Камень нищего

Приговор

 

Хмурое небо точно подмяло собой ничего не подозревающий, беспечный город. А, может, предвкушающий?.. Какое дело ему, привыкшему развлекаться, до страданий и горя, чудовищной несправедливости, творящейся внутри призванных защищать стен? Очередная забава! На площади от былой толпы осталась лишь горстка. Но глаза зевак возбуждённо светились:

– Что так тихо было? Хилой оказалась?

– Наоборот! – охотно поделился с любопытными пастор. – Крепче, чем с виду – на то она и ведьма!

– Созналась?

– А как же! Так что не только услышите, но и увидите во всей красе, когда настанет час исполнить приговор, который, не сомневаюсь, теперь ей вынесут.

– Гордитесь, что заставили безвинную оговорить себя?!. – с наскоку толкнул учитель плечом задержавшегося перекинуться впечатлениями. – Будто победой над!..

Тот даже не возмутился отсутствию извинений. А, посторонившись, изрёк елейным голосом:

– Пытаетесь спасти, хотя и миленькое, что скрывать, но бренное тело. А я – бессмертную душу, которая вашими стараниями легко могла отправиться в Геенну на вечные муки.

– Поэтому предпочли, чтобы она получила их здесь и сейчас?..

– Земная жизнь скоротечна, особенно у некоторых. Посему грешникам никогда не бывает рано покаяться. И я им помогаю.

– А сами не забыли?..

– Что? – не понял пастор.

– Покаяться…

– Я бы не советовал в подобном тоне разговаривать со служителем Господа!

– Уверены, что служите ему?

– А кому? – немного подрастерял святой отец спесь. – На что намекаете? Да, я уполномочен от его имени…

– И прикрываясь им, подвергаете невинных страданиям, большим, чем выпали на долю великомучеников?!.

– Не кощунствуйте! Муки за веру и за преступления против неё – не одно и то же!

– Жду всех в зале через час, – отвлёк судья. – Как раз успеете отобедать. Сегодня же и закончим.

 Для них приговорить: всего лишь работа, которую хочется доделать поскорее!

– Господин защитник, – поинтересовались участливо, – вы подготовили заключительную речь?

Чего теперь стоят эти наброски! Высокопарные фразочки о триумфе фактов над заблуждениями!..

– Нет? У вас будет немного времени… – снисходительно добавил председатель. – Но лучше, советую, подкрепиться.

– Очередной раз пренебрегаете дельным советом? – догнал Фридриха пилигрим у дверей ратуши.

– Вряд ли кусок полезет в горло… – с отвращением произнёс учитель. – А у остальных хоть бы там застрял!

– Напрасно гневаетесь, – придержал доверенный Святейшества дверь в боковой предел, учтиво пропуская вперёд.

Оба вошли в сводчатый коридор, без обновлённого убранства (оно и к лучшему), недавно предоставленный ожидающим вызова свидетелям. Теперь пустой, если не считать часового, дремлющего у выхода в центральную залу.

– Какие к ним претензии? – рассуждал на ходу старик. – Они уверены, что исполняют долг, и совесть чиста.

– А вы? – обернулся Фридрих, дойдя до конца.

– Как и обещал. Стараюсь не встревать в ход процесса…

– Не устали от собственного вранья? Кто подзуживал?!. Намекал судье, что пора сменить орудие!..

– Ничего подобного! – пилигрим легонько пнул гвардейца по мысу железной обуви. – Покарауль-ка, любезный, с той стороны, чтобы мы не прозевали начало.

Тот не стал артачиться, резонно рассудив, что без бубнящих над ухом будет спокойнее досыпать. Спровадивший его продолжил:

– Просто отмечал стойкость испытуемой. Вас тоже удивило?.. Ведь это вы не выдержали пытки, а не она. Потребовали от неё…

Брошенная реплика точно копьём ударила!

– Сказать правду, а не!..

– Все её и услышали в меру сообразительности. Где расхождение с истиной? Не думаю, что день, когда ваша ученица явилась на свет, стал для неё счастливым. Даже артефакт не сумел исправить это. Заметили, как она поглупела, едва только он оказался не у неё? Порой напрашивается мысль: камень наказывает тех, кто, владея, им пренебрегает. Терпеть, ничего не пытаясь изменить. Приглядывать за безропотной скотиной, которая сама заботится о пропитании, только не мешай. Иметь немного, зато даром, не напрягаясь. И любовь себе выбрала такую удобную, без терзаний, без ревности. С какой и расстаться не больно. Хотела жить, не тяготясь и не тревожась. Лишь бы ни за что не отвечать. Так не бывает! Не желаешь гореть изнутри – поджарят снаружи! Целеустремлённые разочаровываются, не достигнув большего. А всем довольные и теряют всё! Камень забрал ровно столько, не больше, сколько ей дал! Скажете, жила обыкновенной жизнью – а как бы она сложилась у малолетней преступницы, не повстречайся ей расщедрившийся чудак. Теперь, подумать, и этого лишилась! Всё просто вернулось на круги своя, начислив плату за издержки. Может, предстоящее – и не худший итог её никчёмной жизни. Если б обошлось, так бы и бегала в лохмотьях за скотом, пока не превратилась в немощную старуху и не померла, всеми забытая. А теперь имеет шансы хоть чем-то запомниться. Не наводит на мысль: не надкушенное яблоко; возлюбленный, с которым так и не успела предаться плотским утехам? Она – неудачница. А это хуже, чем грех. И Всевышний карает за такое не меньше.



Алексей Мурашкин

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться