Искаженное время

Размер шрифта: - +

XII

Встреча

Дву­хэтаж­ный дом, ко­торый на­ходил­ся не­пода­леку от Глав­но­го Хра­ма, для ко­го-то из чу­жаков был уже зна­комым, для ко­го-то, нап­ро­тив, пред­став­лял со­бой что-то не­из­ве­дан­ное. Но для гра­фини ди Ле­вильо это мес­то слу­жило тюрь­мой, где в лю­бую ми­нуту с ней мог­ли сде­лать то, что по­жела­ет «хо­зя­ин». В свою оче­редь, Ин­ге­мар Лар­сен ока­зал­ся здесь по иро­нии судь­бы, и имен­но эта иро­ния спас­ла ему жизнь. В Глав­ном Хра­ме сви­репс­тво­вала чер­ная ос­па, ко­торая по­рази­ла всех оби­тате­лей, в том чис­ле и са­мого Нах­ти и еще нес­коль­ких ора­кулов. На­ходясь вмес­те с Эр­би, ка­питан не мог об этом знать и, ко­неч­но же, не по­доз­ре­вал, что Ли­лит на­ходит­ся с ним по со­седс­тву. Так­же ка­питан ни­как не мог пред­по­ложить, что в са­мой боль­шой ком­на­те на пер­вом эта­же уже на­ходит­ся Иль­нес в соп­ро­вож­де­нии егип­тянки со стран­ным име­нем Ро­са. Они приш­ли сю­да пер­вы­ми по при­казу Все­видя­щего и те­перь мрач­но ог­ля­дыва­лись по сто­ронам. Егип­тянке этот дом яв­но не нра­вил­ся. Или не нра­вил­ся его вла­делец – это­го Иль­нес не мог знать. За­то его собс­твен­ные ощу­щение бы­ли очень стран­ны­ми. Энер­ге­тика это­го до­ма ка­залась тя­желой и гне­тущей, от­че­го эльф чувс­тво­вал се­бя край­не не­уют­но. В осо­бен­ности ему не нра­вилась здеш­няя ме­бель. Да, вы­пол­не­на она бы­ла бе­зуп­речно. Мо­жет, не так иде­аль­но, как то де­ла­ют его эль­фий­ские соб­ратья, но соз­да­тель, оп­ре­делен­но, на го­лову пре­вос­хо­дил че­лове­чес­ких мас­те­ров.
От неп­ри­ят­ных ощу­щений Иль­не­са от­влек звук приб­ли­жа­ющих­ся ша­гов. В ком­на­ту вош­ла кра­сивая вы­сокая жен­щи­на, об­ла­чен­ная в бе­лое платье. На ее ко­же бы­ло за­мет­но лег­кое зо­лотис­тое на­пыле­ние, на пред­плечье кра­совал­ся брас­лет в ви­де хищ­ной пти­цы с ши­роко рас­прав­ленны­ми крыль­ями. Сле­дом за ней во­шел Дмит­рий, и Иль­нес по­чувс­тво­вал, что, на­вер­ное, впер­вые нас­толь­ко силь­но рад ви­деть че­лове­ка. Лес­ков при­вет­ли­во кив­нул ему, од­на­ко ли­цо его бы­ло встре­вожен­ным. Цеп­ким взгля­дом он ог­ля­дел по­меще­ние, слов­но где-то на сте­не или на по­тол­ке мог­ло быть на­писа­но объ­яс­не­ние, за­чем его сю­да при­вели. Нес­мотря на вол­не­ние, Дмит­рий не мог не оце­нить кра­соты этой ком­на­ты, и в осо­бен­ности ме­бели. Ког­да-то он ис­кал се­бе по­хожие крес­ла со сфин­кса­ми для ве­ран­ды, ко­торую ди­зай­нер пред­ло­жила вы­пол­нить в еги­пет­ском сти­ле. Всю ме­бель Лес­ков заб­ра­ковал, но эти чер­то­вы крес­ла бы­ли прос­то пот­ря­са­ющи­ми. Будь сей­час Дмит­рий в дру­гой си­ту­ации, он бы не­мед­ленно пред­ло­жил хо­зя­ину до­ма про­дать их ему или, как ми­нимум, дать ему кон­так­тный те­лефон мас­те­ра. Тем вре­менем кра­сивая спут­ни­ца Дмит­рия ус­тро­илась в од­ном из этих кре­сел, не об­ра­щая ни на Иль­не­са, ни на Ро­су ни ма­лей­ше­го вни­мания. Она от­ки­нулась на спин­ку и на­чала не­тер­пе­ливо пос­ту­кивать паль­ца­ми по под­ло­кот­ни­ку. Бла­го, дол­го ждать не приш­лось.
Вско­ре в ком­на­ту вош­ла Не­фер­та­ри, на­ряжен­ная в по­хожее бе­лое платье. Зо­лота на ее ко­жу бы­ло на­несе­но за­мет­но боль­ше, да и ук­ра­шения бы­ли и на гру­ди, и на ру­ках, и на но­гах. За­метив си­дящую в крес­ле Ака­ну, егип­тянка до­воль­но улыб­ну­лась и ус­тро­илась на со­фе. Рей­вен во­шел сле­дом за сво­ей гос­по­жой, и, за­метив в ком­на­те Иль­не­са и Дмит­рия, по­чувс­тво­вал и ра­дость, и удив­ле­ние од­новре­мен­но. Как и Лес­ков, Харт то­же был за­мет­но встре­вожен. То, что их со­бира­ли в до­ме Ко­сэя, силь­но нас­то­ражи­вало, осо­бен­но учи­тывая тот факт, что всех раз­бу­дил тре­вож­ный ко­локоль­ный звон.
За­тем в ком­на­ту во­шел сам Ко­сэй. Его гла­за ка­зались тем­но-крас­ны­ми и пы­лали неп­рикры­той яростью. В гне­ве он сшиб на пол гли­няный кув­шин с фрук­то­вой во­дой, и тот со зво­ном рас­ко­лол­ся на че­реп­ки. Ро­са вздрог­ну­ла от не­ожи­дан­ности, Ака­на нах­му­рилась, а Не­фер­та­ри нас­мешли­во ух­мыль­ну­лась.
- От­ка­зал? – спро­сила «хо­зяй­ка» Рей­ве­на, ле­ниво по­тяги­ва­ясь на со­фе.
- Ес­ли бы он не был нас­толь­ко гни­лым, я бы дав­но сод­рал с не­го ко­жу и сде­лал из нее под­став­ку для ног. В го­роде тво­рит­ся не­весть что, а этот уб­лю­док да­же не мо­жет явить­ся на встре­чу и при­вес­ти с со­бой сво­его ра­ба.
- Иман­дес всег­да был сво­ен­равным, - хо­лод­но про­из­несла Ака­на. – Впро­чем, за­чем нам его раб, ес­ли и на­ших дос­та­точ­но?
Ус­лы­шав эти сло­ва, Дмит­рий под­нял взгляд на Ко­сэя. Его тре­вога все боль­ше уси­лива­лась, од­на­ко сло­ва про хо­зя­ина Эри­ка нес­коль­ко ус­по­ка­ива­ли. Зна­чит, Фос­тер все еще жив, раз­ве что его но­во­ис­пе­чен­ный «босс» не счи­та­ет нуж­ным де­лить­ся им с ос­таль­ны­ми. То, что у Эри­ка хва­та­ет моз­гов не про­воци­ровать силь­ных ми­ра се­го, Лес­ков убе­дил­ся еще в Рос­сии. На­ем­ни­ку дав­но нуж­но бы­ло вру­чить Ос­кар за са­мую ра­болеп­скую мор­ду, ко­торая по­яв­ля­ет­ся у не­го в мо­мент стол­кно­вения с тем, кто ему не по зу­бам.
В этот миг в ком­на­ту вош­ла Ли­лит в соп­ро­вож­де­нии Кай­та­ны. Уви­дев сво­их спут­ни­ков, гра­финя по­чувс­тво­вала, как ее сер­дце на­чина­ет бить­ся быс­трее. Осо­бен­но она об­ра­дова­лась при ви­де Рей­ве­на. Ей хо­телось приб­ли­зить­ся к не­му, спро­сить, как он, но все при­сутс­тву­ющие гос­по­да смот­ре­ли на нее, от­че­го Ли­лит не рис­кну­ла про­яв­лять столь силь­ные эмо­ции. Она за­мети­ла, как Рей­вен сколь­знул встре­вожен­ным взгля­дом по ее пе­ревя­зан­ной ло­дыж­ке, на ко­торой вид­не­лись ко­рич­не­вые пят­на про­сочив­шей­ся кро­ви. Гра­финя, в свою оче­редь, с со­жале­ни­ем смот­ре­ла на из­би­тое осу­нув­ше­еся ли­цо Хар­та, от­ме­чая тем­ные кру­ги под гла­зами. Не луч­ше выг­ля­дел и рус­ский, раз­ве что его не из­би­вали, во вся­ком слу­чае, не бы­ло сле­дов уда­ров на ли­це. Весь его лоск, ко­торым он так вы­делял­ся в Рос­сии, ис­чез. Ще­тина на его ли­це до­бав­ля­ла ему воз­раста, а сам муж­чи­на выг­ля­дел по­худев­шим и страш­но ус­тавшим. На­вер­ня­ка, в их гла­зах она выг­ля­дела не ме­нее жал­кой: ис­пу­ган­ная, блед­ная, как приз­рак, с рас­сы­пав­ши­мися по пле­чам во­лоса­ми, об­мо­тан­ная в ка­кую-то бе­зоб­разную тряп­ку, ко­торая с тру­дом дер­жа­лась на те­ле. Ли­лит по­чувс­тво­вала жа­лость в гла­зах Рей­ве­на, и ее гу­бы зад­ро­жали. Рез­ко от­вернув­шись, гра­финя ед­ва ли не с не­навистью пос­мотре­ла на соб­равших­ся гос­под. Крас­но­воло­сого она уже зна­ла, а кто эти жен­щи­ны? В этот миг Ли­лит ка­залось, что на фо­не этих ухо­жен­ных хо­леных кра­савиц, она - все­го лишь жал­кая за­мараш­ка. Вы­соко­мер­ный взгляд де­вуш­ки, си­дев­шей в крес­ле, слов­но под­твер­дил мыс­ли гра­фини. А ведь сов­сем не­дав­но она са­ма так же смот­ре­ла на прис­лу­гу. Вто­рая жен­щи­на, ко­торая ус­тро­илась на со­фе, пог­ля­дыва­ла на Ли­лит ско­рее оце­нива­юще. Не­фер­та­ри лю­била кра­сивых лю­дей, и то, как сей­час выг­ля­дела гра­финя, не вы­зыва­ло у нее от­вра­щения.
Пос­ледним в ком­на­ту вве­ли Ин­ге­мара. За ка­пита­ном явил­ся уже зна­комый ему муж­чи­на с яр­ко-си­ними гла­зами и ска­зал что-то про ко­лося­щи­еся не­беса пус­ты­ни, от­че­го Лар­сен еще нес­коль­ко се­кунд не мог по­нять, че­го от не­го хо­тят. Тог­да силь­ная ру­ка егип­тя­нина лег­ла ему на пле­чо и бук­валь­но на­силь­но вы­волок­ла из ком­на­ты.
- Да от­пусти ты, я сам мо­гу дой­ти! – вос­клик­нул ка­питан, злясь от то­го, что его та­щат, как про­винив­ше­гося щен­ка. Эр­би ис­пу­ган­но при­жалась к сте­не, но Лар­сен да­же не ус­пел ска­зать ей что-то ус­по­ка­ива­ющее, как ока­зал­ся в со­сед­нем по­меще­нии, и дверь меж­ду ни­ми зах­лопну­лась.
Ока­зав­шись в за­ле, Ин­ге­мар по­чувс­тво­вал, как его пе­репол­ня­ет ра­дость. Все его спут­ни­ки жи­вы и прак­ти­чес­ки нев­ре­димы. Стоп, а где Фос­тер? На­ем­ни­ка ниг­де не бы­ло, но сей­час ка­питан был рад то­му, что хо­тя бы ви­дит пе­ред со­бой Ли­лит и Рей­ва. Все его друзья по нес­частью выг­ля­дели за­мучен­ны­ми и пот­ре­пан­ны­ми, но в осо­бен­ности ка­пита­на встре­вожи­ла гра­финя. Она все-та­ки по­лучи­ла на­каза­ние и те­перь ка­залась нас­толь­ко из­можден­ной, что вот-вот по­теря­ет соз­на­ние. За­тем Ин­ге­мар сколь­знул взгля­дом по жен­щи­не, ко­торая валь­яж­но ле­жала на со­фе, с лю­бопытс­твом рас­смат­ри­вая его. Имен­но к этой егип­тянке он боль­ше все­го хо­тел по­пасть в рабс­тво и да­же по­сылал ей воз­душный по­целуй. Вто­рую гос­по­жу он ра­нее не ви­дел. Ее хо­лод­ная кра­сота ни­как не вя­залась с еги­пет­ским зно­ем, а про­низы­ва­ющий взгляд тем­ных глаз со­вер­шенно не рас­по­лагал к флир­ту. Третью де­вуш­ку, чья ко­жа бы­ла пок­ры­та кап­ля­ми во­ды, Ин­ге­мар то­же ви­дел впер­вые и не­воль­но пой­мал се­бя на мыс­ли, что, ви­димо, крас­но­воло­сый тип, что сто­ит в цен­тре ком­на­ты, обо­жа­ет со­бирать вок­руг се­бя кра­сивых жен­щин. Вот толь­ко этот муж­чи­на выг­ля­дел нас­толь­ко злым, что Ин­ге­мар нас­то­рожил­ся.
- Что ты со­бира­ешь­ся с ни­ми де­лать, Ко­сэй? – про­из­несла Ака­на, ко­торой яв­но на­до­ело ждать. Ви­димо, этот воп­рос ин­те­ресо­вал всех соб­равших­ся, от­че­го при­сутс­тву­ющие ра­зом ожи­вились.
- Сде­ру с них шку­ру. С од­но­го за дру­гим, - зло про­из­нес крас­но­воло­сый. – Итак, раз все ве­щи в сбо­ре, я за­дам вам воп­рос, и у вас есть толь­ко од­на воз­можность от­ве­тить. Что за тварь уби­ла во­ина аре­ны, сде­лала из не­го чу­чело и по­веси­ла на глав­ной пло­щади? Нам из­вес­тно, что это был кто-то из вас. Нам из­вес­тно, что в го­род ваш приш­ло се­меро.
С эти­ми сло­вами Ко­сэй вы­тащил нож для све­жева­ния и лов­ко пок­ру­тил его в паль­цах.
- Со­ветую не врать мне, - мяг­ко до­бавил он. - Я умею де­лать боль­но.
Рей­вен и его спут­ни­ки в тре­воге пе­рег­ля­нулись. На­личие но­жа в ру­ке Ко­сэя яс­но да­вало по­нять, что он нас­тро­ен серь­ез­но, а ли­ца Не­фер­та­ри и Ака­ны и вов­се го­вори­ли крас­но­речи­вее вся­ких слов. Рас­слаб­ленность хо­зяй­ки Рей­ве­на ра­зом ис­па­рилась. Она се­ла на со­фе, хму­ро гля­дя на Ко­сэя, за­тем пе­реве­ла взгляд на сво­его ра­ба. Что-что, а ей не хо­телось, что­бы Фе­никс уро­довал ее по­куп­ку. Рей­вен хоть и злил ее с за­вид­ным пос­то­янс­твом, но толь­ко она мог­ла ре­шать, как его на­казы­вать.
Су­дя по вы­раже­нию ли­ца Ака­ны, идея пы­тать ра­бов ей то­же не приш­лась по вку­су. Она бро­сила быс­трый взгляд на Дмит­рия, при­киды­вая, как пра­виль­нее пос­ту­пить. С од­ной сто­роны, этот мер­за­вец пы­тал­ся ис­поль­зо­вать ее сла­бость в сво­их це­лях и впол­не зас­лу­жил то­го, что­бы Ко­сэй сре­зал с не­го ку­сок ко­жи. Но, с дру­гой сто­роны, он так и не ос­во­бодил Ин-теп, и Ака­на всё еще бы­ла са­мой со­бой.
- Ме­ня это не ус­тра­ива­ет, - рез­ко про­из­несла она. – Я не поз­во­лю пор­тить свою вещь, тем бо­лее, что она не при­чем. Дми-три все вре­мя был со мной, и он ни­чего не зна­ет о слу­чив­шемся!
- О, ты уже да­ла ему имя, - мяг­ко по­ин­те­ресо­валась Не­фер­та­ри, лу­каво улыб­нувшись. Ака­на не от­ре­аги­рова­ла.
- Ты ме­ня ус­лы­шал, Ко­сэй! Хо­чешь пор­тить ве­щи, на­чинай со сво­их, - с эти­ми сло­вами егип­тянка жес­том ука­зала на Ли­лит. Гра­финя бро­сила взгляд на нож в ру­ке Ко­сэя и хо­тела бы­ло от­сту­пить на­зад, как нат­кну­лась спи­ной на Кай­та­ну. Де­вуш­ка, ко­торая еще сов­сем не­дав­но пе­ревя­зыва­ла ей ра­ны, те­перь в лю­бую ми­нуту мог­ла ее убить.
- Ре­зон­но, - ух­мыль­нул­ся Ко­сэй. Он ре­шитель­но нап­ра­вил­ся к гра­фине и, схва­тив ее за шею, при­тянул к се­бе, слов­но для по­целуя. Но в тот же миг он с лег­костью сре­зал тон­кую прядь во­лос де­вуш­ки, де­монс­три­руя ос­тро­ту но­жа. Ли­лит по­чувс­тво­вала, как по ее ко­же бе­гут му­раш­ки. Сей­час ей ка­залось, что она смот­рит в ли­цо смер­ти, у ко­торой пу­га­юще-крас­ные ра­дуж­ки глаз.
- Убе­ри от нее ру­ки! – зак­ри­чал Ин­ге­мар и хо­тел бы­ло ата­ковать Фе­ник­са те­леки­нети­чес­кой вол­ной, как взгляд Ака­ны зас­та­вил его за­мол­чать и пос­лушно опус­тить го­лову.
- По­жалуй­ста, не на­до! – ед­ва ли не од­новре­мен­но с ка­пита­ном вос­клик­нул Рей­вен. Дмит­рий мол­ча наб­лю­дал за про­ис­хо­дящим, но его взгляд все ча­ще ос­та­нав­ли­вал­ся на Не­фер­та­ри. Егип­тянка сле­дила за раз­ви­ва­ющей­ся тра­геди­ей с лег­ким ин­те­ресом. Ка­залось, её это да­же за­бав­ля­ло.
- Ва­ша ин­форма­ция лжи­вая! – не вы­дер­жал Иль­нес. - Нас бы­ло шес­те­ро! Я, Ли­лит, Ин­ге­мар, Рей­вен, Дмит­рий и Эрик. Боль­ше ни­кого! Кля­нусь все­ми бо­гами!
- По­жалуй­ста, убе­ри нож. Мы, дей­стви­тель­но, не зна­ем, кто убил ва­шего Жре­ца, - Рей­вен вновь по­пытал­ся вме­шать­ся. То, что этот крас­но­воло­сый уб­лю­док был спо­собен на что угод­но, Харт не сом­не­вал­ся. – Черт возь­ми, как мож­но вам что-то до­казать, ес­ли вы да­же не хо­тите слу­шать!
- Склад­но. Но не очень, - ску­ча­ющим то­ном про­из­нес Ко­сэй. Гра­финя су­дорож­но сглот­ну­ла, чувс­твуя прох­ла­ду но­жа у сво­его гор­ла. Лез­вие сколь­зну­ло по ее ко­же, за­дер­жа­лось на впа­дин­ке меж­ду клю­чица­ми, а за­тем пе­ремес­ти­лось на ще­ку и сколь­зну­ло по гу­бам, оца­рапав неж­ную ко­жу. Кровь не­мед­ленно сколь­зну­ла по под­бо­род­ку де­вуш­ки, ка­пая на грудь.
- Жаль! Кра­сивая бы­ла вещь, - эти сло­ва по­дей­ство­вали на Ли­лит, слов­но рас­кат гро­ма.
- Ко­сэй, убе­ри от нее ру­ки! – вне­зап­но Не­фер­та­ри рез­ко под­ня­лась с мес­та, чем от­кро­вен­но уди­вила крас­но­воло­сого. – Не пор­ти эту вещь! Не уме­ешь поль­зо­вать­ся чем-то кра­сивым, от­дай мне! По ней же вид­но, что она ни­чего не зна­ет. Пос­мотри на нее! Гла­за, как у ла­ни!
– Нас дей­стви­тель­но бы­ло се­меро, - сев­шим го­лосом про­из­несла гра­финя. - Седь­мой про­ник в ваш го­род че­рез ка­мень в од­ном из мо­их ук­ра­шений. Я спря­тала ку­лон в со­ломе тю­фяка, на ко­тором я сплю.
Ус­лы­шав эти сло­ва, Не­фер­та­ри с удив­ле­ни­ем пос­мотре­ла на гра­финю, а за­тем мед­ленно опус­ти­лась на со­фу.
- Про­дол­жай, - Ко­сэй слу­шал это снис­хо­дитель­но, но то, что ему на­конец на­чали го­ворить прав­ду, хо­тя и нес­коль­ко бре­довую, приш­лось ему по вку­су.
- Это су­щес­тво – че­ловек. Его имя - Эрис­тель. Он – кол­дун. Ког­да я его встре­тила, то еще не зна­ла, на что он спо­собен. Но се­год­ня этот че­ловек пог­ло­тил все мои си­лы, а за­тем бро­сил со­вер­шенно бес­по­мощ­ной. Он пре­дал ме­ня! Имен­но из-за не­го Нах­ти чуть не убил ме­ня. И имен­но из-за не­го я обя­зана вам жизнью! Мы не зна­ем, где он сей­час и что за­думал, но, про­шу вас, по­верь­те мне. Не зас­тавляй­те ме­ня пла­тить за это­го че­лове­ка дваж­ды!
Бы­ло вид­но, что Ко­сэй не ве­рит ей. Не ве­рила и Не­фер­та­ри, и де­вуш­ка, ко­торая соп­ро­вож­да­ла Иль­не­са. Тя­желое мол­ча­ние во­цари­лось в ком­на­те, и Ли­лит ка­залось, что все при­сутс­тву­ющие слы­шат, как силь­но сту­чит ее сер­дце. Ко­сэй по-преж­не­му дер­жал ее за шею, и на миг де­вуш­ке по­каза­лось, что он сей­час убь­ет ее. В его гла­зах про­мель­кну­ло что-то вро­де ус­та­лос­ти, мол, как мне всё это на­до­ело.
- Она не лжет, - вне­зап­но про­из­несла Ака­на. Ко­сэй бро­сил на нее взгляд и за­метил, что гла­за де­вуш­ки чер­ные. – Я слы­шу ее мыс­ли.
Иль­нес был от­кро­вен­но по­ражен та­ким приз­на­ни­ем. Он не­довер­чи­во пос­мотрел на Рей­ве­на, и Харт ед­ва за­мет­но кив­нул.
«Но нас бы­ло шес­те­ро...» - ду­мал эльф. «По­чему я не по­чувс­тво­вал его энер­ге­тики? Я мо­гу чувс­тво­вать лю­бую жи­вую энер­ге­тику... Что же это?»
Дмит­рий наб­лю­дал за Ли­лит, на­вер­ное, впер­вые чувс­твуя к ней не­под­дель­ное ува­жение. Эта жен­щи­на не рас­пла­калась, не на­чала мо­лить о по­щаде, а ее го­лос ни ра­зу не дрог­нул. Ли­шив­шись сво­их спо­соб­ностей и ед­ва дер­жась на но­гах, она по-преж­не­му ос­та­валась силь­ной, и это не мог­ло не по­разить его.
- Хо­рошая де­воч­ка, - ух­мыль­нул­ся Ко­сэй, и Ли­лит вздрог­ну­ла, ког­да его гу­бы кос­ну­лись ее лба нас­мешли­вым по­целу­ем. За­тем он на­конец отс­тра­нил­ся и от­пустил ее шею, пос­ле че­го де­вуш­ка не­воль­но зак­ры­ла гла­за, ис­пы­тывая об­легче­ние. Она бы­ла уве­рена, что этот неп­ред­ска­зу­емый че­ловек пос­ле по­целуя по­лос­нет но­жом по ее гор­лу. За­тем Ли­лит пос­пешно стер­ла кровь с под­бо­род­ка, не в си­лах скрыть, как дро­жит ее ру­ка.
– Мне нра­вит­ся, что вы та­кие раз­го­вор­чи­вые! - Ко­сэй ве­село ух­мыль­нул­ся и вновь пок­ру­тил нож в ру­ке. – Люб­лю, ког­да при­ходят та­кие ин­те­рес­ные гос­ти!
Он мед­ленно обо­шел соб­равших­ся но­вич­ков, рас­смат­ри­вая каж­до­го, слов­но ди­ковин­ное соз­да­ние. Все эти ра­бы бы­ли на­пуга­ны, но каж­дый про­яв­лял свои эмо­ции по-раз­но­му. Гла­за ка­пита­на Лар­се­на пы­лали от гне­ва: его на­важ­де­ние на­конец прош­ло, и те­перь он вновь стал са­мим со­бой. За Ли­лит он го­тов был ра­зор­вать крас­но­воло­сого уб­людка го­лыми ру­ками. Быть мо­жет, сто­ит на­пасть на не­го пря­мо сей­час? Здесь толь­ко он, Сфинкс и че­тыре сла­бые жен­щи­ны, ко­торые вряд ли всту­пят в бой. Не­фер­та­ри, Ака­на, Кай­та­на и Ро­са не ка­зались ка­пита­ну опас­ны­ми, а со Сфин­ксом Дмит­рий уже один раз справ­лялся. Ка­питан же пла­ниро­вал раз­де­лать­ся с крас­но­воло­сым. Вот толь­ко мысль о том, что Рей­вен и Лес­ков пос­лушно хо­дят за сво­ими гос­по­жами нес­коль­ко нас­то­ражи­вала. Оба всег­да бы­ли гор­ды­ми, а тут вдруг опус­ти­ли го­лову, как про­винив­ши­еся щен­ки? Что-то тут не­чис­то! Вряд ли эти двое не ссо­рят­ся со сво­ими хо­зяй­ка­ми лишь по­тому, что они уж боль­но хо­рошень­кие. Рис­ко­вать и под­став­лять под удар при­сутс­тву­ющих ка­питан не хо­тел. И уж тем бо­лее Ли­лит, ко­торую так жес­то­ко про­вёл Эрис­тель. Лар­сен с до­садой вспом­нил, как гра­финя ис­ка­ла это­го нек­ро­ман­та на бо­лотах, ут­вер­ждая, что толь­ко ему она мо­жет до­верять. Как скры­вала его при­сутс­твие от всех, да­же тог­да, ког­да ее на­чали по­доз­ре­вать во лжи. Ког­да она го­вори­ла об Эрис­те­ле, ее гла­за вспы­хива­ли, и Ин­ге­мар чувс­тво­вал рев­ность, по­нимая, что, вспо­миная о нем, эта жен­щи­на вряд ли бу­дет вес­ти се­бя так же.
Ког­да Ко­сэй по­рав­нялся с Иль­не­сом, эльф вски­нул го­лову и сме­рил крас­но­воло­сого през­ри­тель­ным взгля­дом. Тот, кто пос­мел из­де­вать­ся над жен­щи­ной, вы­зывал у не­го лишь от­вра­щение, и те­перь эль­фу хо­телось сра­зить­ся с этим мер­завцем. Иль­нес по­нимал, что с ог­ненной пти­цей ему не сла­дить, од­на­ко он на­де­ял­ся, что ус­пе­ет убить не­навис­тно­го вра­га рань­ше, чем он об­ра­тит­ся.
- Ты поп­ла­тишь­ся за свою жес­то­кость, - ти­хо про­из­нес он, вы­зывая у Ко­сэя лишь ве­селую улыб­ку.
- Те­бе не нра­вит­ся жес­то­кость? – по­ин­те­ресо­вал­ся Фе­никс. – Не нра­вит­ся жес­то­кость? Мы по­рабо­та­ем над этим. Я на­учу те­бя по­лучать от это­го удо­воль­ствие. По­ка при­думай се­бе вра­га, с ко­торым мы раз­вле­чем­ся.
- Он уже сто­ит пе­редо мной! – про­цедил сквозь зу­бы эльф.
- А мне он на­чина­ет нра­вить­ся, - улыб­нулся Ко­сэй, и Иль­нес ус­лы­шал звон­кий смех Не­фер­та­ри. Храб­рость эль­фа ее от­кро­вен­но ве­сели­ла. – Я ду­маю, мы под­ру­жим­ся!
За­тем Ко­сэй приб­ли­зил­ся к Дмит­рию. Спо­кой­ствие это­го ра­ба бы­ло де­лан­ным, од­на­ко Фе­ник­су оно все рав­но не пон­ра­вилось. Он лю­бил чис­тые эмо­ции: страх, гнев, от­ча­яние, но ни­как не это де­ревян­ное спо­кой­ствие.
- Мне хо­чет­ся вы­резать на тво­ем ли­це хоть ка­кую-то эмо­цию, - со­об­щил Ко­сэй. Дмит­рий внут­ренне нап­рягся. Сей­час этот мяс­ник смот­рит ему в гла­за: быть мо­жет, по­пытать­ся зас­та­вить его вскрыть гор­ло са­мому се­бе? Соб­лазни­тель­ная идея. Но по­том их всех пе­ребь­ют. Эта де­вуш­ка под­ле Ли­лит яв­но сто­ит здесь нес­прос­та, не го­воря уже о том, кто взгля­дом спо­собен прев­ра­щать лю­дей в ис­ту­канов.
- Как бы я на тво­ем ли­це что-то не вы­реза­ла! – рез­ко про­из­несла Ака­на. – Не зли ме­ня, Ко­сэй. Я край­не пло­хо дер­жу се­бя в ру­ках.
На ли­це Дмит­рия на­конец по­яви­лась эмо­ция, но сов­сем не та, ко­торую хо­тел уви­деть Фе­никс. Это бы­ло удив­ле­ние. То, что Ака­на зас­ту­пилась за не­го, ни­как не ук­ла­дыва­лось в го­лове. Ведь ус­ми­рять де­мона Лес­ков мог, да­же бу­дучи изу­родо­ван­ным.
- Ты же из­ле­чилась! - ух­мыль­нул­ся Ко­сэй. – И, кста­ти, твои сло­ва еще боль­ше про­воци­ру­ют ме­ня на то, что­бы по­пор­тить тво­его ра­ба. Я дав­но меч­таю пос­со­рить­ся с то­бой... Той, дру­гой!
- Та, дру­гая, то­же дав­но меч­та­ет вы­пот­ро­шить од­ну зар­вавшу­юся пти­цу, - от­ве­тила Ака­на. Она приб­ли­зилась к Ко­сэю и, пог­ла­див его по пле­чу, чуть мяг­че до­бави­ла, - а по­том та, дру­гая, мо­жет нат­во­рить та­ких бед, за ко­торые я се­бя ни­ког­да не про­щу. Мо­жет, всё же не бу­дем ссо­рить­ся?
- Толь­ко по­тому, что ты ког­да-то бы­ла мо­ей гос­по­жой, хо­зя­юш­ка, - улыб­нулся Ко­сэй и, под­мигнув де­вуш­ке, нап­ра­вил­ся к Рей­ве­ну.
- И как же пой­мать ва­шего не­уло­вимо­го дру­га? – об­ра­тил­ся он к по­лицей­ско­му. - По­дели­тесь сво­ими наб­лю­дени­ями.
Крас­но­воло­сый об­вел взгля­дом ок­ру­жа­ющих. Ник­то, кро­ме Ли­лит, не знал от­ве­та на его воп­рос. Все пу­тешес­твен­ни­ки во вре­мени бы­ли блед­ны, как по­лот­но, но все их взгля­ды ус­тре­мились на Ли­лит, тем са­мым не­воль­но вы­давая ее. В этот миг ка­пита­ну вспом­ни­лась их с гра­финей ссо­ра. Ти­па, спа­сибо, ко­неч­но, но не лез бы ты, чу­вак, со сво­ей по­мощью, са­ма справ­люсь. Но Ин­ге­мар сом­не­вал­ся, что спра­вит­ся. Сей­час Ли­лит бы­ла в ру­ках это­го Ко­сэя, ко­торый яв­но был жес­ток и опа­сен. И не­кому бу­дет вме­шать­ся в про­цесс ук­ро­щения строп­ти­вой ра­быни. Ка­питан ни­чего не мог с со­бой по­делать, он всё рав­но вол­но­вал­ся и пе­режи­вал за де­вуш­ку. Тем бо­лее, что ос­но­вания к то­му яв­но име­лись. Вот толь­ко сде­лать он ни­чего не мог.
В свою оче­редь, Рей­вен уже сам го­тов был рас­ска­зать про Эрис­те­ля, лишь бы крас­но­воло­сый ши­зоф­ре­ник от­це­пил­ся от Ли­лит. По­лучать по шее за нек­ро­ман­та, Харт уж точ­но не со­бирал­ся, по­это­му вздох­нул с об­легче­ни­ем, ког­да гра­финя рас­ска­зала прав­ду. Не хва­тало еще, что­бы ведь­ма кор­чи­ла из се­бя пар­ти­зана, за­щищая то­го, кто ед­ва не убил их в сво­ем ми­ре. Уз­нав, что этот су­кин сын сде­лал с Ли­лит, Рей­вен по­чувс­тво­вал злость, но не удив­ле­ние. То, что гра­финя ду­мала под­чи­нить се­бе нек­ро­ман­та, лиш­ний раз до­казы­вало, что эта де­вуш­ка слиш­ком са­мо­уве­рен­на: ре­шила сде­лать из вол­ка до­маш­нюю со­бач­ку и ки­чилась им до тех пор, по­ка он не вце­пил­ся ей в гор­ло.
- Ну же, - вос­клик­нул Ко­сэй. – Кто-ни­будь зна­ет, как пой­мать ва­шего друж­ка? Не­уже­ли вам не хо­чет­ся рас­кви­тать­ся с ним за стра­дания этой оча­рова­тель­ной де­вуш­ки?
- Я мо­гу поп­ро­бовать соз­дать ло­вуш­ку, но для это­го мне нуж­но нем­но­го ок­репнуть, - про­из­несла Ли­лит. – Я не тя­ну вре­мя, уж по­верь­те мне. Мне есть, за что мстить это­му че­лове­ку.
Ее сло­ва зас­та­вили Рей­ве­на вздох­нуть с об­легче­ни­ем. Вот те­бе и сим­па­тия! Еще не­дав­но гра­финя го­вори­ла о нек­ро­ман­те с при­дыха­ни­ем, а те­перь со­бира­ет­ся за­мани­вать его в ло­вуш­ку. Ес­ли, ко­неч­но, это не оче­ред­ная ее хит­рость: в про­тив­ном слу­чае, вы­раже­ние «лю­бовь до гро­ба» об­ре­та­ет здесь ка­кой-то ус­тра­ша­ющий под­текст. Ви­димо, раз­рыв от­но­шений с чу­дес­ной гра­финей, дей­стви­тель­но, про­ходит пре­иму­щес­твен­но на клад­би­ще.
Ко­сэй за­дум­чи­во ус­мехнул­ся. За­тем на его ли­це отоб­ра­зилась на­иг­ранная до­сада.
- И за­чем я вас всех со­бирал, ког­да та де­вица, ко­торая зна­ет все от­ве­ты, уже с ут­ра на­ходит­ся в мо­ем до­ме? – фыр­кнул он. - Да­же обид­но...
- А, по-мо­ему, бы­ло ве­село, - ус­мехну­лась Не­фер­та­ри. - Ты был та­ким гроз­ным, что мне да­же пон­ра­вилось. Но сво­его ра­ба я те­бе все рав­но не поз­во­лила бы пор­тить. А та жен­щи­на, ко­торая да­ла сво­ей ве­щи имя и по­дав­но.
- Еще од­на шут­ка, и я зас­тавлю те­бя по­верить, что ты – коб­ра. Бу­дешь пол­зать по ули­це и ши­петь на всех, - па­риро­вала Ака­на. Не­фер­та­ри звон­ко рас­хо­хота­лась, при­жимая ру­ки к гру­ди.
- Ты не пред­став­ля­ешь, как я ску­чала по те­бе всё это вре­мя! Я лич­но рас­це­лую ле­каря, ко­торый на­конец-то на­шел спо­соб те­бя ис­це­лить.
У Лес­ко­ва нер­вно дер­ну­лась бровь: еще не­дав­но один буй­но по­мешан­ный чуть не по­резал их на кус­ки, а те­перь его под­ружка соб­ра­лась це­ловать­ся, слов­но еще нес­коль­ко ми­нут на­зад ни­чего стран­но­го не про­ис­хо­дило. Бла­го, Ака­на за­яви­ла, что со­вер­шенно уто­милась и же­ла­ет не­мед­ленно от­пра­вить­ся к се­бе. Она пер­вой по­кину­ла дом, уво­дя за со­бой Лес­ко­ва. Ин­ге­мар про­водил их взгля­дом, мыс­ленно по­радо­вав­шись за ве­зуче­го рус­ско­го. На тор­гах его ку­пил ка­кой-то дрях­лый ста­рик, но, ви­димо, Дмит­рию уда­лось зас­та­вить ора­кула про­дать се­бя пот­ря­са­юще кра­сивой жен­щи­не. И к то­му же эта жен­щи­на на­зыва­ла его не вещью, а по име­ни, да еще и всту­пилась за не­го. Ин­те­рес­но, Лес­ков убе­дил ее быть с ним по­мяг­че взгля­дом или ка­ким-то дру­гим, бо­лее лас­ко­вым спо­собом?
Всю до­рогу до до­ма Ака­на хра­нила мол­ча­ние, и рус­ский не пред­при­нимал по­пыток ее раз­го­ворить. Он ду­мал о том, что за­думал нек­ро­мант, ко­торый за­чем-то убил ка­кого-то Жре­ца. С ка­кой целью это бы­ло сде­лано? А, глав­ное, где до­каза­тель­ства, что это сде­лал имен­но нек­ро­мант? К то­му же, за­чем ему по­надо­билось ли­шать сил гра­финю? Си­ту­ация на­чина­ла при­нимать всё бо­лее неп­ри­ят­ный обо­рот. Кто он – этот Эрис­тель? Враг или всё-та­ки со­юз­ник.
«Как буд­то нам и так вра­гов ма­ло», - ду­мал Лес­ков.
- Ес­ли ты еще раз пос­ме­ешь вли­ять на Не­фер­та­ри, ты ли­шишь­ся ру­ки! – Дмит­рий не сра­зу по­нял, что об­ра­ща­ют­ся к не­му.
«Черт, не­уже­ли всё-та­ки за­мети­ла...» - про­мель­кну­ло в мыс­лях, но в этот раз муж­чи­на ре­шил всё от­ри­цать.
- Не по­нимаю, о чем ты, - су­хо про­из­нес он.
- За­то я по­нимаю, - Ака­на рез­ко ос­та­нови­лась. – Мне на­до­ело, что ты пос­то­ян­но мне врешь. На­вер­ное, я те­бя расс­трою, ска­зав, что Ин-теп де­ла­ет ме­ня силь­нее, и я мо­гу слы­шать мыс­ли тех, кто ме­ня ок­ру­жа­ет. По­ка что урыв­ка­ми, но пос­те­пен­но я смо­гу вос­при­нимать всё.
С эти­ми сло­вами де­вуш­ка приб­ли­зилась к муж­чи­не и лас­ко­во пог­ла­дила его по ще­ке.
- Будь ос­то­рож­нее, Дми-три. Ес­ли бы Ко­сэй за­метил, что ты сде­лал, мы бы уже с то­бой не раз­го­вари­вали. Он не пре­дуп­режда­ет, пе­ред тем, как убить. Не пре­дуп­режда­ет и Не­фер­та­ри. К счастью для те­бя, они не зна­ют о тво­их спо­соб­ностях. По­ка что.
Ей пон­ра­вилась тре­вога, про­мель­кнув­шая в его гла­зах. Ви­димо, толь­ко сей­час он по­нял, что всё все еще жив лишь по­тому, что Ака­на его не вы­дала. Да­же, ког­да Не­фер­та­ри за­гово­рила про ле­каря, ко­торо­го со­бира­лась рас­це­ловать, она пред­почла пе­ревес­ти те­му и пос­ко­рее уй­ти.
- Тог­да, на­вер­ное, я дол­жен... ска­зать те­бе спа­сибо.
Эти сло­ва да­лись ему край­не тя­жело. В пер­вую оче­редь по­тому, что Дмит­рий не­нави­дел быть ко­му-то обя­зан­ным, пред­по­читая все обо­рачи­вать та­ким об­ра­зом, что­бы обя­зан­ны­ми ос­та­вались имен­но ему. Эти не­ук­лю­жие сло­ва бла­годар­ности зас­та­вили Ака­ну ед­ва за­мет­но улыб­нуть­ся...
Эрик Фос­тер оч­нулся, ког­да неч­то прох­ладное в оче­ред­ной раз сколь­зну­ло по его но­гам. Пер­вое, что он по­чувс­тво­вал, был хо­лод, об­ру­шив­ший­ся на не­го так не­ожи­дан­но, что по ко­же по­бежа­ли му­раш­ки. За­тем он по­нял, что ле­жит на пес­ке, а во­да лег­ки­ми вол­на­ми то и де­ло ка­са­ет­ся его ног. Ог­ля­дев­шись по сто­ронам, Фос­тер по­нял, что на­ходит­ся на бе­регу ре­ки, в том са­мом мес­те, ку­да он хо­дил вмес­те с ра­быней в свой единс­твен­ный «сво­бод­ный» ве­чер. Го­лова бы­ла нас­толь­ко тя­желой, что Эри­ку по­каза­лось, что он нес­коль­ко ра­ун­дов дер­жался про­тив Май­ка Тай­со­на, пос­ле че­го вы­летел с рин­га пря­мо на бе­рег Ни­ла. И сей­час ни чер­та не мог по­нять. На сво­ей шее он об­на­ружил ме­даль­он с изоб­ра­жени­ем ска­рабея, тот са­мый, ко­торый он дол­жен был вы­нес­ти из Глав­но­го Хра­ма. В тот же миг Эрик вспом­нил о бо­лез­ни, по­разив­шей оби­тате­лей пи­рами­ды, и быс­тро ос­мотрел свое те­ло, с об­легче­ни­ем за­мечая, что ни­чего на его ко­же нет. Не бы­ло и уку­са скор­пи­она. Фос­те­ру уже на­чина­ло ка­зать­ся, что, быть мо­жет, все, что слу­чилось в пи­рами­де, это бы­ло сво­его ро­да за­щит­ной ил­лю­зи­ей. Или как тог­да объ­яс­нить тот факт, что ни­каких сле­дов про­изо­шед­ше­го на его те­ле нет. Си­дя на пес­ке, Эрик рас­те­рян­но по­тер ли­цо, пы­та­ясь прий­ти в се­бя и соб­рать­ся с мыс­ля­ми. Он пом­нил мо­мент, ког­да од­на из стен раз­ру­шилась, и его вы­нес­ло по­током... ку­да-то. Не­уж­то это бы­ло под­водное те­чение, и по­ка Фос­тер был без соз­на­ния, его прес­по­кой­но нес­ла на сво­их вол­нах ре­ка.
«По­вез­ло, что хоть ни­какой кро­кодил не повс­тре­чал­ся!» - по­думал Эрик, под­ни­ма­ясь на но­ги. Он за­мет­но ос­ла­бел пос­ле сво­его от­вра­титель­но­го прик­лю­чения, но хо­лод зас­та­вил его соб­рать­ся си­лами и нап­ра­вить­ся в сто­рону до­ма Иман­де­са. Этот путь по­казал­ся ему чу­довищ­но длин­ным, и на­ем­ник не­воль­но срав­ни­вал, с ка­кой лег­костью про­делал его в тот раз, про­гули­ва­ясь с ра­быней. На миг Фос­тер за­подоз­рил, что бо­лезнь всё еще в его ор­га­низ­ме. То, что за­раза по­рази­ла его те­ло, не мог­ло прис­нить­ся. Эрик был в соз­на­нии и чет­ко пом­нил мер­тве­цов, ва­ляв­шихся в под­зе­мель­ях. Ес­ли бы он толь­ко знал, где на­ходит­ся эльф, то бро­сил­ся бы к не­му вы­мали­вать у не­го «от­пе­вание». Иль­нес хоть и был гор­дым, но не выг­ля­дел пос­ледней ско­тиной, ко­торая от­ка­жет в по­мощи уми­ра­юще­му. На этом Эрик обыч­но и вы­ез­жал.
Приб­ли­жа­ясь к го­роду, Фос­тер при­менил свои спо­соб­ности де­лать­ся нез­на­читель­ным и доб­рался до до­ма Иман­де­са, со­вер­шенно не прив­ле­кая вни­мания. Ора­кул ждал его в глав­ном за­ле. Он встре­вожен­но ме­рил ша­гами ком­на­ту, и ког­да Эрик вне­зап­но по­явил­ся под­ле не­го, вздрог­нул от не­ожи­дан­ности. Фос­тер мол­ча про­тянул ста­рику ук­ра­шение, и гла­за ора­кула ал­чно блес­ну­ли.
- Как же я удач­но те­бя ку­пил! – вос­клик­нул он.
- Я бо­лен, да? – вне­зап­но пе­ребил его Эрик. Ему хо­телось ве­рить, что ор­га­низм дра­кона по­мог спра­вить­ся ему с бо­лезнью, вот толь­ко ус­та­лость чер­тов­ски пу­гала его. Ора­кул прис­таль­но пос­мотрел на не­го, а за­тем раз­дра­жен­но про­из­нес:
- Глу­пый раб, по­чему ты дол­жен быть бо­лен? Я не ви­жу яда в тво­ем те­ле, ина­че дав­но бы за­разил­ся сам. Ду­ма­ешь, я не знаю, что про­ис­хо­дит в Глав­ном Хра­ме?
- Мог­ли бы и мне ска­зать, - зло про­из­нес Фос­тер.
- У ме­ня бы­ло ви­дение, что ты ис­це­лишь­ся са­мос­то­ятель­но. Те­перь иди, мой маль­чик, по­ешь, от­дохни. Ты сот­во­рил ве­ликое де­ло, и я щед­ро наг­ра­жу те­бя.
Эрик с опас­кой наб­лю­дал за тем, как жад­но ора­кул сжи­ма­ет в ру­ке за­вет­ный ме­даль­он. На­ем­ник по­доз­ре­вал, что от этой без­де­луш­ки ни­чего хо­роше­го ждать не при­дет­ся, од­на­ко он на­де­ял­ся, что Иман­де­су она по­надо­билась для то­го, что­бы рас­кви­тать­ся с ка­ким-ни­будь обид­чи­ком еще со ста­рых вре­мен. Нап­ри­мер, с ора­кулом Дмит­рия или Ин­ге­мара.
Не же­лая боль­ше ис­пы­тывать судь­бу, Фос­тер пок­ло­нил­ся и нап­ра­вил­ся в свою ком­на­ту. Ра­бы уже спа­ли на со­ломен­ных тю­фяках, и Эрик брез­гли­во по­мор­щился, чувс­твуя зло­вон­ный за­пах их тел. Сам он был мок­рым нас­квозь, по­это­му Фос­тер пе­ре­одел­ся в свой до­рогой кос­тюм и на­конец по­чувс­тво­вал, что на­чина­ет сог­ре­вать­ся. Вско­ре он ус­нул, вот толь­ко ощу­щение то­го, что он не спит, не по­кида­ло муж­чи­ну. Ему сни­лись ша­калы. Ог­ромные ка­мен­ные ста­туи, на ше­ях ко­торых ви­сели зо­лотые це­пи с дра­гоцен­ны­ми кам­ня­ми. Один из ша­калов опус­тил го­лову и пос­мотрел на не­го, а за­тем в глу­бине сво­его соз­на­ния Эрик ус­лы­шал сло­во: «Дар!»
На­ем­ник не знал, что под этим под­ра­зуме­ва­ет­ся, но он пом­нил, что, ког­да он про­тянул ме­даль­он, ша­кал вновь пов­то­рил ска­зан­ное. Этот зверь боль­ше не ка­зал­ся Эри­ку ка­мен­ным из­ва­яни­ем. Грудь су­щес­тва взды­малась, гла­за блес­те­ли, мыш­цы нап­ряглись, слов­но тварь го­тови­лась к прыж­ку. Тог­да Эрик под­нял с зем­ли ос­трый ка­мень и, со­вер­шенно не осоз­на­вая сво­их дей­ствий, глу­боко рас­сек им свою ла­донь. Он ре­зал свою ру­ку до тех пор, по­ка на ла­дони не по­яви­лось дос­та­точ­но кро­ви, пос­ле че­го под­нялся и про­вел ла­донью по взды­ма­ющей­ся гру­ди зве­ря. В тот же миг Эрик прос­нулся. Он сел на со­ломен­ном тю­фяке, чувс­твуя, как по его ли­цу ка­тит­ся пот. Ды­хание вы­рыва­лось из гру­ди, слов­но муж­чи­на ни­как не мог на­дышать­ся. По­вину­ясь вне­зап­но­му по­рыву, он пос­мотрел на свою ла­донь и су­дорож­но сглот­нул. Ко­жа бы­ла прак­ти­чес­ки пол­ностью пок­ры­та ма­лахи­тово-зе­лены­ми плас­ти­нами че­шуи. Эрик не пом­нил, что­бы ви­дел эту ра­ну, ког­да он на­ходил­ся на бе­регу ре­ки. Не­уже­ли он нав­ре­дил се­бе во сне?
Нер­вный оз­ноб сот­ря­сал его те­ло, и Фос­тер бес­по­мощ­но опус­тился на свою урод­ли­вую пос­тель, все еще гля­дя на свою ру­ку. Но как? Ког­да это мог­ло про­изой­ти? Ес­ли он по­ранил се­бя во сне, то чем? Ни­како­го ору­жия, ни­каких ос­колков и ос­трых кам­ней здесь не бы­ло, а под ног­тя­ми кро­ви не наб­лю­далось, как и не ощу­щалась во рту.
«На­до най­ти эль­фа. Ес­ли зап­лесне­велый хер не сол­гал, зав­тра я раз­до­буду сво­боду, и тог­да мо­гу хо­дить, где хо­чу. Пусть ос­тро­ухий разъ­яс­нит мне, с че­го ме­ня так глю­чит.»
Фос­тер дол­го еще не мог зас­нуть, и толь­ко, ког­да пер­вые лу­чи рас­све­та ок­ра­сили вер­хушки пи­рамид, Эрик про­валил­ся в тре­вож­ный сон.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 13.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться