Изумрудные сны

Размер шрифта: - +

Глава 3 (4)

Глеб подвез Антона домой, заодно извинился перед тетей Нюрой, что припахал сына на весь день, а ей не сказал ничего.

– Ладно уж, созванивались мы с ним. Пусть лучше с тобой, под присмотром, чем черт знает где один шарахается. Очень он за Римму переживает. Как бы не учудил чего. Я сама едва дышу после случившегося, но за сына боюсь сильней. Ох, Римма, детка… Неужели все повторяется?

Глеб промолчал, он не знал, что ответить. Затем придумал:

– Я тогда и завтра Тоську заберу? Трудотерапия многим помогает справиться с переживаниями.

– Да забирай.

Антон взбодрился, благодарно кивнул.

На том и разошлись. Тетя Нюра повела сына в дом, а Глеб поехал к матери Катерины.

 

Встретиться договорились в парке. Юлию Владимировну он узнал сразу: сходство между ней и дочерью было очевидно.

 – Я о вас никогда от Катерины не слышала. Вот, пыталась весь день вспомнить и не смогла. Дочь всех друзей с нами знакомила, – женщина села на скамью, разглядывая Глеба. Он замялся, подбирая слова, а потом тоже присел:

 – Мы знакомы, скорее, заочно, по телефону не было возможности объясниться, – нагретые на солнце доски приятно грели спину. После активного трудового дня Глеб чувствовал напряжение в пояснице. Сейчас хотелось расплавиться прямо на этих зеленых досках с облущённой краской.

Женщина поправила черную до щиколоток, юбку, уложила возле себя сумку с огромной металлической бляшкой на боку и вопросительно глянула  на Глеба. Он понял, что стоит перейти к сути. Задумался, нужно ли посвящать ее во всю историю. Но она так пристально вглядывалась ему в глаза, что он сдался. Рассказал вкратце о причине звонка, затем закинул ногу на ногу и стал ждать реакции.

Юлия Владимировна сидела ровно, почти аристократично. Ее волосы собраны в аккуратный хвост. На секунду Глебу представилось, как она танцует вальс – ровная осанка, точные движения. Женщина неторопливо достала из сумочки тонкую пластиковую папку, уже хотела протянуть ее, но задержалась:

 – Это все, что получилось найти. Возможно, что-то в сейфе осталось, но код знает только Катя, а она… – Юлия Владимировна склонила голову, Глебу показалось, сейчас расплачется. Напрягся. Но она  только громко вздохнула и продолжила: – Я надеюсь, что это поможет пролить свет на эту историю. Я не вчитывалась, но, судя по всему, здесь часть листов какие-то сказки и легенды, другие – родословная. По линии деда Ярослава и его отца – Клима. У Клима был брат – Павел, но мы не общались с этой веткой рода, поговаривали, что он колдуном был, отреклись от него многие родственники. Но я слабо верю в это. Да мало ли что могло быть столько лет назад – скорее всего, рассорились они между собой.

 – Павел? Карпов? – переспросил удивленно Глеб, – можно посмотреть?

Он показал на папку, женщина осторожно передала ее и снова выпрямилась, потеребила ткань юбки, стряхивая невидимые крошки.

 – Если бы это помогло, – каким-то хрустящим, почти невесомым голосом сказала она.

 Глеб дрожащими пальцами дернул кнопку. Вытянул несколько листов и, громко вздохнув, принялся изучать документы.

Первое, что бросилось в глаза – небольшой листик, видимо ксерокопия: круг с четкими линиями и орнаментами по периметру, по центру знак «Инь-ян», ниже горящая свеча и все это в ложе распахнутых крыльев, словно срисованных с египетской фрески. Глеб без интереса отложил эскиз в сторону: вряд ли это позволит понять, куда делись девушки.

Он взял в руку листок с подробной родословной Карпова. Но и там ничего нового не узнал, только добавилось несколько незнакомых людей. Бросились в глаза редкие имена: Мирон и Злата. Мирон? Неужели тот самый, о котором говорила лже-Катерина? Но информации о нем было слишком мало.

На нескольких листах были копии из книг. Пробегая взглядом по страницам, Глеб выхватил пару фраз:

«В древнекитайской мифологии и натурфилософии инь-ян («тай цзы», Великий Предел) – символ созидательного единства противоположностей во Вселенной.»

«Зеленый, являясь цветом растительности, весны и нового роста, обозначает непрерывность и даже бессмертие, когда используется слово «вечнозеленый».

Похоже на расшифровку тех символов, что были на первой картинке. Глеб выудил ее из стопки и снова всмотрелся. В уголке было написано мелким почерком: «Символ культа…», а дальше кусок листа оторван. Почему Катерине был так интересен зеленый цвет? Что за кружки и орнаменты? Случайно ли повредилась страница или кто-то пытался скрыть информацию? Снова ерунда, которая только все запутывает.

Зеленый, изумрудный, описания цветов, их история, происхождение – здесь явно была связь с той звездой. Видимо, Катерина пыталась найти объяснение случившемуся. Глеб начинал верить, что он не сумасшедший и что происшествие в подвале не плод его воображения и не действие «ядовитого дыма». Тем более что строители перепроверили возможные источники и ничего не нашли. Необследованной осталась только замурованная лестница.



Диана Билык, Евгения Литвиненко

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться