Изумрудные сны

Размер шрифта: - +

Глава 8

Следующие две недели Глеб был весь в делах, к Илене заезжал на несколько минут и говорил отстраненно. Больше старался находиться с ней в обществе с родителями или тянул к друзьям, встреч наедине избегал.

Он так и не смог найти выход из ситуации, но понимал, что времени у него не так уж и много. Срочно нужно отыскать Зимина. Но как? Илья помочь не мог, связи тоже рассыпались после задержания, а Мэри больше во снах не приходила, и ее обещание кануло в лету.

От корки до корки изучив книгу ученого, Глеб не нашел ни ответов, ни выхода, только сильнее завел себя в тягучий гнетущий страх.

Тысячи раз перечитывал главу, где говорится что Хранитель перерождается в теле младенца, и при рождении душа малыша погибает, то есть заменяется душой Хранителя. От осознания этого в груди сковывало до колик.

Глеб мог часами сидеть в кресле и думать, искать варианты, корить себя за оплошность и слабость. Ведь можно было всего этого избежать. Просто держаться от Илены подальше. Но что уж сейчас?

 

Кто-то тихо постучал в окно. Глеб привстал, спрятал книгу в шкаф, и пошел к дверям.

На пороге стояла Илена. Румяная, волосы распущены, завитки красиво укладывались на лацканах светло-кофейного пальто, оно подчеркивало золотистый цвет локонов.

– Глеб, что происходит? – она смотрела прямо на него, словно пытаясь прочитать мысли.

Он отступил назад, пропуская ее в дом.

– Присядь, – помог ей раздеться и, сложив одежду на руку, понес в коридор, – я сейчас.

Захватив в кладовой охапку дров, Глеб вернулся в гостиную и принялся растапливать камин. Девушка сидела молча.

Когда комнату наполнил приятный треск дерева и отблески пламени заиграли на румянце Илены, Глеб подошел к ней ближе и присел рядом.

– Ты хочешь есть?

– Нет! – она мотнула раздраженно головой, – Я пришла поговорить, а ты опять пытаешься увильнуть. Избегаешь, не общаешься, приходишь проведать, но не задерживаешь больше чем на несколько минут. Что изменилось?

Она выдохнула. Глеб придвинулся еще ближе, обнял ее за плечи.

– Все хорошо, не волнуйся. Мне просто нужно было дела закончить, я очень много на работе запустил. Ничего не изменилось. Устал немного и не хотел тебя беспокоить.

– Ты со мной, как с маленькой. Я чувствую, ты что-то не договариваешь.

– Ты себя как чувствуешь?

– Да все нормально, ну, что с тобой, Глеб? Ты сам не свой! Что ты с вопроса на вопрос прыгаешь? – Илена передернула плечами.

Глеб сжал руки сильнее, и, перекинув ее волосы на одну сторону, стал массировать шею. Она немного расслабилась, склонила голову на бок и потерлась щекой об руку.

– У меня очень плохое предчувствие, неспокойно как-то.

Последние слова она произнесла шепотом, а для Глеба это прозвучало словно звон колоколов. Он напрягся, но тут же взял себя в руки и потянул Илену к себе.

– Прости, я не должен тебя оставлять сейчас, – он поцеловал ее в губы, коснулся щеки, уха, шеи. Вдохнул свежий запах ее волос, сладкий, как ваниль с нотой лимона..

– Глеб? О чем ты?

– Не говори ничего, просто береги себя и… – он замялся.

– Что? Снова?

– Нет, нет, все хорошо. Я просто хочу тебя беречь и защищать и никому не позволю тебя обидеть.

– Да кто меня обижает?

Глеб отмолчался. Посмотрел в ее бледное лицо, коснулся рукой нежных губ и поцеловал. Страстно и долго.

– Ты точно кушать не хочешь? – отстранившись, сказал он надломленным голосом. Илена мотнула головой: «Нет» и вытянулась на разложенном кресле.

Глеб принес плед, укрыл любимую и долго сидел рядом. А когда она уснула, смотрел и задыхался от волнения. Невозможно было смириться с действительностью. Хоть это и звучало как-то смешно, но Глеб знал – ребенок в опасности. А Илена пока еще даже не поняла, что беременна. Возможно, это и к лучшему.

Он потянулся, положил руку ей на живот и мысленно призвал все свои силы на то, чтобы поскорее разобраться с культом и покончить со всей этой зеленой ерундой. Он не мог потерять ни Илену, ни своего ребенка. Это было слишком.

В кармане зазвонил телефон, Илена шевельнулась и перевернулась на бок, прижав руку Глеба к себе. Он аккуратно высвободил кисть, мягко приподнялся и отошел к окну:

– Слушаю, – понизил голос до шепота, – да, она со мной. Не волнуйтесь, я привезу ее.

Дав отбой, он посмотрел в окно. Вечерело. На закате двор окрасился в пурпурный, небо наклонилось и светло-серым пузом улеглось на горизонт. С севера стягивались темно-графитные пучки туч, их багровые обрамления разрисовывали небо кровавым кружевом, верхушки деревьев беспокойно трепыхались.

Снова теленькнул мобильный.



Диана Билык, Евгения Литвиненко

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться