Камень нищего

Тлен

 

Лабиринт, которым блуждал в потёмках, напоминал закоулки подсознания, где обыкновенно скрывают, что стыдно или боязно явить миру. Так и тут за каждым ответвлением угадывалось нечто, чему воображение отказывалось давать облик. Сквозило жутью, словно обнюхивая. Но ведь совсем не то здесь ищет! Даже хорошо, что факела больше нет. Хоть смешно: будто в темноте и самого не обнаружат. Правда, шагов собственных не слыхать. Куда подевалось отзывчивое эхо? Неужто настолько сжился с тьмою, как бы растворился в ней? Бежит, очертя голову, аж вспотел, а беглецов всё нет. Не могли уйти далеко! Или свернули?.. Впереди, у изгиба, завиднелись слабые отблески, донеслось тихонькое всхлипывание. Радостно бросился туда. Наконец-то! Это они! Надо их вернуть!..

Но свечение исходило не от пламени. Увиденное превзошло самые мрачные фантазии насчёт того, что опасался тут встретить: Скрюченные лапы с детскими печальными лицами вместо ладоней преградили путь, хищно выпустив когти, но взирая без злобы, скорей с укором. Наклонился к ним, намереваясь попросить то ли дозволения пройти, то ли прощения. И в ответ на неуклюжие извинения они вцепились, принялись душить, царапать, рвать. Спасая себя, стал тыкать в них невесть откуда взявшимся кинжалом – прямо в ладони-лица. Хлынула кровь вперемешку со слезами, заливаясь ему в глаза, нос, рот, что стало невозможно вдохнуть…

Судорожно глотая воздух, невероятным усилием учитель вынырнул из кошмара. В тусклом пробивающемся свете глянул на свои руки и влажные простыни, опасаясь увидеть там кровавые пятна. Нет. Они на его совести, откуда не смыть. Подозревал ли Йозеф, упоминая чудовищ, обитающих в ней, что они бывают такими? Даже Томов оборотень меркнет в сравнении с этим! Проклятый пещерный дух, доведший незадачливых грабителей до смертоубийства, и самого попутал? Заставил поступить по правилам, а не по справедливости, смолчать трусливое сердце! Почему не дал им шанс? Ведь, если дело в камне, вне города детям ничего не угрожало. Следовал предписанию, чтобы зараза не распространилась за городские пределы? Увы, бесчисленно подтверждений, неприступные стены ей не помеха. Сумела же попасть внутрь! Но маленькие обитатели норы были изгоями по всем местным законам. Может, поэтому болезнь их и не тронула? А вот чьё-то равнодушие, прикрываемое долгом, погубило!

Дорого бы отдал, чтобы вернуться в подземелье и всё исправить! То есть, выпустить смерть разгуливать по миру под личиной, вызывающей умиление и сострадание? Самые человечные обрекли б себя первыми! А если б таковым оказался монастырь или целый город, в награду повторил бы участь этого? Чему верить – холодному разуму, или леденящей ухмылочке пилигрима?! Искать его «сокровище», или просто ждать избавления – неважно какого?!. Делать хоть чего-то, или без остатка предаться отчаянию, ожидая последнего, единственно правого суда? И что на нём скажешь в своё оправдание?..

 

*****

Немного подморозило после относительно мягкой погоды, когда беспрерывно сыпавший снег ложился на улицы, а свежих следов на нём всё убавлялось. Кое-где лежал вообще нетронутым, как если б из книги начали постепенно исчезать буквы и строчки, оставляя одну за другой целые страницы белыми. Скрип шагов звонко разносился в непривычной для этого часа кромешной тишине – посреди дня в самом сердце города! С колом вбитым в него столбом для казни. Неужто и оно остановилось? Но мысли продолжали крутиться в голове, который раз заходя на один и тот же круг:

Если известно, что искомый минерал здесь, но непонятно где именно, стоит попробовать восстановить его путь. С Паулем, вроде, ясно. Кроме, где он расстался с не лишним для жениха предметом одежды. Ну, и «счастливым» талисманом заодно с ним. Из трактира уходил при полном… или почти полном параде, а пилигриму встретился уже… Том нагнал и обобрал? Мог ведь проучить без задней мысли. И что это даёт?

А вот чего: Твердивший про «честно выигранное» даже не знал о камне, ни пока тот был при нём, ни после. К чему врать на смертном одре! Бедняге хватило доставить проклятье до логова, чтобы оно его уже не оставило, поступив ещё согласно «разбойничьему кодексу» в совместное владение. Забирая «выигрыш» помнил – добыча в равной степени принадлежит всем, и в общем-то ничего не имел против. Подумаешь, тряпка! Он ведь не знал – ЧТО в кармане! Таким образом камень от незадачливого Пауля перешёл всей шайке. И с этого момента доселе фартовые труженики большой дороги оказались обречены. Однако и раздетого юношу недобровольная утрата не спасла. Как и Маю!..

Чего же получается? Артефакт вполне мог находиться некоторое время в сокровищнице, наслав погибель на город, а потом исчезнуть и оттуда. Но болезнь никуда не делась! Неведомый вор не избавил от беды, лишь преумножил!.. Что за несправедливость творится под Небесами, слепо карая непричастных! Злодей, выходит, рискует не больше них? Уготована ли ему особая кара? Или сгодится единообразно с остальными? Как тогда его вычислить?! Узнать, где спрятано сокровище, которому, верно подметил пилигрим, среди мусора затеряться проще. Мусора?!.

Кажется, ещё где-то слышал нечто созвучное. Только в каком контексте? Не вспомнить… И вряд ли придал значение. Хотя, если разобраться, именно там надёжней всего б и было спрятать то, что может укрыться среди сора. Путаница какая-то! Так его можно не обнаружить, окажись он буквально перед носом! А вдруг именно по этой самой причине его уже раз проглядели. Если он вообще миновал сокровищницу? И?!. Куда эта цепь допущений ведёт, кроме очередного тупика?



Алексей Мурашкин

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться