Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург

Размер шрифта: - +

Глава 19

Прохудившееся небо сочилось мелкой моросью. Холодная взвесь попадала за шиворот, заставляя ёжиться и втягивать голову в плечи. Китаянка в жёлтом плаще бодро шагала впереди, о чём-то вполголоса болтая с Йонсом. Полубурят, кислый после йогурта и сеанса принудительной терапии, плёлся с видимой неохотой, без конца тёр ладони и оглядывался, как будто опасаясь, что их неприметную троицу выслеживают все агенты Китайской Евразии.

Идти решили пешком, справедливо полагая, что проследить маршрут ветролёта намного проще, чем путь гуляющих людей. Дроны Тяньбай, конечно, наблюдают и за пешеходами, но от них всегда можно скрыться. Зайти в здание или смешаться с толпой. Джи хмыкнул. Второй вариант явно отпадал – местные жители не спешили высовываться из своих укромных нор, и улицы были почти пустынны. Ряды дермитников уходили на километры вперёд – бесконечные серые коробки, разделённые прямыми как линейка проходами. Бесчисленные надстройки и туманная морось в воздухе ограничивали обзор, иначе наверняка просматривалась бы граница района. Если у этой тоски и убогости вообще есть границы.

Спустя полчаса миновали сырой зев подземки. Вокруг было необычно людно. Уже знакомые индусы с терминалами попытались робко приблизиться, но шарахнулись, напоровшись на злобный взгляд Ю.

– Конкуренты-копеечники, – процедила она.

Пара индусов, привалившись к парапету поодаль, сидела неподвижно. Побледневшие руки сжимали выключенные терминалы. Остальная братия старательно не замечала этих двоих. Они не шевелились, глаза оставались плотно закрытыми, даже когда на лоб падала крупная капля. Джи ускорил шаг.

Какая-то девица с лицом в синяках сунула в руку самопальную листовку. «Ночная арена: плоть против металла. Единственное в Китай-городе шоу женщин-бойцов». Ниже листовку украшала плохо пропечатанная фотография – ржавый робот ископаемой модели застыл на деревянном помосте напротив соперницы, в которой, несмотря на ужасное качество, легко узнавалась та самая синюшная девица.

Тут же жарили эрзац-мясо и варили лапшу. Прямо у входа примостился киоск фастфуда с потускневшей эмблемой «ВыРуЧай» – крутобоким самоваром и миской китайской лапши. К киоску выстроилась очередь. Тощий ручеёк пассажиров из подземки покорно огибал шевелящийся человеческий хвост, приклеившийся к двум работающим кассам самообслуживания. Люди в очереди хлопали ладонью по истёртой пластине, дожидались зелёного огонька на дисплее и шустро оформляли заказ. Взмахивали кредитками и так же шустро убирались в зону выдачи.

– Это для чего? – кивнул Джи на пластину, наблюдая, как немолодой мужчина пытается сделать заказ в обход «возложения рук».

– Считывание ДНК, – буднично отозвалась Ю. – Во всех фаст-фудных сетях есть.

– Зачем?..

– Официально – чтобы анализировать статистику заказов и делать персональные предложения. Неофициально это может быть что угодно. Поговаривают о слежке, о продаже персональных данных рекламным конторам, особо параноидальные – что это и не считывание никакое. Ты хлопаешь по пластине, а тебе под кожу вводится какая-нибудь разжижающая мозги дрянь. Хлопнул – получил дозу наркоты – стал зомби. – Ю дёрнула плечом и поправила плащ. – Бред это всё. В местных бургерах столько шлака, что никакой скополамин[1] не нужен.

«ВыРуЧай» обошли по широкой дуге и свернули в проулок. За углом ничто не напоминало о копошащейся рядом жизни. Снова потянулись однообразные тела многоэтажек, вскоре сменившиеся нагромождениями железных контейнеров.

– Склады техники, – пояснила Ю.

Йонс округлил глаза и замогильным тоном добавил:

– Кладбище это. Заживо похороненное оборудование тут покоится.

Полубурят старательно делал страшное лицо, но от его ужимок смеяться не хотелось. Серые контейнеры, поставленные друг на друга, и впрямь напоминали поржавевшие надгробия у давно заброшенных могил. Сходство усиливали и таблички с названием компании, привинченные к каждому контейнеру.

– Что за оборудование? – спросил Джи, шаря по карманам в поисках сигарет.

– Заводское, – Ю зевнула, – автоматические линии сборки, роботы-монозадачники и тому подобное. Да сейчас сам увидишь.

Китаянка беззастенчиво вытащила сигарету из найденной пачки и ушла вперёд. Джи щёлкнул зажигалкой. За три месяца вкус местных папирос, набитых мусором и кручёной бумагой, стал почти приятным.

«Кладбище» оказалось более людным, чем жилые районы. Навстречу то и дело попадались горожане, большинство – в одинаковых чёрных комбинезонах из грубой ткани. Многие шмыгали красными от холода носами.

Причина оживлённости вскоре стала понятна – за кладбищем начиналась промзона. Цеха, выкрашенные в потускневшие оттенки сине-зелёного, распластывались на целые кварталы. Грязные панорамные окна не скрывали происходящего внутри. Там кипела жизнь – люди в чёрных спецовках собирали детали, что-то полировали, упаковывали, смешивали; сидели, стояли и бегали, сталкиваясь друг с другом и беззвучно ругаясь. В воздухе густым туманом висела пыль.

По фасадам цехов тянулись огромные надписи краской – «Flying Dragon Inc».



Лидия Ситникова (LioSta)

Отредактировано: 19.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться