Камень нищего

Недовольство

 

Мая не помнила, когда ещё приходилось так бездельничать. Можно отоспаться на месяцы вперёд. Если б вдобавок видеть хорошие сны, или вообще ничего! Но стоило сомкнуть веки – вспоминалось и представлялось только дурное, пугая своей отчётливостью в кратких сновидениях. Потому предпочитала вздремнуть днём, пока светло. А ночью, уставившись в темноту, отгонять непрошенных призраков, лезущих в мысли и душу.

– Когда меня отпустят? – робко поинтересовалась пленница у краснолицей служанки, принёсшей запоздалый обед. Кормили здесь, надо сказать, вполне сносно и досыта. Дома редко удавалось с такой регулярностью набивать брюхо. Ещё б аппетит получше…

– Ишь! Шустрая! Отпустят сколько положено, не сомневайся! И за меньшее полсотни давали – заодно проверишь, хорошо ль научили считать в вашей школе. Прежде совестливей были. Стыдились лодырничать, неделями отсиживаясь на всём готовеньком. Зная порядок, сами являлись в назначенный срок. Покойный барин любил с первым морозцем нагишом сечь. Холод щиплет – плётка жалит!

– По себе знаете?

– И ты, бесстыжая лентяйка, скоро узнаешь! Барыню обидела и виноватой себя не считает! А она сегодня особенно не в духе. Недавно с прогулки вернулась бледная и сердитая. Вот и станешь первой за пять лет, кого прилюдно выдерут! – зло прошипела вредная толстуха. – Погляди-ка! – весело прищёлкнула она языком. – Не на тебя ль полюбоваться явились?

По дороге текла внушительная толпа. Неужели, посмотреть, как её будут наказывать? Стыд-то какой! Пейзаж за окном выглядел блёкло и уныло, будто выцвел. То ли из-за промозглого тумана, то ли оставшаяся с ночи изморозь так и не растаяла за целый день. Солнца не было. На память пришло давнее хмурое утро, увиденное сироткой из дупла посреди жуткого леса. Тогда казалось, лето больше не наступит, и это ощущение вернулось. Мая сильней закуталась в шаль, представив, как придётся стоять на стылой земле раздетой под презрительными взглядами и насмешками. В середине тащилась впряжённая в повозку лошадёнка. Это ещё зачем?.. Привяжут и заставят плестись сзади для потехи? Или думают, после не сможет идти сама… Крестьяне издали казались какими-то угрюмыми. Хотя лиц, конечно, не разглядеть – отдельные фигурки глаз пока с трудом выхватывал из общей массы. Но по тому, как они двигались – ссутулившись и повесив головы – не похоже, что пришли за развлечением.

Людская змея переползла мостик через ручей и на время скрылась от взора, втянув хвост за стену. Мая отошла от окна и присела с краешка кровати, как перед дальней дорогой. Вот и всё… Сегодня она, униженная, вернётся в свой привычный мир. Только как её примут? Кто отважится взять в жёны осрамлённую перед всеми! Наверно и Пауль, спасаясь позора, от неё отречётся. Заскрежетала решётка. Странно, её по обыкновению подняли с утра, но когда успели опустить – не запомнилось. В глубокой тени арки, верно, не заметила…

– Чего припёрлись без приглашения? – сварливо каркнул привратник.

– Так пригласи! – ответили ему недовольные голоса.

– Нет распоряжения вас пускать! Убирайтесь!

– И не подумаем! Где девчонка?

– Не ваше холопье дело!

– Тоже господин выискался! Зови хозяйку! Надо с ней потолковать...

– Об чём? Она никого не желает видеть – так и сказала!

– Отдавай сюда пастушку, или силой заберём!

Мая не поверила услышанному – эти люди явились вовсе не потешаться над нею. Внутри потеплело от благодарности готовым прийти на выручку. Только зачем? Ведь, и правда, повела себя дерзко и глупо – значит заслужила.

– Рассмешили! – не испугался лакей. – Пролезете сквозь решётку, как крысы? И уберите клячу! Сейчас мост поднимут. Нечего поганым смердам беспокоить господ. А то последуете за девкой. Бунтовщикам-то больше дают. Запамятовали?!

– Открывай, пёс, или зови барыню. Без девчонки всё равно не уйдём.

Заслышав шаги на лестнице и лязг ключа Мая быстренько стянула шаль, аккуратно сложив. Постель заправила ещё раньше.

– Пора? – спросила она вошедшую, стараясь принять покорный вид, но не выказывать страха.

– Куда собралась?

Веки благородной дамы припухли. Неужели плакала? Такое представить невозможно! Или просто нездоровится…

– Я готова, – неуверенно переступила девушка на выстуженном полу.

– К чему? – раздражённо выпалила в ответ госпожа. – С чего взялась решать?! Тебя покуда не отпустили!..

– Кажется, барынин голосок… – зашушукались внизу. Каменный свод, отражая, усиливал даже шёпот, делая его слышным в верхней комнате башни. – На кого ругается? Мы тоже желаем поглядеть… Никак, её и распекает!.. Не хочешь полюбоваться на свою работу?! – прокричали с улицы. – Подгоните телегу поближе!.. Плохо видно? Подсвети-ка факелом!.. Нравится?!.

– Незачем тебе туда смотреть, – загородила хозяйка спиной окно.

– Боишься глянуть людям в глаза? – донеслось оттуда. – Ведьма!

– О чём они?

– О тебе! Не поняла ещё? – из-под слипшихся ресниц в неё уставились два иссякших колодца, заполненных пустотой – точь-в-точь как у тех в лесу...

– Нет… А что случилось?



Алексей Мурашкин

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться