Кирпичи 2.0. Авторская редакция

Глава 20. В ответе за…

Я наконец-то получил права, закончив автошколу. Удалось мне это не с первого раза. Еще одна цель достигнута, навык получен и закреплен. Level up.

На радостях я позвонил Ксюше и пригласил ее отметить событие. Конечно, она была удивлена, что я только-только научился водить, а своей машины у меня до сих пор нет. Ей казалось: раз уж я был успешен и имел хорошую работу, то эти атрибуты успеха давно должны у меня быть.

— А машину-то когда купишь, Сереж? — рассмеялась в трубку Ксюша.

— Да вот теперь и куплю, — ответил я, надеясь на хороший годовой бонус и автокредит.

— А мне дашь порулить?

— Конечно, родная! — заверил я Ксюшу.

Прекрасный ужин, романтичная обстановка в ресторане, бутылка шампанского, распитая нами, — ничто не предвещало ссоры. Но она случилась.

Мы выходили из ресторана, когда к нам подошел беспризорный мальчик, одетый с чужого плеча, и попросил «на хлеб». Мимо равнодушно проходили прохожие. Я полез в бумажник, но Ксюша меня остановила:

— Сереж, ничего не давай. Все равно либо пропьет-пронюхает, либо старшие отберут и тоже пропьют, либо родители отберут. И пропьют.

— А что же делать? — удивился я. — Надо же как-то помочь.

— Как ты помогать собрался? В милицию сдать? Поди слови его сначала: вшей отловят, побреют, накормят, а потом опять сбежит. Не вариант. Родителей лишить прав, сдать в детский дом? Милосердно, по-твоему? Было бы устроено все по-людски, без нянечек-ворюг и воспитателей-садистов...

Все это Ксюша произнесла спокойно, без эмоций. Холодный анализ.

— Знаешь, Ксюш, мне кажется, ты не совсем права. По твоей логике выходит, что ему никак не поможешь.

— А и не надо ему помогать. Такие, как ты — переживающие за пострадавших от наводнения в Японии, невинных жертв сомалийских пиратов, публикующие в своих уютных жежешечках объявления о нуждающихся в приюте, деньгах на операцию или крови, — готовы помогать кому угодно, только не тем, кому нужно в первую очередь!

— А кому нужно помогать в первую очередь? — спросил я, удивленный ее вспышкой.

— Ты, Сереж, прежде всего в ответе за близких! За них и переживай. Решай их проблемы! Делай их счастливыми! В первую очередь. Проблемы общества, если хватит сил, будешь решать во вторую.

Я сунул в кулак ошарашенному беспризорнику сторублевку, а сам, начиная прозревать, спросил у Ксюши:

— Ксюш, тебе деньги нужны, что ли? Надо помочь?

— Не нужны мне твои деньги! Иди ты! — крикнула она, и, оттолкнув, побежала через дорогу, не обращая внимания на сигналящие автомобили.

Да е-мое! Я ведь ничего плохого не сделал, не сказал? Что за истерика?

Догонять не стал. Оправдывая и утешая себя, что все наладится, Ксюша образумится и все будет хорошо, поехал домой.

Ночь была бессонной и беспокойной. Под утро я решил позвонить Ксюше, но она была недоступна.

**

Прошло несколько дней, таких же, как после моей неудачной шутки про счет. Я писал и звонил Ксюше, она не отвечала. Я испытывал стыд, чувство вины, находил себе оправдания, но в итоге приходил к выводу, что ничего такого, что могло повлечь полное игнорирование, не совершил.

С каждым днем без Ксении я все больше боялся, что никогда ее не увижу. К чувству страха примешивалась жалость — может, ее семья нуждалась, и потому она остро реагировала на все, что было связано с деньгами. Я даже пытался подстеречь ее возле дома, но безрезультатно. Меня терзала ревность. Я подумывал, что был этаким запасным аэродромом, а теперь, когда у Ксюши все наладилось с тем же Захаром, я ей больше не нужен.

На шестой день она ответила на мой звонок как ни в чем не бывало:

— Привет, Сереж.

— Я переживал. Почему ты не отвечала?

— Не бери в голову, решала кое-какие вопросы, сейчас все в порядке. Увидимся вечером?

На вечер у меня уже были планы — я договорился встретиться с Лехой и Ваней, решил их познакомить.

— У меня вечером посиделки с друзьями в баре…

— Без проблем. Тогда в другой раз?

— Ксюш, я могу все отменить, давай увидимся?

— Что ты, не стоит. Друзья есть друзья. Но… Если хочешь, я могу составить вам компанию.

Я облегченно вздохнул. Меня даже воодушевила перспектива познакомить самых близких мне людей.

— Супер! Конечно, хочу! Я за тобой заеду!

— Хорошо, Сереж, буду ждать. Целую.

— Целую, — ответил я, чувствуя, как губы растягиваются в улыбке.

Я позвонил Лехе.

— Лех, привет! Я не один приду, с девушкой, хорошо? — спросил я.

— Ничего себе! Смотрины, что ли? — засмеялся он. — Приводи, оценим. До связи!

— До связи! — сказал я и отключился.

В бар мы с Ксюшей приехали первыми. Я забрал ее из института и в дороге рассказывал о Лехе. Но чувствовалось, что ей он не интересен.

Мы заняли столик в дальнем углу, я заказал пиво для себя, травяной чай для Ксюши и легкие закуски. Минут через пять подъехал Иван. Я познакомил его с Ксюшей. Следом явился Леха, как обычно привлекая внимание и скалясь. Подошел к нам и плюхнулся в кресло.

— Иван! — сказал Иван.

— Леха! — ответил Леха и пожал протянутую руку.

— Здорово, Серега! — гаркнул Леха. — Здравствуйте, милая девушка...

— Ксюша, знакомься, это мой друг Алексей, — спохватился я.



Данияр Сугралинов

Отредактировано: 14.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться