Избранный, который смог

Размер шрифта: - +

Лев и змея

Мощеная дорожка под ногами, привкус соленой влаги на губах и обветренная кожа. Мысли спутались, плавясь и превращаясь в застывшую серую субстанцию, руки налиты свинцом от приятной усталости. Прогулка по саду была уже обычаем, стала закономерностью, личным убежищем, где он был собой. Ладонь коснулась лепестка розы, цветущей полыни, скользила по оранжерее, все дальше уходя в свои думы, отдаляясь от шороха голосов, щебетания птиц. Приятная истома окутала, укрывая своим покрывалом, забирая в свои владения. Здесь нет врагов, нет Дамблдора, лишь уединение, о котором он мечтал столько лет.

Чья-то ладонь легла на плечо, вытаскивая из тумана мыслей, заставляя вздрогнуть, остановиться. Блеск изумруда, крепко сжавшая плечо рука. Словно прочитав мысли, Гарольд улыбнулся в немой поддержке. Усталость отразилась на смуглом лице, казалось, словно устал он далеко не от недавней тренировки, а от жизни, что клином вбивала ему эту твердость. Запах бергамота щекотал нос, Гарри поморщился, не одобряя увлечение зельями, отчего его спутник хмыкнул, края губ дрогнули в еще одной полуулыбке. Гарри замер, пытаясь впитать волшебство, скарлатные всполохи искр вокруг, словно двое чужаков стояли на краю утёса, им нет места в этом мире, не найдется и в других. Гарольд, наверное, тоже почувствовал эту неведомую, но ощутимую магию — она искрилась, проникала в вены, бурлила, кипела, обволакивая приятным теплом. Не хотелось даже дышать. Просто замереть на месте и впитывать родовую силу, что проходила насквозь.

Тишину нарушил радостный крик, чьи-то шаги, звук сквозняка проникал в небольшую тепличку, а эти двое замерли, находясь в отрешенном состоянии, пораженные собственными конфундусами, связанные путами, не смеющие пошевелиться или разорвать эту связь. Гарри на миг позволил себе забыть о крестражах, погоне, темном маге и снах, что забирали в пучину мрака, в бездну, холодными руками сцепляясь у шеи, оставляя синяки, заставляя всматриваться в звенящую пустоту. Лучи солнца проникали сквозь закрытые веки, дурманящие и обволакивающие объятия магии растворились в пространстве, и оба человека вздрогнули распахивая глаза.

— Эй, Гарри, ты тут? — послышался голос Малфоя, показалась блондинистая макушка у теплицы, серые глаза уловили силуэты и с наигранной суровостью посмотрели на друга. Слизеринец шагнул в теплицу. — Дружище, никогда бы не подумал, что у тебя дом больше, чем мой. И сады, в которых можно заблудиться, Невилл, похоже, единственный рад — ценитель прекрасного.

Фигура в мантии, но без накинутого привычно капюшона, повернулась, встречаясь взглядом с глазами грозовой тучи, льда и дыма от костра. Блондин, увидев собеседника Гарри, оторопело уставился, попеременно смотря то на Гарри, то на Гарольда. Затем, словно что-то поняв или вспомнив, Малфой инстинктивно сделал шаг назад, завороженно смотря на мужчину и не смея оторвать взгляда. Гарри хотел было что-то сказать, но вспомнил, что в прошлом Гарольда Малфой был его врагом и тем, за чью погибель его осудили.

— Мистер Малфой, — учтиво склонил голову в поклоне Гарольд.

На секунду в серых омутах отразилось недоумение, замешательство и небольшой страх. Он облизал пересохшие губы и кратко кивнул, совершенно потерявшись во взгляде напротив.

— Мистер… — на миг Драко завис, пытаясь понять, как ему обращаться к мужчине.

— Поттер, — усмехнувшись отозвался Гарольд. — Зовите меня просто Гарольдом, а при Сириусе, Петунии и ее сыне — сэр. Никто кроме Гарри и его друзей не должен знать ни моего имени, ни того, как я выгляжу. Вообще я хотел это сказать всем друзьям Гарри, но раз вы, мистер Малфой, пришли первый, то говорю вам первому, — он улыбнулся, даря тепло блондину и, развеивая страхи и сомнения, протянул руку. — Будем знакомы, я — Гарольд.

Гарри словно находился на трибунах, в первых рядах, наблюдал эту игру — два хищника встретились на побережье черного моря с серебряными разводами. Лев встал в настороженную позу, грива вздыбилась, его обманчивое спокойствие вводило в заблуждение, а змея, свернувшись в кольцо и покачивая телом, готовилась отразить атаку, высовывая пропитанный ядом раздвоенный язык. Грация и величие столкнулись в танце взгляда, каждый из них боялся сделать шаг, осторожно прощупывая почву, аккуратно подбирая слова.

— Драко, — несмело, почти незримо улыбнулся Малфой, пожимая широкую ладонь. — Гарри говорил о вас… тебе. Не беспокойся, никто из нашего окружения не узнает раньше, чем ты сам не скажешь.

Змея, разрезав воздух языком, расслабленно положила голову на кольца своего туловища. Лев лег напротив, позволяя солнцу согревать его тело, лучи заплутали в гриве, он томно прикрыл веки, не опасаясь нападения.

Гарри почему-то именно такие сравнения приходили на ум, когда он увидел их вместе. Оба смотрели настороженно, но без опаски, словно приглядываясь и изучая.

— Гарри, ты идешь? — вывел из транса голос, взгляды были устремлены на него, кажется, он настолько впал в небытие, что не дышал, а ладони вспотели, он очень боялся этой встречи.

— А? Да, идем, конечно, — сбивчиво проблеял Гарри, ощущая себя в этом цирке овечкой, чьим блюдом несомненно являлся для обоих хищников.

Блондин изогнул бровь, прищурив взгляд, словно пытаясь понять странное поведение друга. Гарри молчал, по телу все еще растекалась магия.

***

Погода за окном сменилась с теплой и солнечной на хмурую. Дождь оставлял разводы на окне, каплями скатываясь вниз, рисуя дорожку, и, оторвавшись от края, падая на землю. Гермиона сидела у небольшого окна, рисуя пальцем витиеватые узоры. Мыслями она была под стать погоде, словно грозовая туча поселилась в душе. Она вспоминала тот вечер, глаза, что отражение самой бездны, кудри волос в полнейшем беспорядке, но ей так шло все это. На удивление Гермиона не заметила в глазах собеседницы безумия, не было того всепоглощающего огня, но и нежности в них тоже не было.



Liforta

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться