Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург

Размер шрифта: - +

Глава 9

Без пяти восемь Пальмовый зал «Уолдорф-Астории» был полон. Дородный метрдотель в щегольском фраке, слегка суетясь, проводил Джи к столику и удалился. Крупная фигура метрдотеля, выжидающе застывшая у входа, возвышалась над сидящими как грот-мачта корабля.

За столами приглушённо говорили, пили вино, тихо посмеивались. В душноватом тёплом воздухе висело напряжение. Мужчины и дамы словно чего-то ждали. Поданные блюда стыли на тарелках – никто не притрагивался к еде.

Официант принёс бифштекс и бутылку красного. Джи вынул брегет, положил перед собой и пригубил вино.

Ровно в восемь двери распахнулись, и в Пальмовый зал шагнул человек. Все шепотки разом утихли – его появление словно разрядило невидимый конденсатор. Высокий – даже немаленький метрдотель терялся с ним рядом – и очень худой, он держался с необыкновенной грацией. Простой серый однобортный костюм с галстуком в тон подчёркивал изящество фигуры. Сопровождаемый метрдотелем, гость ни на кого не глядя прошёл к маленькому столику в углу и занял единственный стул.

Мало-помалу разговоры возобновились. Зазвякала сталь о фарфор, воздух наполнился шуршанием салфеток и стуком ножей. Слух выхватывал отдельные слова – активно обсуждалась предстоящая коронация принца Эдуарда, перед этим отложенная – впервые в истории, неслыханное дело! – на полтора месяца из-за внезапной острой болезни наследника Виктории[1].

Разрезая бифштекс, Джи поглядывал на высокого посетителя. Тот сидел к нему спиной и воздавал должное утиной грудке. Его голова с копной смоляно-чёрных волос то и дело покачивалась, будто кивая каким-то тайным мыслям. Слева от его тарелки лежала целая гора чистых салфеток – гораздо больше, чем на любом другом столе.

Бифштекс пришёлся очень кстати – толстая вырезка внутри сочилась кровью, и Джи смаковал каждый кусочек, запивая его Пино Нуар и лениво ловя обрывки видений, проносящихся в мозгу. Андриан как-то предположил, что кровь животных не приносит с собой столь же отчётливых образов, как кровь людская, из-за разницы в восприятии. Мол, то, что видит перед смертью корова, слишком невнятно, размыто и бледно, чтобы составлять какую-то ценность, и просто игнорируется. Джи тогда не стал развивать тему. Андриан говорил много странных вещей. А его навязчивый поиск убийцы Харнхейма и вовсе заставлял заподозрить, что Старший слетел с катушек на почве непреходящей скорби по убитому.

Но, может быть, в словах Андриана была доля истины.

Мелкая муха уселась на скатерть. Джи щёлкнул пальцами, сгоняя её, и отправил в рот последний кусочек вырезки. Что если всё дело в нагреве? Запекание или жарка меняют структуру кровяных клеток, разрушая хранящуюся в них информацию... Любопытный феномен. Если попробовать кровь только что убитой коровы и слегка прожаренный кусок мяса с неё же, в целях сравнения...

– Я прошу вас заменить всё!

– Но, сэр...

Джи повернул голову. Растерянный официант топтался у столика высокого.

– Сэр, это всего лишь муха...

– Я не могу – это – есть, – отчеканил высокий, – позовите мистера Петерсона!

Метрдотель уже спешил к столику.

– Мы сейчас же всё переменим, – он нетерпеливо махнул официанту, – одну минуту!

Недоеденная утка, приборы и гора салфеток отправились на поднос. Официант ретировался, метрдотель со скомканной скатертью в руках поспешил следом. Высокий сидел абсолютно спокойно, словно не могло быть более уважительной причины накрыть стол заново, чем севшая на скатерть муха.

Джи хмыкнул. Сомнений больше быть не могло.

***

Он покинул Пальмовый зал без четверти десять. Июльский вечер дышал поздней прохладой. Прогуливаясь неподалёку от «Уолдорф-Астории», Джи выжидал.

Через двадцать минут худая фигура в пиджаке появилась на крыльце отеля, спустилась по ступеням и двинулась вдоль улицы. Джи зашагал следом.

В сумерках предметы размывались, а лица теряли чёткость, становясь похожими друг на друга. Но упустить визави можно было не бояться. Он шёл неспешно, держа трость под мышкой и, казалось, не замечал ничего происходящего вокруг.

Они миновали квартал и свернули на Пятую Южную авеню. Джи ускорил шаг.

– Значит, ваш помощник был прав, – сказал он, поравнявшись со своей целью, – они действительно приходят, чтобы увидеть вас.

– Простите? – высокий остановился. На Джи глянули глаза человека, секунду назад пребывавшего в глубочайшей задумчивости, – мы знакомы?

– Только заочно. Мой... Мой друг Андриан – он отзывался о вас очень лестно, – Джи улыбнулся, даже не пытаясь протянуть руку для пожатия, – зовите меня Джи. Андриан посоветовал обратиться к вам для проведения одного... исследования.

– Вот как? – ни нотки интереса в голосе, – и что же это за исследование?

– Вы помогли моему другу узнать кое-что из его прошлого. Я прошу вас оказать мне такую же услугу.

– Мистер Джи, – в словах прозвучало раздражение того, чьи мысли явно далеки от предмета беседы, – мне жаль, но сейчас я очень занят. Быть может, вы знаете, что я разрабатываю уникальный проект. Единственный в своём роде. Всемирная телекоммуникационная система, – его голос потеплел, – она изменит нашу жизнь, мистер. И вашу тоже.



Лидия Ситникова (LioSta)

Отредактировано: 19.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться