Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Наследник

День тридцать первого октября начался с того, что, Рон Уизли подкинул Гарри вредилку, которую, должно быть, взял у своих братьев. О вредилках близнецов Уизли знали все. Гарри, как обычно, собирался завтракать, как около него, а точнее, на его тарелку упала странная вещица. Сначала ничего не происходило, затем эта вещь начала испускать пахучий и настолько противный дым, что некоторых студентов замутило. Гарри и Малфой, знали, кто вредитель, и оба интуитивно глянули в сторону стола львиного факультета, за которым сидел довольный Рон. Гарри гневно посмотрел на рыжего, но тот вообще проигнорировал взгляд, продолжив улыбаться.

 — Гарри, ты знаешь, кому мы сегодня устроим тёмную! — злорадно проговорил Драко, растягивая слова.

Гарри даже не нашёл что ответить, уж настолько был хищным взгляд Драко. Когда дым наконец-то рассеялся, и исчез тошнотворный запах, слизеринцы окинули стол Гриффиндора гневным взглядом. В том, что это с их подачи, никто не сомневался. Гриффиндорцы же сидели с самыми невинными лицами, словно не они это вовсе.

Поняв, что аппетит испорчен, Гарри поспешил покинуть Большой зал. Малфой и Гермиона остались в зале, продолжая поедать завтрак. Даже было странно, что после такой сцены, у них ещё был аппетит.

Гарри бродил по пустынным коридорам Хогвартса, так как не пошёл на урок по защите от тёмных искусств, потому что видеть эту самодовольную рожу Локонса было не самым приятным занятием. И вот, завернув за очередной поворот, Гарри налетел на рыжеволосую девочку. Оказалось, это была Джинни Уизли, прижимающая к себе какую-то книгу в темной обложке. Девочка старалась не смотреть ему в глаза, и тем временем Гарри заметил, что Джинни выглядела чересчур бледной, и ему стало интересно, почему она не на уроках, ведь сейчас шло сдвоенное занятие по зельеварению у первокурсников Гриффиндора и Слизерина.

— Ой, Гарри, привет… Ты чего не на уроке? — пробормотала она, пряча небольшую книгу в карман мантии.

— А ты? — спросил Гарри в ответ.

— Я… я просто…. — запинаясь, Джинни пыталась придумать отмазку, судорожно поглядывая по сторонам. — Я заблудилась! — выдала она, наконец.

Гарри усмехнулся про себя такому ответу, это было слишком очевидно.

— Тогда давай провожу? — спросил Гарри улыбнувшись.

Джинни замялась, не веря и, подумав, все же согласилась. Гарри проводил её до класса зелий, и, убедившись, что Джинни зашла в класс, отправился дальше блуждать по школе.

Поднявшись на Астрономическую башню, Гарри присел, облокотившись спиной о стену. В голове вихрем проносились мысли, но думать не хотелось вовсе. Он устало смотрел в небо и подозревал, что когда уроки закончатся, ребята пойдут его искать. Больше всех будет переживать Гермиона, которая стала ему практически сестрой, постоянно заботилась, переживала, поддерживала, она стала частью его мира. Гарри задумался о чём-то своем, и совсем не заметил, как к нему подсела Луна.

— Гарри… — проговорила тихо она, не сводя взгляда с неба, что сегодня было ясным.

Гарри вздрогнул от неожиданности и посмотрел на девочку, которая одарила его лёгкой полуулыбкой и вновь возвела глаза к небу.

— Скажи, — продолжила Луна. — Ты веришь в чудеса? — спросила она, облокотившись также о стену.

Гарри недоумённо посмотрел на девушку, и словно задумавшись на миг, сказал:

— Смотря, какое оно, это чудо! Если это, например, пошедший дождь во время засухи, то да. А если это ураган и метель, когда просто жарко, и ты мечтал о лёгком ветерке… — отозвался Гарри, посмотрев на Луну. — А почему ты не на уроке?

Луна мечтательно улыбнулась, и с озорством посмотрела на Гарри.

— Возможно, по той же причине что и ты, — проговорила она с лукавством.

Такой Луну знал лишь Гарри, чему был очень рад. Только с тремя людьми Гарри мог быть настоящим: с Луной, Гермионой и Драко. Но и они были с ним искренними, ведь иногда, Гарри становился свидетелем того, как Драко мог заплакать, да, бывало и такое. У его отца, оказывается, начались проблемы, и над их семьей нависла угроза. Но только Гарри это и знал, с остальными Драко вёл себя так же, как и всегда, надменно и мог оскорбить, но никому не позволял оскорблять Гермиону или Гарри.

Гарри был свидетелем глубоких страданий Гермионы, как она винила себя в смерти той несчастной, как она хотела умереть, но вовремя была остановлена твердой решимостью Гарри, что он не даст её в обиду. Лишь с ним Гермиона делилась своими мыслями и переживаниями, лишь они с Драко знали кто она на самом деле. Даже вездесущий директор об этом не пронюхал, что было само по себе удивительно. Обычно, директор знал намного больше и не раз это доказывал.

Луна. С ней было интересно и спокойно. Она никогда не задавала ненужных вопросов, она всегда знала, где Гарри, что удивляло в первую очередь его самого. Она могла спросить что-то невпопад, вообще не в тему, к примеру, посреди обсуждения квиддича, Луна могла спросить о погоде, о кентаврах, что обитают в лесу, или от чего замок стоит под наклоном, хотя с виду он стоит ровно. Но Гарри она этим и нравилась, вроде такая непонятная, но такая мудрая.

— Кстати, с праздником! — оторвал его от раздумий чуть слышный голос Луны.

— И тебя… — тихо ответил ей, Гарри.

Неизвестно сколько бы они так и просидели, как где-то на лестнице послышался шум, гвалт и топот ног. Это означало лишь одно — уроки закончились. Гарри нехотя поднялся на ноги, после чего помог Луне. Ребята, распрощавшись, двинулись каждый к своим факультетам. Гарри предстояло объясняться с друзьями по поводу его отсутствия, а потом и с деканом, который непременно потребует объяснений.

Добредя до входа в гостиную, Гарри только хотел назвать пароль, как сзади послышался холодный металлический голос, пробирающий до костей, это был не кто иной как Снейп. Тёмной тенью он возвышался над Гарри, но тот, уже привыкший к профессору и его мрачности, не боялся и не сжимался под таким взглядом. Но сейчас он понимал, что профессор будет его отчитывать.

— Поттер! — растягивая гласные, проговорил монотонно Снейп. — Я понимаю, вам не нравится профессор Локонс, как не удивительно, но я вас понимаю и полностью с вами солидарен. Но пропускать из-за этого урок неприемлемо как минимум! — декан сверлил Гарри цепким и режущим взглядом.

— Прошу прощения профессор, — мгновенно отозвался Гарри, придавая выражению лица уверенность. — Я готов понести за это заслуженное наказание, — понурив голову, проговорил он.

Профессор хмыкнул и, назвав пароль стене, в котором моментально появилась дверь, протолкнул туда Поттера и вошёл сам. Как оказалось, не один Гарри прогулял урок. Забини, который категорически и во всеуслышание заявил, что не будет посещать уроки профессора Локонса, тоже находился в гостиной. И ещё несколько сокурсников, которые при виде грозного профессора поспешили ретироваться куда подальше.

— Так, так, так. Мой факультет вновь отличился, даже гриффиндорцы не ведут себя настолько безрассудно и беспечно как вы! А ведь Слизерин, благороднейший факультет, и все должны равняться на вас, а вы?

Снейп одарил свой факультет гневным взглядом, явно желая сжечь парочку нерадивых студентов.

— Я понимаю, вам не нравится этот напыщенный ид… — профессор замолк, чертыхнувшись, поспешил исправиться: — Кхм, профессор по защите от тёмных искусств. Но это господа, не повод пропускать занятия!

В гостиной висела тишина, никто не проронил ни звука. Профессор завёл руки за спину и начал мерить гостиную шагами, продолжая свою поучительную речь.

— Давайте же поблагодарим тех, кто так беззаботно прогулял урок, ведь благодаря им, весь факультет пострадал из-за их безрассудства, и мы потеряли двадцать баллов! — он гневно посмотрел в сторону Гарри, словно тот был виноват в большей степени. — Вы, четверка самых умных людей, получите отработку! Двое у меня, двое у Филча, скажите спасибо, что я не отправляю вас к Локонсу!

Он снова обвел присутствующих колким взглядом и продолжил:

— Гарри Поттер и мистер Забини, вы идёте к Филчу! — именуемый Блейз, побледнел и возмущённо воскликнул:

— Профессор, но почему не к вам? Почему я! — сделал он акцент на себе. — Должен идти к этому старому сквибу? — Забини негодовал.

— Потому что, мистер Забини, в зельях вы разбираетесь, а вот в уборке нет. Пусть будет вам это уроком, если же вы и дальше будете пропускать, то станете очень частым гостем у него. На этом я считаю разговор закрытым, возражения не принимаются, можете писать жалобы родителям, вот только они вас не поддержат! — грозно и с нажимом ответил Снейп, продолжая сверлить взглядом Забини. — Остальных провинившихся, жду у себя в четыре!

И профессор, резко развернувшись, покинул гостиную, все так и продолжали молчать, пытаясь переварить сказанное. Забини рвал и метал, его взгляд говорил лишь о том, что он готов убить каждого, кто попытается что-то ему сказать. Гарри же смиренно молчал, да и что тут сказать? Гермиона подошла к Гарри и, с укором посмотрела на него.

— Гарри! Какого Мерлина ты творишь?! Почему не был на уроке? — Гермиона нахмурила брови, в её глазах мелькнул блеск, если бы можно было взглядом убить, то Гарри бы сейчас, не повезло.

— Поттер, мог бы и меня позвать, я как идиот последний сидел там. В одиночку он прогуливает, и не стыдно? — подошедший Драко с некой обидой смотрел на товарища.

Гарри поник, но возражать не стал, ему просто хотелось побыть одному.

— Ребят простите, но я могу искупить свою вину… — решил он пойти ва-банк, ребята переглянулись и уже с интересом посмотрели на него.

— Ну, и? — сложил руки на груди Малфой, с прищуром смотря на парня.

— Не здесь, давайте после уроков, на нашем балкончике. Есть кое-что интересное и странное, — ответил Гарри.

— Интриган! — фыркнула Гермиона и, развернувшись, вышла из гостиной.

Большинство ребят смотрели с укором и недовольством в сторону Гарри, хоть он и был виноват, но не больше же остальных. Гарри тоже вышел из гостиной, сейчас у них должна быть трансфигурация, он уже направился в сторону выхода из подземелий, как его перехватил Забини.

— Поттер, сделка в силе?! Зелье я достал, хоть это было и не просто, оно запрещённое так-то, — проговорил Блейз.

— Да, всё в силе, давай после… отработки? Шкатулка спрятана в моей спальне.

Забини кивнул и, не дожидаясь Гарри, двинулся на урок.

После всех уроков, ровно в четыре Гарри и Забини отправились на отработку. Мистер Филч был в восторге, дополнительные руки ему были в радость, да и отыграться на студентах, было делом его профессии.

Он провёл их в свою каморку, и начал копошиться в столе, что-то ища. Затем, видно не найдя то что искал, он приказал им стоять на месте, и ничего не трогать, мол, сейчас вернётся. Ребята переглянулись и кивнули, когда Филч вышел за дверь, Гарри принялся осматривать помещение: оно было небольшим, полностью набитым хламом, на полках стояли разные банки да склянки, стопки бумаг и книг. На стенах висели плакаты с лозунгами, а на самом столе царил хаос. Гарри, кивнув Забини, прошёл к столу, постоянно держа ухо востро, его любопытство взяло вверх, хотя он и не любил лазить по чужим вещам. Гарри подошёл к столу, просто разглядывая его содержимое. Потом, он перевёл взгляд на полки, и на одной из них, он заприметил чистый, сложенный пергамент. Этот чисто белый лист выделялся на фоне всякого пыльного хлама.

— Блейз, Филч не идёт? — спросил шёпотом Гарри, не отрывая взгляда от полки.

— Нет… Поттер, ты что, еще и воруешь? Ай-ай-ай, как не хорошо! — насмехался Блейз, затем прошёл к двери и приоткрыл её слегка. — Поспеши Поттер, не знаю, что ты собрался тырить, но Филч на пару с миссис Норрис движутся обратно.

Гарри понял и, не раздумывая, зачем и для чего, просто схватил кусок пергамента, молниеносно убрал его в карман, затем в один прыжок, оказался рядом с Забини. В комнату прошёл Филч и, смерив взглядом ребят, осматривая комнату на наличие пропаж, и, убедившись, что ничего видимого не пропало, протянул ребятам щётки и моющее средство. Ребята брезгливо скривились, если для Гарри это было знакомо и привычно, то, для Забини, отнюдь. Парни, вздохнув и приняв из рук завхоза щётки, вышли за ним следом.

Филч провёл их к одному из коридоров на втором этаже, на стенах и полу которого были разводы краски и какой-то слизи. Гарри и Блейз поморщились.

— Вот, ребятки, ваша работа на ближайшие два часа и не вздумайте, никакой магии, детишки. Наслаждайтесь! — злорадно прошипел завхоз, и, прихрамывая, удалился в свою каморку, за ним бежала его спутница, миссис Норрис.

— Зашибись! Может заклинания используем? — пробормотал Блейз.

— А, может, вообще ничего делать не будем?! — воспарил надеждой Гарри.

— Ну да, нас тут на ночь ещё оставят… — проворчал Забини. — Кстати, а что ты у него там забрал?

— Да так, какой-то чистый лист пергамента, но мне кажется, что он необычный. Стал бы Филч, хранить такую ерунду? — Гарри выудил из мантии сложенный лист пергамента и развернул его.

Лист был просто белым, никаких знаков и ничего необычного. Блейз осмотрел этот странный пергамент со всех сторон, и, взяв в руки палочку, прислонил её кончик к листу:

— Апарекиум! * — произнёс шатен. Но лист по-прежнему был пустым.

Пожав плечами, он вернул ему пергамент, сказав, что-либо тут и, правда, ничего нет, либо наложены сильные чары. Гарри грустно вздохнул и убрал пергамент в карман, в надежде, что это не просто бумажка, и когда-нибудь, он разгадает его секрет. Ребята, вздохнув, принялись тереть щётками стены и полы.

Спустя два часа, уставшие и помятые ребята наконец-то освободились. Они спустились в Большой зал, где уже полным ходом шёл праздничный ужин. Гарри и Блейз сели за свой стол, а Малфой ухмылялся, его веселило то, что виновники прогулов, получили по заслугам. Гарри же мрачно посмотрел в сторону уже рвущейся что-то поучительное сказать Гермионы и довольного Малфоя. Ребята тут же прекратили попытки что-то сказать.

На ужине Гарри долго не задерживался, так же, как и Драко и Гермиона. Они вышли из зала, и Гермиона предложила прогуляться по замку. Они прошли на второй этаж, весело обсуждая пройденный день, подошли к заброшенному классу, чтобы побыть втроём, но тут, Гарри вновь услышал голос. Гарри напрягся и одернул руку от ручки двери, Драко и Гермиона озадаченно посмотрели на парня.

— … Рвать… Терзать… Убить, — явственно услыхал он.

Это был тот самый голос, похожий на смесь шипения и шепота, но слова были различимы. Он споткнулся и, чтобы не упасть, оперся руками о стену, пытаясь прислушаться, откуда идёт голос. Он был близко, совсем рядом, казалось, словно из стены. Гарри не обращал внимания на застывших друзей и просто шёл вдоль стены, как вновь услышал:

— … так голоден… так долго…

— Гарри в чём… — начала Гермиона, но Гарри лишь отмахнулся от неё.

— Тихо, снова этот голос… Вы не слышите? — обратился Гарри к друзьям, те синхронно замотали головами.

— … Убивать… время убивать… — послышался шелестящий голос вновь.

— Поттер, ты что, переел шоколадных кексов? Говорил же я тебе, хватит есть несчастные кексы, и предупреждал, что обилие сладкого негативно скажется на твоих мыслительных процессах! Вот, уже началось, — постарался разрядить обстановку Драко, но сам уже заметно побледнел. Он знал, Гарри не врет, и если они не слышат, то это не значит, что ничего нет.

— Драко, мне бы твой оптимизм, чес слово! — цыкнул на него Гарри.

Он вновь напряг слух, продолжая медленно идти вдоль стены, пытаясь понять, где источник шума.

— … я чую кровь…. я чую кровь… — отозвалось еле различимым шелестом, откуда-то приблизительно с третьего этажа.

— Я не знаю что это, — нервно сглотнул Гарри, поворачиваясь к друзьям. — Но что бы оно ни было, оно собирается кого-то убить! — и резко побежал в сторону лестницы.

Обомлевший Драко и чуть не осевшая на пол Гермиона ринулись за другом, а разбираться, в чём дело, не было желания.

На третьем этаже Гарри петлял по коридорам, то направо, то налево. Пытаясь разыскать источник того голоса или не дать ему убить. Гермиона вдруг вскрикнула, замечая какое-то сияние вдалеке. Ребята без разговоров побежали туда.

На стене между двух окон огромными буквами были начертаны слова.

«ТАЙНАЯ КОМНАТА СНОВА ОТКРЫТА. ТРЕПЕЩИТЕ, ВРАГИ НАСЛЕДНИКА»

Гарри нервно сглотнул и попятился назад. Надпись темно-красного цвета переливаясь бликами от света.

— А-а… что это под надписью? — спросил Драко дрогнувшим голосом, показывая пальцем на стену.

Гарри и Гермиона, пересилив свой страх, подошли ближе, но на полу оказалась вода, и они чуть не поскользнулись, вовремя удержав равновесие. На стене то, что они увидели, повергло их в шок и ужас — на стене висела Миссис Норрис, кошка школьного смотрителя. Гарри ужаснулся такому и постарался осторожно отойти назад. Тут Гарри услышал отдалённые голоса и, не раздумывая, схватил ребят за руки и рванул по коридору, оглядываясь назад. Забежав за поворот, неподалёку от туалета плаксы Миртл, Гарри остановился, переводя дыхание.

— Поттер какого чёрта? — взвинтился Драко, у того уже сдавали нервы, увиденное ввело его в некий ступор в глазах отчетливо читался страх.

Гарри приложил палец к губам, чтобы ребята молчали, и, осторожно выглянув за поворот, увидел толпа студентов во главенстве с Филчем, который, заливаясь слезами, ругался. Вскоре появился и сам директор с другими учителями. Гарри резко повернулся к друзьям, и, поманив их за собой, осторожно двинулся в противоположную от этого места сторону. С третьего этажа можно было спуститься в разных местах. Замок был зачарован таким способом, что с любого этажа можно было найти лестницу. Это было сделано на случай экстренной эвакуации, или если главная лестница по каким-то причинам забаррикадирована. Ребята осторожно и не привлекая к себе внимания спустились на первый этаж, после чего пробежали к подземельям и, зайдя в гостиную в которой сидели редкие студенты, присели на один из диванов.

— Что вообще происходит, кошка, она же… — подала, наконец, голос Гермиона, и слегка вздрогнула.

— Не знаю, но тот голос… — Гарри взъерошил волосы и уставился своими зелёными глазами на огонь.

— Чёрт, Поттер, почему этот голос слышишь только ты? И что это за комната такая, тайная?! — задумчиво проговорил Драко.

— Вы поищите информацию о тайной комнате и некоем наследнике, а я поищу информацию о голосе, — проговорил Гарри.

— Кстати, ты обещал нам кое-что рассказать! — напомнила Гермиона.

— А, да, я сегодня, когда прогулял урок, — вспомнил Гарри, — наткнулся на Джинни, это сестра шестого Уизли, — уточнил он. — Она выглядела странно, зашуганно, постоянно озиралась по сторонам, и, в руках у неё был чёрный блокнот или книжка, не понятно. Она как увидела меня, побледнела, да и вообще, странно отреагировала, не так, как обычно.

— А ты привык, что на тебя вешаться должны? Ещё меня называешь самовлюблённым эгоистом? — усмехнулся Драко.

— В общем, раз мы всё решили, с вас информация о тайной комнате, с меня про голос. Может, и найдём что-нибудь.

Драко недовольно посмотрел на него, пытаясь понять, не шутит ли он? Но нет, Гарри выглядел весьма озадаченно, Гермиона даже нахмурила лоб, что означало, что она думает. Ребята просидели недолго, вскоре в гостиную вошли и другие студенты, все были впечатлены тем, что произошло на третьем этаже. В гостиную так же зашёл Снейп, осматривая кто отсутствует, но завидев сидевших на диване Гарри, Драко и Гермиону, он словно выдохнул.

Когда гвалт и обсуждения утихли, а все разошлись по спальням, Гарри тихонько вышел из спальни. В гостиной сидел Забини, задумчиво смотря на пламя, что так красиво полыхало в камине.

— Блейз… — тихо позвал парня Гарри.

Забини, вздрогнув, отвлёкся от гипнотизирования пламя и посмотрел на зашедшего.

— Гарри, Малфой спит? — отчего-то спросил Блейз.

— Ну, да… А что? — спросил озадаченно Гарри, присаживаясь рядом.

— Принёс? — шёпотом спросил Блейз, проигнорировав вопрос.

— Да.

Забини обвёл гостиную взглядом и, убедившись, что никого нет, достал из внутреннего кармана небольшой пузырек с мутной жидкостью.

— Это очень сильное зелье, но действует недолго, примерно минуту. Затем выветривается без какого-либо намёка на его присутствие. Оно на эту минуту вводит человека в транс, то есть он не будет помнить эту минуту, но будет говорить тебе исключительно правду. Больше одного раза на один приём принимать нельзя, иначе человек превратится в овощ. И да, никому не говори, что это зелье тебе дал я. Оно запрещено Министерством, и достать его было очень не просто, готовится к тому же оно месяц! — Забини замолк и выжидающе посмотрел на впавшего в ступор Гарри.

Парень опомнился, что ведь нужно Блейзу отдать шкатулку, которую он смог достать через поверенного из своего сейфа. Его, конечно, спрашивали, зачем мальчику такая древняя и даже опасная вещь. Но Гарри отвёртывался и, наконец, заполучив такую вещь, завернутую в чёрную шёлковую ткань, он протянул её Блейзу. Тот, удовлетворительно кивнув, отдал Гарри пузырек.

Ребята не спрашивали друг друга о том, где они достали вещи. У каждого были свои тайны. Гарри, добравшись до постели и убрав пузырек в свой рюкзак, переоделся и лег на кровать, глаза сами по себе начали закрываться, и Гарри провалился в сон.

Во сне ему снился странный зал с колоннами и статуей Салазара Слизерина. Посередине этого зала, Гарри заметил девочку, чьи черты были размыты, было непонятно кто это, и она лежала на животе, а её хриплый голос, разносился эхом по помещению.

— Помоги мне Гарри… прошу… — она пыталась ползти, но тут кто-то вышел из-за статуи и поставил ногу девочке на спину, от чего та всхлипнула.

Это был парень предположительно, в школьной мантии, черты лица также были размыты. Парень засмеялся, его злорадный смех пробирал, пугал, и был, кажется, знаком. Гарри поёжился, шрам кольнуло, и где-то совсем рядом он услышал знакомый голос, тот, что слышал в коридоре. Этот голос уже стал наваждением.

— Иди ко мне…. приди ко мне… убить…. — Гарри зажмурил глаза, этот злорадный смех, вкупе с этим голосом, могли свести с ума кого угодно.

Гарри резко проснулся и сел на кровати. Сердце бешено стучало, шрам кололо, и мальчик был весь потный, отнюдь не из-за теплого одеяла. Гарри пытался подавить в себе эту панику и страх, что опутали его цепями, к горлу подступил ком, стало трудно дышать. Он посмотрел в сторону кровати Малфоя, тот крепко спал, что-то причмокивая во сне, и Гарри, сейчас ему завидовал. Просидев на постели еще часа два, Гарри выпил зелье «сна без сновидений» выданное Мадам Помфри, откинулся на перьевую подушку и тут же заснул.

Примечание к части



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться