Измена в подарок

Размер шрифта: - +

Глава 2

Как я и предполагала, на следующий день вся тусовка знала, чем же закончилась вчерашняя игра: Анжелка не отличилась особой фантазией и зарядила в качестве приза поцелуй. Дальше мнения расходились – одни говорили, что она потребовала французский, другие – что просто в засос, третьи возмущались подобной брехне и утверждали, что речь шла об обычном дружеском поцелуе в щёку. Но это всё не имеет значения, так как Димка целоваться каким бы то ни было способом отказался, а в качестве альтернативы предложил вывезти всю грушевую тусовку на речку. Поговаривали, что Анжелка осталась недовольна, но быстро прогнулась под ликование остальных – ещё бы, ведь выезд Димка обещал организовать за свой счёт!

Болячка моя, хотя и зацвела к следующему вечеру огромным синячиной, оказалась ерундовой – так себе, ссадина, поэтому на гулянье мне пришлось надеть джинсы. Но и спрятав ушиб от досужих глаз, я всё равно смущалась, когда каждый второй спрашивал «Ну как нога?», и врала, что всё плохо. Даже хромоту поначалу изображала. А как иначе? Подумают ещё, что я специально всё подстроила, чтобы уйти с Димкой… Ох, уж этот Димка!

Я не могла уснуть до самого утра – сначала закрывала глаза и видела перед собой его напряжённое лицо и поджатые губы – такие желанные, такие красивые… Видела их так близко, что приподними я только подбородок и коснусь их поцелуем... Вспоминала его запах, силу рук и щекочущее щёку дыхание, такое прерывистое - будто взволнованное близостью… Но потом вдруг пришла мысль, что он вообще-то пёр меня на руках и само собой запыхался, и это так сильно испортило всю картину, что я тут же почувствовала себя дурочкой и оставшуюся ночь обнималась с подушкой, сходя с ума от щемящей тоски и понимания, что нам с Димкой никогда, НИКОГДА не быть вместе!

Словно в подтверждение этому, вечером следующего дня он практически не обращал на меня внимания, а если и случалось чудо – то так, мельком… Как это и было до падения лавки. Петька, правда, стал вести себя спокойнее, но уж лучше бы приставал, честное слово!

От отчаяния я перестала есть, частенько ни с того ни с сего пускала слезу. Мама тут же заметила перемену во мне:

- Дочь… А ты случайно не влюбилась? Прям на глазах сохнешь!

Она говорила это игриво, ласково, глядя на меня слегка снисходительно, а я заливалась краской, злилась и начинала отнекиваться. Потом психовала и запиралась в своей комнате, бездумно шаря в телефоне и считая часы до вечера. А вечером начинала вдруг волноваться до дрожи в руках, и каждый раз обещала себе, что не пойду… Но в дверь звонила Машка, и мы, по обыкновению сделав «круг почёта» по бульвару Согласия, всё-таки приходили под грушу.

Ещё раздражало то, что после памятной игры на раздевание, ребята негласно объявили Димку и Анжелку парой и чуть что - сразу предлагали им целоваться. В шутку конечно, но это так бесило! К тому же Петьку надолго не хватило, и он с каждым днём снова становился всё наглее и наглее. Хотя если честно, я даже слегка провоцировала его на это, а потом сама же бурно возмущалась… Но Димка всё равно не замечал меня. После таких гуляний я приходила домой морально истощённая, душа болела, словно обожжённая кипятком, и это уже начинало смахивать на мазохизм, ведь не смотря ни на что, я снова и снова шла под грушу…

Это продолжалось целых полторы недели, а потом настал день «икс».

 

Около десяти утра возле подъезда напротив груши собралась вечерняя тусовка – с рюкзаками, пляжными сумками, бадминтонными ракетками, ластами и удочками… И хотя ещё два дня назад я зарекалась, что точно не поеду на речку (или озеро?) - в итоге припёрлась, как миленькая.

Рассеянно болтала с девчатами, искоса поглядывая на блистающую счастьем Анжелку в широкополой шляпе и махоньких шортиках, больше похожих на большие трусы, и набиралась решимости уйти, же понимая при этом, что никуда я на самом деле не денусь…

Наконец во двор въехала Димкина «бэха», а за ней белый микроавтобус типа «маршрутка», но не Газель, конечно, а что-то импортное. Анжелка без лишних слов продефилировала к чёрной красавице, открыла переднюю пассажирскую дверь… и двор тут же наполнился Петькиными воплями:

- О-о-о, красотуля, отрада бренных членов моих, ну скорее, скорее залезай ко мне на коленки!

Анжелка недовольно буркнула что-то в ответ, на что Петька пробасив громогласно:

- Тогда вас тут не стояло, дамочка! Соблюдайте очередь! – вылез из машины и, бесцеремонно отодвинув хлопающую ресницами Энжи, окинул взглядом компанию: - Свету-у-уля, где ты, счастье моё? Я тебе козырное местечко забил!

Я надвинула козырёк бейсболки на лицо и скользнула в распахнутые двери автобуса.

 

В итоге Петька ехал на соседнем сиденье, жамкал своей лапищей мою коленку и громко шутил. Его веселье заразило всех, даже водителя. Народ смеялся, травил анекдоты и порывался петь песни, а я думала только о том, что если бы не слиняла в автобус, то ехала бы сейчас в одной машине с Димкой, пусть даже на заднем сиденье, и хрен с ним, что третьим лишним был бы дон Педро… Главное, с Димкой! Смотрела бы на его загорелые плечи, оттенённые белой майкой, на стриженный ёжиком затылок, на руки уверенно держащие руль… Но теперь рядом с ним - на переднем сиденье, между прочим! - восседала Анжелка, а я, как дура, снова терпела Петьку…



Мелани Кобер

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться