Пе­редай же мне ее боль..., - ед­ва вы­мол­вил ка­питан, и Эрис­тель бро­сил на жен­щи­ну взгляд, точ­но ду­мая, уй­ти или ос­тать­ся.
- Ты обе­щал! - прох­ри­пел Лар­сен. Его ру­баш­ка про­пита­лась кровью, сам он ед­ва ды­шал. На миг ка­пита­ну по­каза­лось, что сей­час Эрис­тель раз­вернет­ся и уй­дет, ос­та­вив его бес­силь­но слу­шать воп­ли с со­сед­не­го сто­ла. Он уже не был уве­рен, что смо­жет вы­дер­жать то, на что под­пи­сал­ся. Но он то­же дал сло­во. И она же как то это вы­дер­жи­вала? Не мо­жет же быть, что он ока­жет­ся сла­бее!
- Тро­гатель­но..., - от­ве­тил Эрис­тель, чуть мор­щась от гром­ких кри­ков нес­час­тной. Но вот его гла­за вновь ста­ли бе­лыми, и Эрис­тель из­влек из сво­ей ман­тии тон­кий ос­трый нож.
Пер­вое сло­во зак­ли­нания па­рали­зова­ло из­ви­ва­ющу­юся от бо­ли ра­быню, и Эрис­тель без тру­да на­чал вы­резать на ее ла­дони что-то на­подо­бие пен­таграм­мы. Его го­лос зву­чал глу­хо, точ­но это го­ворил не че­ловек, а са­ма смерть. Тем­пе­рату­ра в ком­на­те упа­ла еще силь­нее, и изо рта Ин­ге­мара выр­вался пар. За­тем Эрис­тель пов­то­рил пен­таграм­му на ла­дони блон­ди­на.
- По­ка ва­ши ла­дони соп­ри­каса­ют­ся, ее боль бу­дет при­над­ле­жать те­бе, - про­из­нес он, об­ра­тив на Лар­се­на взгляд сво­их бе­лых глаз. - Но ес­ли ты по­теря­ешь соз­на­ние или от­пустишь ее, боль вер­нется к ра­быне с уд­во­ен­ной си­лой и убь­ет ее. Со вто­рым вос­хо­дом сол­нца все за­кон­чится.
Ин­ге­мар чуть не взвыл в го­лос, ког­да Эрис­тель оз­ву­чил ус­ло­вия. Зап­рет на то, что­бы сос­коль­знуть в не­бытие, силь­но ос­ложнял по­ложе­ние, а уг­ро­за смер­ти де­вуш­ки, ес­ли ка­питан не вы­дер­жит, пу­гала.
«Вто­рой вос­ход сол­нца... Поч­ти двое су­ток... Трын­дец те­бе, Лар­сен,» по­дума­лось Ин­ге­мару. Но по­хоже Эрис­тель ве­рил, что по­допыт­ный вы­дер­жит. Зна­чит на­деж­да есть.
Эрис­тель рас­стег­нул за­пястье Ин­ге­мара, поз­во­ляя то­му са­мому ре­шать, взять ли нес­час­тную за ру­ку. В зе­леных гла­зах мель­кну­ло что-то на­подо­бие до­сады? Ува­жения? Или сно­ва нас­мешки?
В тот же миг фи­гура нек­ро­ман­та рас­тво­рилась в воз­ду­хе.
Ка­питан про­тянул ру­ку к жен­щи­не, их ла­дони соп­ри­кос­ну­лись и Ин­ге­мар пе­рес­тал вос­при­нимать ок­ру­жа­ющую ре­аль­ность. В его ми­ре ос­та­лась толь­ко боль и ру­ка, ко­торую на­до бы­ло дер­жать во что бы то ни ста­ло. Крик рвал­ся из гру­ди, но он по­давил его, зная, как это мо­жет ре­зануть по сер­дцу де­вуш­ку на со­сед­нем сто­ле.
Лар­сен зак­рыл гла­за и пос­та­рал­ся вы­ров­нять ды­хание, он нег­ромко сто­нал на каж­дом вы­дохе, сле­дя за тем, что­бы ды­хание не ус­ко­рялось и пос­те­пен­но свы­кал­ся с но­выми ощу­щени­ями.
Глав­ным те­перь бы­ло не по­терять соз­на­ния и не вы­пус­тить ру­ку, сжа­тую в его ру­ке.
«Жаль не до­гадал­ся поп­ро­сить при­мотать на­ши ла­дони друг к дру­гу...»
Пос­ле бес­сонной но­чи и раз­го­вора со Все­видя­щим, Иль­нес вер­нулся в свою ком­на­ту, опус­тился на пос­тель и не­мед­ленно ус­нул. Сон был тре­вож­ным, от­че­го эльф то и де­ло вздра­гивал, слов­но опа­сал­ся, что сей­час к не­му кто-то под­кра­дыва­ет­ся, что­бы убить. В со­сед­ней ком­на­те гром­ко хлоп­ну­ла дверь, слов­но ее пну­ли но­гой, и Иль­нес рез­ко прос­нулся. Он сел на пос­те­ли, тя­жело ды­ша и нас­то­рожен­но ози­ра­ясь по сто­ронам. За­тем он ус­лы­шал нас­мешли­вый муж­ской го­лос, по­казав­ший­ся эль­фу уди­витель­но зна­комым.
- Лад­но те­бе на­путс­тво­вать, Все­видя­щий. Мы все ку­па­ем­ся в од­ном и том же на­возе, так ка­кой смысл рас­суждать о том, кто луч­ше, а кто ху­же. Я ни­ког­да не пре­тен­до­вал на зва­ние вла­дель­ца са­мого доб­ро­го сер­дца!
Сле­дом раз­дался го­лос ора­кула:
- Да­же во ть­ме есть свет, Ко­сэй. Глав­ное, не сда­вать­ся и не поз­во­лять тво­им тем­ным ин­стинктам брать над то­бой верх. Ты боль­ше не во­ин аре­ны, ты – гос­по­дин, и то, как ты «вы­бивал» ин­форма­цию из гос­по­дина Мхо­тепа, неп­рости­тель­но.
- Этот жир­ный гип­по­потам не прос­то так хо­тел ку­пить ра­ба, ко­торый ни­чего не по­казы­вал. Я по-хо­роше­му про­сил его не лгать.
- Нет, Ко­сэй, ты поль­зу­ешь­ся пра­вом сво­ей неп­ри­кос­но­вен­ности. Ник­то не в си­лах на­казать ра­ба, ко­торый вы­иг­рал сво­боду на аре­не, от­че­го вы поз­во­ля­ете тво­рить се­бе раз­ные бес­чинс­тва.
- По­дума­ешь, тол­кнул его па­ру раз, - в го­лосе не­ко­его Ко­сэя пос­лы­шалось раз­дра­жение.
- Тол­кнул? Ты уда­рил его, и нес­час­тный гос­по­дин Мхо­теп про­ломил со­бой сте­ну утят­ни­ка. Ма­ло то­го, что ты раз­ру­шил стро­ение, так еще и нес­коль­ко птиц ока­зались раз­давле­ны нас­мерть!
- Я не ви­новат, что у Мхо­тепа та­кая тя­желая зад­ни­ца, - Ко­сэй ве­село рас­сме­ял­ся. – Не­уди­витель­но, что та ра­быня под­жа­рила его.
Все­видя­щий ус­та­ло вздох­нул, и Иль­нес ус­лы­шал, как эти двое нап­равля­ют­ся в гос­ти­ную. Эльф уже вспом­нил, где слы­шал го­лос не­ко­его Ко­сэя: имен­но это­го крас­но­воло­сого ти­па Иль­нес умуд­рился выз­вать на бой. Пом­рачнев, блон­дин стре­митель­но под­нялся с пос­те­ли и нап­ра­вил­ся в гос­ти­ную. Все­видя­щий поз­во­лял ему гу­лять, где взду­ма­ет­ся, по­это­му Иль­нес пос­чи­тал, что пря­тать­ся от это­го гос­по­дина у­яз­вит его гор­дость. Пусть ры­жий зна­ет, где его най­ти, вот толь­ко в слу­чае по­един­ка, Иль­не­са вряд ли пос­тигнет участь хи­лого Мхо­тепа.
Все­видя­щий и Ко­сэй си­дели в крес­лах и нес­пешно пи­ли прох­ла­дитель­ный на­питок, ког­да в ком­на­ту во­шел Иль­нес.
- Вот и ты, мой маль­чик, - лас­ко­во про­из­нес ста­рик, об­ра­тив свое сле­пое ли­цо к эль­фу. – Как ты се­бя чувс­тву­ешь?
- Бла­года­рю, я пос­пал и вос­ста­новил­ся, - с эти­ми сло­вами Иль­нес пок­ло­нил­ся сле­пому в знак поч­те­ния, от­че­го на ли­це Ко­сэя от­ра­зилось удив­ле­ние. Обыч­но у Все­видя­щего оби­тали са­мые наг­лые ра­бы, ко­торые да­же не всег­да здо­рова­лись: ора­кул раз­ба­ловал их, и Ко­сэй ис­крен­не ра­довал­ся, ког­да ему уда­валось пнуть ко­го-то из са­мых наг­лых.
- Доб­рая весть, - улыб­нулся ста­рик. – Са­дись к нам, вы­пей фрук­то­вой во­ды. Пред­став­ляю те­бе Ко­сэя, од­но­го из ве­личай­ших во­инов на­шего вре­мени.
Иль­нес бро­сил вни­матель­ный взгляд на крас­но­воло­сого: муж­чи­на хищ­но ос­кла­бил­ся и кив­нул эль­фу на со­сед­нее крес­ло, мол, при­сажи­вай­ся, ес­ли не бо­ишь­ся. Этот жест по­казал­ся Иль­не­су вы­зыва­ющим, по­это­му юно­ша, не ко­леб­лясь, ус­тро­ил­ся ря­дом с гос­тем. На са­мом де­ле он на­де­ял­ся, что этот тип что-то зна­ет о его спут­ни­ках, по­это­му сей­час изо всех сил бо­рол­ся со сво­ей гор­достью и при­киды­вал, как бы за­дать ин­те­ресу­ющий воп­рос и при этом не чувс­тво­вать се­бя уни­жен­ным.
- Все­видя­щий, а про­дай-ка ты мне его, а? – вдруг про­из­нес Ко­сэй, всё еще неп­ри­ят­но ух­мы­ля­ясь. – У не­го очень кра­сивая ко­жа.
Стран­ный ком­пли­мент зас­та­вил эль­фа сму­тить­ся и ра­зоз­лить­ся од­новре­мен­но. Как этот смер­тный сме­ет так го­ворить об эль­фе? Это от­вра­титель­но!
- Опять ты за свое! Всё ни­как не уго­монишь­ся? – впер­вые в го­лосе Все­видя­щего пос­лы­шалось неп­рикры­тое раз­дра­жение. – Пе­рес­тань от­но­сить­ся к ра­бам та­ким об­ра­зом. Ты сам был од­ним из них.
- Но я по­лучил сво­боду, по­это­му имею пра­во от­но­сить­ся к ним, как по­желаю.
Ко­сэй сде­лал гло­ток во­ды и про­дол­жил:
- Ну, про­дай. Ну, по­жалуй­ста! Ви­дишь, я го­тов те­бя умо­лять. Ес­ли бы ты ви­дел, что я сей­час де­лаю, ты бы без ко­леба­ний мне его про­дал.
- Знаю я, что ты де­ла­ешь! – ра­зоз­лился Все­видя­щий. – Не­фер­та­ри уже при­ходи­ла ко мне и про­сила для те­бя ка­кое-то ус­по­ко­итель­ное зелье. Ты убил ее слу­гу толь­ко по­тому, что цвет его ко­жи сов­па­дал с ос­таль­ны­ми по­душ­ка­ми...
- Да! Я не хо­чу, что­бы на со­фе бы­ли раз­ные по­душ­ки. Хо­чу оди­нако­вые.
- Они – лю­ди, Ко­сэй! – вскри­чал ора­кул. – Бо­ги, ты не дол­жен се­бя рас­пускать.
- А Не­фер­та­ри пусть сле­дит за со­бой и сво­ими лю­бов­ни­ками. В пос­леднее вре­мя у нее ста­ло очень мно­го быв­ших и умер­ших, - ог­рызнул­ся Ко­сэй. Его у­яз­ви­ло, что его под­ру­га ша­та­ет­ся по ора­кулам, вык­лянчи­вая у них ус­ми­ритель­ное зелье.
- Ты сди­ра­ешь с лю­дей ко­жу? – пе­рес­про­сил Иль­нес, с нес­кры­ва­емым от­вра­щени­ем гля­дя на крас­но­воло­сого.
- Кто-то со­бира­ет ска­рабе­ев, кто-то спа­рива­ет­ся с вер­блю­дами, а я из­го­тав­ли­ваю ме­бель. Ты бы так не кри­вил­ся, ес­ли бы ви­дел мою ра­боту.
- Твоя ра­бота бе­зуп­речна, но ис­поль­зуй для это­го ко­жу жи­вот­ных! – про­дол­жал гне­вать­ся ора­кул. – Ко­сэй, я про­шу те­бя, нач­ни на­конец ду­мать о заг­робной жиз­ни.
- А чем жи­вот­ные ху­же? Им что, не боль­но? Нап­ри­мер, ка­кая-то свинья мне ни­чего пло­хого не де­лала, а Мхо­теп пос­то­ян­но жа­лу­ет­ся на ме­ня Нах­ти. Так по­чему я дол­жен уби­вать не­вин­ную свинью, в то вре­мя, как ви­нова­тая бу­дет про­дол­жать га­дить мне даль­ше?
Ло­гика это­го мань­яка по­ража­ла. Ка­залось, да­же Все­видя­щий пре­бывал в шо­ке, не в си­лах най­ти ни еди­ного тол­ко­вого ар­гу­мен­та, ко­торый об­ра­зумит крас­но­голо­вого пси­хопа­та.
Тем вре­менем Иль­нес за­метил, как ора­кул вздрог­нул всем те­лом и пос­пешно пос­та­вил гли­няный ста­кан на по­вер­хность сто­ла.
- Мне нуж­но ра­ботать, - су­хо про­из­нес он. – Кли­тий, идешь со мной.
Ора­кул пос­мотрел на ра­ба, ко­торый под­но­сил гос­по­дам на­пит­ки, и тот вы­ронил кув­шин и в стра­хе по­пятил­ся на­зад.
- Умо­ляю, ми­лосер­дный! Не на­до! Про­шу! У ме­ня семья, ма­лень­кий сын!
- И он мне еще рас­ска­зыва­ет о том, как на­до об­ра­щать­ся с ра­бами, - ух­мыль­нул­ся Ко­сэй, за­метив, что Кли­тий уже по­пал под ча­ры ора­кула и без­ро­пот­но нап­ра­вил­ся с ним прочь из ком­на­ты. – Ты, глав­ное, не го­вори ста­рику, ког­да он спро­сит, ку­да этот са­мый Кли­тий дел­ся. Ска­жи, что он от­пустил его. Жал­ко расс­тра­ивать.
- Что это зна­чит? – Иль­нес нас­то­рожил­ся, с по­доз­ре­ни­ем гля­дя на гос­тя.
- Ну, ты не за­метил, что у столь доб­ро­го ора­кула, ко­торый веч­но по­купа­ет ра­бов, их уди­витель­но ма­ло? По су­ти, здесь дол­жен ютить­ся це­лый го­род.
- Но что он с ни­ми де­ла­ет?
- На дан­ный мо­мент Кли­тий, ве­ро­ят­нее все­го, уже мертв.
Иль­нес рез­ко под­нялся на но­ги и хо­тел бы­ло нап­ра­вить­ся сле­дом за Все­видя­щим, но Ко­сэй стре­митель­но прег­ра­дил ему путь.
- Пов­то­ряю, не на­до. Все­видя­щий ис­пы­тыва­ет на этих ра­бах свои зелья, что­бы в даль­ней­шем ле­чить или пре­об­ра­зовы­вать дру­гих. То, что он тво­рит, этот ста­рик со­вер­шенно не пом­нит. Прок­лятье да­же с ним иг­ра­ет свои злые шут­ки.
- Что за прок­лятье?
- О, маль­чик, упа­си те­бя Ра уз­нать об этом.
- Я – не маль­чик. Хоть я и выг­ля­жу мо­лодо, ве­ро­ят­нее все­го, что я стар­ше те­бя на сот­ню лет.
- Бре­шешь! – хо­хот­нул Ко­сэй.
- Эль­фы ни­ког­да не лгут.
- Как же вы, та­кие чес­тные, жи­вете так дол­го? Это про­тив за­конов при­роды!
- Ложь – вот что про­тив при­роды. И жес­то­кость. И са­модо­воль­ство, - с эти­ми сло­вами Иль­нес сме­рил крас­но­воло­сого та­ким взгля­дом, что гла­за Ко­сэя не­доб­ро вспых­ну­ли.
- Я куп­лю те­бя и сде­лаю из те­бя крес­ло. А твои уши про­дам на рын­ке, что­бы мо­лодые ма­маши под­ве­шива­ли их над яс­ля­ми для сво­их соп­ля­ков.
- Я убью те­бя рань­ше, чем ты ус­пе­ешь ме­ня ку­пить, - с вы­зовом от­ве­тил эльф.
В тот же миг в ком­на­те вновь по­казал­ся Все­видя­щий. Выг­ля­дел он та­ким рас­те­рян­ным, слов­но что-то по­терял.
- А за­чем я ухо­дил, Ко­сэй, не пом­нишь? – спро­сил он, оза­дачен­но гля­дя на сво­его гос­тя. – Так, вы что это тут? Сце­пить­ся ре­шили? А ну жи­во по уг­лам!
- Упа­си Оси­рис, Все­видя­щий. Мы уже с этим ос­тро­ухим – луч­шие друзья. Он уже про­сит­ся, что­бы ты его мне по­дарил.
- Что­бы я мог убить его, - рез­ко до­бавил Иль­нес.
- Ну, хва­тит! – ора­кул яв­но не же­лал слу­шать даль­ней­ших спо­ров. То, что он выг­ля­дел рас­те­рян­ным, да­же опе­чален­ным, не очень пон­ра­вилось эль­фу. Не­уже­ли этот че­ловек дей­стви­тель­но спо­собен ко­го-то убить и уже че­рез ми­нуту не пом­нить об этом?
- Са­дитесь и вы­пей­те еще во­ды... О, Кли­тий! Кув­шин уро­нил и да­же не уб­рал. Кли­тий, ку­да ты дел­ся? – ста­рик всплес­нул ру­ками и с по­мощью те­леки­неза рас­тво­рил ос­колки и про­литый на­питок в воз­ду­хе. – Кли­тий!
- Ты сов­сем на­чал все за­бывать, ора­кул, - вздох­нул Ко­сэй. – Вы­ходил ты за тем, что­бы при­нес­ти ка­кую-то мазь для но­жек Не­фер­та­ри. С за­пахом цве­тов.
- Да? Бо­ги, а у ме­ня же ни­чего та­кого не име­ет­ся.
- Ну и не на­до. Тог­да я сам ей что-то сва­рю. На ос­но­ве на­воза, - хо­хот­нул Ко­сэй.
- Ну, а Кли­тий ку­да дел­ся? – не ус­по­ка­ивал­ся ста­рик.
- Ты же по­дарил ему сво­боду. Он бро­сил кув­шин и убе­жал. Ска­зал, что хо­чет жить у ре­ки и по­читать не­бо.
Гу­бы Все­видя­щего тро­нула лег­кая улыб­ка.
- Он всег­да был очень меч­та­тель­ным юно­шей... Я рад, что смог сде­лать его счас­тли­вым.
Ко­сэй мно­гоз­на­читель­но пос­мотрел на Иль­не­са, на­де­ясь, что эльф не бу­дет пор­тить эту ро­зовую ис­то­рию с кри­ком: «Прав­ду в мир!». Блон­дин и впрямь мол­чал. Чувс­тво сос­тра­дания к это­му ста­рику бы­ло силь­нее же­лания вер­шить спра­вед­ли­вость, и он мыс­ленно пок­лялся се­бе, что бу­дет изо всех сил ме­шать Все­видя­щему унич­то­жать лю­дей, пре­бывая в бес­па­мятс­тве.
Ко­сэй про­был здесь еще око­ло пят­надца­ти ми­нут, пос­ле че­го стал со­бирать­ся.
- Я про­вожу, - рез­ко про­из­нес Иль­нес, вста­вая за Ко­сэ­ем.
- С че­го это? - ры­жий оки­нул блон­ди­на не­довер­чи­вым взгля­дом, но все-та­ки поз­во­лил эль­фу дой­ти с ним до ко­нюш­ни, где муж­чи­на ос­та­вил свою ло­шадь.
- Ты что-то зна­ешь о мо­их спут­ни­ках? - Иль­нес на­конец зас­та­вил се­бя за­дать этот воп­рос.
- У ме­ня по­яви­лось пять но­вых пред­ме­тов ме­бели, - ус­мехнул­ся Ко­сэй и зап­рыгнул в сед­ло. - Не знаю я, что с тво­ими друж­ка­ми. Ка­кая мне раз­ни­ца.
- А... Рей­вен? Тот, ко­торо­го наз­ва­ли Зме­ей? Он же жи­вет у тво­ей под­ру­ги. Не­фер­та­ри?
- А что с ним? Тре­ниру­ет­ся для аре­ны. Не пе­режи­вай, он не бу­дет ук­ра­шать мою гос­ти­ную. Его убь­ют в пер­вом же бою, и ско­рее все­го ко­жа при­дет в пол­ную не­год­ность.
- У те­бя есть хоть что-то че­лове­чес­кое?
- Те­ло! - с эти­ми сло­вами Ко­сэй ух­мыль­нул­ся и, приш­по­рив ко­ня, нап­ра­вил­ся прочь. Иль­нес про­водил его тя­желым взгля­дом. Те­перь ему бы­ла из­вес­тна хо­тя бы судь­ба Рей­ве­на, а в дан­ном слу­чае это бы­ло очень да­же неп­ло­хо.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться