Как все начиналось

Размер шрифта: - +

II

Поддеть красивую женщину — дело не из простых,

она от ваших слов не подурнеет.

Уинстон Черчилль

Она стояла возле кухонного стола и заваривала чай. Руки монотонно двигались, совершая заученные движения, а мысли витали в облаках. Толчок им дал рисунок с жестяной чайной коробки. Она видела его уже бессчетное количество раз, но только сегодня рассмотрела внимательно. Средневековые дама и рыцарь, такие влюбленные и обращенные друг к другу, в обрамлении гербов, царственных львов и державных птиц. Им было хорошо вдвоем.

– А, черт! – капли кипятка обожгли руку и вернули Марго с небес на землю. Одна, совсем одна. Раньше живя в родительском доме, она любила одиночество. Эти минуты редкой свободы и тишины. Не надо было ни разговоров, ни телевидения или музыки, только собственные мысли, да еще хорошая книга. Читала она, сколько себя помнила, причем эта страсть к чтению была сродни наркотической зависимости. Любую свободную минуту она занимала чтением, и если рядом не оказывалось книги, она могла читать старый журнал, давно прочитанный от корки до корки, телепрограмму в газете, этикетки продуктов, лежащих на столе; в общем все на что падал взгляд. Вот и сейчас налив свежезаваренного чаю, она устроилась в кресле с книгой в руках и попыталась углубиться в чтение. Однако то ли книга попалась малоинтересная, то ли шум ветра за окном да шорох капель дождя по стеклу мешали ей, но вскоре она отвлеклась от книги и погрузилась в собственные невеселые мысли.

Да одиночество хорошо, когда его ждешь, вырываешь свободную минутку у окружающих и наслаждаешься им, зная наверняка, что в любой момент можешь прервать его. А что делать, если одиночество становиться твоей обязательной вечерней повинностью, и уже ничего хорошего ты в нем не находишь. А казалось бы, живи и радуйся, сейчас когда многое из желаемого уже достигнуто. Позади институт с его экзаменами, сессиями, ночными зубрежками и отсутствием всякой личной жизни за неимением свободного времени. Тогда думалось, стоит только окончить институт, найти работу и все устроится. Появится время на общение с друзьями, на любимые дела, а главное – время на завоевание Андрея. Но жизнь внесла свои коррективы в столь радужные планы. Сначала были поиски работы. Бесконечные собеседования, когда тебя опускают с небес на землю, и честно говорят, сколь мало ты стоишь на рынке труда с дипломом, но без опыта работы. Умерив амбиции и снизив денежные запросы, Маргарита смогла найти хорошее место. Хорошо оно было не столько само по себе, сколько тем, что могло дать в будущем. И пусть пришлось начинать с самых низов, как говорится стать старшим помощником младшего дворника, то бишь бухгалтера. К тому же оказалось что теория, изучаемая в институте и практика, требующаяся на работе, это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Маргарита с головой погрузилась в изучение казалось бы давно изученного, находя все новые вершины, которые нужно покорить, но не находя времени на личную жизнь. Все радужные планы так и остались лишь в мечтах.

Маргарита отхлебнула чая и поморщилась. Пока она жалела себя, чай остыл, превратившись в противную тепловатую жидкость. Ну что за напасть сегодня. Сначала неприятный разговор с Олеськой. Единственная подруга с которой так легко было болтать обо всем на свете, вдруг решила ее спасать, и начала с того что принялась копаться в ноющей ране. И только Маргарита немного успокоилась и пришла в себя после разговора в галереи, позвонил Петрович и субботний вечер окончательно полетел псу под хвост.

Вадим Петрович Старков или попросту Петрович, как называли его за глаза все подчиненные, был не просто финансовым директором фирмы, но и на беду Маргариты был одним из ее учредителей. Поэтому, являясь непосредственным начальником Маргариты, он, имея очень непоседливый характер и влезая во все дела фирмы, загружал Маргариту делами не только входящими в круг ее обязанностей, но и теми что лежали далеко за его пределами. Вот и сегодня он позвонил в десять часов вечера, ни мало не заботясь, удобен ли этот звонок в субботний вечер и сообщил, что Маргарите необходимо завтра воскресным утром выйти на работу, что бы открыть офисный склад и выдать оборудование человеку, срочно уезжающему на новый объект. Поработать, так сказать, на благо фирмы. Почему это не может сделать кладовщица, ведь это так сказать ее прямая обязанность? Да потому что не может. Хотя и так все было ясно. Кладовщица Тамара была хорошей знакомой жены одного из учредителей и потому могла с легкой душой не отвечать на телефонные звонки с работы в нерабочее время.

– Что б ты провалился, – выругалась Марго. В тиши квартиры голос прозвучал глухо, но как не странно ей немного полегчало. Враг был найден, теперь осталось только отточить стрелы.

Ранним воскресным утром, когда все еще только просыпалось и сонно потягивалось, Маргарита вышла на улицу. Офис фирмы находился в получасе езды от ее дома. По меркам Москвы совершенный пустяк. Но это если не брать в расчет пробки на дороге, в метро и другие неожиданности. А так время могло растянуться на пару часов. Вот как сегодня. Сначала автобус, пустой в этот ранний субботний час, ушел от остановки минута в минуту по расписанию, пыхнув бензиновым облаком в лицо.

– Нет, ну что это такое? Нельзя было подождать? – обиженно топнув ножкой, Маргарита оглядела пустую остановку. Она отчетливо сознавала, что стоило ей только пробежаться немного вслед автобусу и водитель конечно же сжалился бы над бедной девушкой, остановил бы машину и она сейчас бы уже ехала по направлению к метро вместо того что бы неприкаянно маяться на остановке. Но какое-то чертово упрямство, гордость или что-то еще мешали ей это сделать. Однако как говорят француженки «Никогда не бегай ни за мужчиной, ни за троллейбусом – уйдет один, придут еще два». И Маргарите эта жизненная философия подходила как нельзя лучше.



Мария Мороз

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться