Каменная лодка

Размер шрифта: - +

Между строк Зафарнаме.

               Глава  XXII. Между строк Зафарнаме.

                                                             

                                                                                   «Я никогда не говорю прощай».

                                                                                               Сант Кирпал Сингх Джи.

Я навсегда прощался с Черновым на  N-ском  вокзале. Сухой морозный день трещал  асфальтом и слепил витражи утренним солнцем. Через два дня в Новосибирске  в поезд сядет Елена, и они уже вместе продолжат путь под убаюкивающий джазовый ритм железной дороги. Ещё через неделю они будут уже в другой стране, а ещё через год – неизвестно где.

Рассказал ли я вам об этом человеке? Понятно ли вам, каким он был на самом деле? Я надеюсь, мой скромный труд пролил хоть немного света на жизнь Феликса и на его произведения, которые он создавал для вас.

Моя вот эта брошюра должна быть очень важна. Какова моя роль?  Только я могу объяснить все. Почему?  Потому что Феликс выстроил свой Терраполис,  который разгородил  на  невероятное количество  лабиринтов.  В этих  лабиринтах он настроил множество  зданий.  И  в каждом здании жил свой Феликс.  Их было настолько много, что  созидатель  даже чуть было не потерял самого себя среди них.  Я даже опасаюсь, что, на самом деле, настоящий Чернов давно уже пропал на страницах своего текста, а вместо него действует какой-нибудь Самоликвидирующийся Проводник, совсем другой человек, который был более  нужен нашему времени.  Как же найти себя настоящего? Надо просто отключить питание и посмотреть, кто выживет, надо просто убрать второе зеркало.  Как в бородатом  анекдоте про скелет Чапаева в детстве, который имеет реальную основу. Оказывается,   знаменитый герой гражданской войны не утонул, переплывая Днестр, а спустя несколько лет после победы коммунизма,  пришёл в издательство газеты «Правда» и хотел дать интервью. Его отправили домой, насыпали  денег, чтобы он молчал. Не дай Бог,  кто-то увидит этого старика, страшного и беззубого, это будет тяжёлым ударом по юношескому лицу молодой революции.  Да нет, на самом деле Василий Иваныч утонул во время войны, а это просто его фейк, уродливый и представляющий из себя насмешку над всем тем, что нас восхищает. Так и Феликс, наверное, просто исчезнет,  вы не увидите его лежащим на смертном одре больным и немощным. Я прямо вижу, как он подходит ко мне и говорит «брат, пора с этим заканчивать».

Я снимаю  очки в золотой оправе и вешаю на спинку стула серый сюртук. Не знаю, получилось ли у меня рассказать вам об этом человеке, вся жизнь которого сводилась к одному – к попытке  примирить людей, вечно враждующих и бегающих от идолов к колодцам и наоборот. Он  на своём примере показывал, что сначала надо быть просто человеком. Ты  рассказываешь  нам  истории,   пытаешься   вылечить нас  ненависти друг к другу, от мировой ксенофобии, ведь все мы, в конце концов, едины, и просто играем свои роли на сцене  огромного театра в одной и той же пьесе с названием Жизнь.

А что же происходит в этой пьесе? Каковы главные ценности, и почему их не видно сразу, почему надо ждать? Я скажу тебе,  Феликсагор, что главная ценность – это твоё внимание. Это твоя душа, а где твоя душа – там и ты сам. Забудь то, что тебе мерцало  в белой дымке иллюзии, здесь творится  Истина.

Ты можешь спросить у меня, закончилась ли эта история, а я в ответ скажу тебе: ∞. Но для тебя  всё закончилось. Не сожалей о туманном мире, удаляющемся  от тебя внизу, не плачь о том, что гандхарвы больше не чертят в пространстве медным звуком геометрические конструкции, указывая путь смертным, Брахма, создатель, ослеплённый своей славой, треть своей жизни, двенадцать миллионов сорок пять тысяч кальп падает внутрь  лотоса, встретившегося ему на пути.

Ты можешь  задать свой справедливый вопрос, кто я такой. А кто я такой, ты хочешь знать, кто я? Я вечносуществующий вечносозидающий технозакон тримурти. Что происходит? Ты телескопически втягиваешься в меня, обретая новые горизонты видения объекта, расширяются границы обзора, происходит удаление от него, скоро будет ясно, что никакого объекта нет. Скоро ты растворишься во мне, так и не  поняв, что когда – то существовал. Соляная кукла начинает  путешествие из шахты, где появилась на свет, к океану в неутомимой жажде познания. Дойдя до океана, она растворяется в нём, и не остаётся никого, кто бы мог познавать.— Кто я такой? Я Наад – Кальма, Банг – и – Асмани, Я — Дхун, Логос,  Я вечно звучащий внутри, я хлопок одной ладони, Я звук-, происходящий из самого себя, тогда как для появления волны в мире дуализма нужны два объекта, листва и ветер вступают во взаимодействие между собой для получения шелеста, медиатор и струна кажутся разделёнными, между тем порождая музыку. Когда исчезает дуализм: Я и Бог, мир и война, тело и тень, остаётся Звучащий свет, сияющий звук,  когда уходит два, остаётся один.



Феликс Чернов

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться