Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург

Размер шрифта: - +

II. Deus ex Human. Глава 14

– Наш самолёт только что произвёл посадку в аэропорту «Жуковский-три» города Китай-город. Благодарим вас за выбор «Интерлиний» и желаем хорошего дня.

«Жуковский» гудел потревоженным ульем. Джи протолкался сквозь шаркающее стадо с тележками и нашёл свободный такси-терминал. Меню оказалось на китайском, но интерфейс – стандартным.

– Ваш ветролёт прибудет через пять минут, – сообщило устройство, предварительно выдав какую-то тарабарщину, – ай-ди ноль-ноль-пять-один-четыре-четыре, посадочная площадка три.

Мысленно поблагодарив автопереводчик, Джи просмотрел выведенную на дисплей карту и не спеша двинулся к выходу. Но уже через минуту поймал себя на том, что едва ли не бежит. Аэропорт не располагал к приятным прогулкам. «Говорящие стены» тянулись непрерывной полосой, без конца наперебой вещая на десятке языков. Реклама, трансляции молитв, объявления рейсов, снова реклама. В редких простенках, свободных от этих нано-матюгальников, неведомый гений архитектуры и дизайна разместил голографические нейро-арты. От кислотных паттернов рябило в глазах.

Сбоку пристроился какой-то немолодой китаец, что-то прочирикал, склонив голову и заглядывая в глаза. Джи жестом показал, что не понимает.

– English? – спросил-сообщил китаец и тут же добавил на чистейшем английском:

– Прошу вас уделить минутку ради собственного будущего!

И, не ожидая ответа, полу-удивлённо, полу-обрадованно затараторил:

– Немножечко веры, сэр, и у нас всех появится шанс начать новую жизнь!

– Вот как, – поднял брови Джи.

А китаец, видимо, воодушевлённый тем, что его не пнули под зад сразу, вещал:

– Великая альтернатива! Ведь вы согласны, что нашей стране нужны перемены? Нужна свежая кровь?

Джи покосился на него.

– Перемены возможны! – продолжал прилипчивый тип, – нужно только верить! Уверуйте в великую альтернативу, уверуйте в пророка оппозиции – Лексея!

Имя китаец произнёс с придыханием.

– Кыш отсюда, – усмехнулся Джи.

– Уверуйте, пока не поздно! А иначе...

Одна из «говорящих стен» вспыхнула алым. «Напоминаем, что религиозно-оппозиционная пропаганда запрещена!», побежали по красному фону чёрные буквы, «в случае обнаружения фактов таковой пропаганды просим вас обращаться...»

– Уверуйте! – китаец сделал страшные глаза и испарился. В руку ткнулось что-то гладко-колючее. Джи машинально сжал пальцы и поднёс ладонь к глазам. Свёрнутая в конвертик глянцевая листовка увещевала «вложить частицу веры в общее будущее» и способствовать воплощению неизвестного Лексея, который, по утверждению авторов, один был способен вывести страну из кризиса и стагнации. «Машинный коммунизм изжил себя – нам нужен Человек!»

Джи швырнул листок в ближайшую урну. Удивился, не услышав звука перерабатываемого мусора – листовка так и осталась лежать поверх кучи набросанного хлама. Джи пожал плечами и вышел из здания аэропорта.

Снаружи было холодно – неожиданно холодно для самого начала сентября и оттого ещё более неприютно. Десятки смуглых парней и девчонок жались к стенам у входа, тщетно пытаясь укрыться от пронизывающего ветра, кутались в лёгкие кофты и клеёнчатые куртки. Из-под капюшонов сверкали чёрные глаза – просяще-настороженные. Каждый из ребят что-то держал в руках – свёрток, сумочку, маленький пластиковый кейс, облепленный потрёпанными стикерами. Джи замедлил шаг, присматриваясь к пёстрой толпе молодёжи. Для наркодилеров мелковаты. Студенты? Попрошайки? Последователи загадочного Лексея?

Один из «студентов», блестя глазами исподлобья, осторожно приблизился. Джи притормозил.

– Чего тебе?

«Студент» залопотал, дёргая смуглой рукой вылезающие из-под капюшона курчавые тёмные волосы. Из коробочки транслитора, торчащей в нагрудном кармане, донеслись монотонные звуки плохого машинного перевода:

– Приложения – кодить – недорого. Необходимость – на – территории – страны. Любые – расширения. Программы – дополненной – реальности. Купить – дешевле – чем – в – магазине...

Жестом фокусника чернявый раскрыл кейс, являя миру портативный терминал с надтреснутым дисплеем.

– Фронт-энд – разработка... – хрипел транслитор.

– Спасибо, – Джи заглянул в широкоскулое бровястое лицо, – хинди?

Тот закивал с таким усердием, что, казалось, голова вот-вот слетит с цыплячьей шеи, обильно увешанной бусами.

– Нарендра Чаттерджи?

Индус расплылся в белозубой улыбке.

– Кумир, – донеслось из транслитора, – великий – человек.

– Въедливая заноза, – сообщил Джи и улыбнулся голодным глазам кодера, – удачи, парень.



Лидия Ситникова (LioSta)

Отредактировано: 19.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться