Книга вторая. 2: Иерофант - Гностик

Размер шрифта: - +

II. Fatum illusio. Глава 11

– Сэр, вам принести ещё что-нибудь?

Тоненький голос официантки врезался в мозг, как раскалённая проволока в масло. Джи моргнул, стряхивая оцепенение. Пальцы продолжали сжимать чашку с остывшим кофе. Карманный брегет показывал полдень.

Девушка замерла поодаль, чуть наклонившись и держа перед собой бамбуковый поднос как щит.

– У вас чудесный кофе, – Джи улыбнулся ей, – но до ваших глаз ему далеко.

Официантка, зардевшись, вдруг очень заинтересовалась носками своих туфель. Джи быстро оглядел кофейню – никого, кроме матроны за прилавком да старичка с моноклем в углу. Старичок сосредоточенно изучал потрёпанную подшивку «Панч».

– Я бы хотел позавтракать, мисс. Что-нибудь сытное.

– Сэр оценит наши котлеты и яичницу с беконом, – кивнула официантка.

– Пожалуйста. Поменьше яиц. Побольше бекона.

– Будет сделано, сэр.

Смятая газета с заметкой об убийстве учителя тихонько шелестела уголком – от двери поддувало. Соглядатай не спешил появляться. За окном ленивыми клубами перекатывался белёсый туман.

Джи опрокинул в себя остатки холодного кофе и отставил чашку. Пальцы забарабанили по крышечке брегета, выбивая неровную дробь. Что ж, возможно, шпион Ирра объявится завтра – это в его интересах. В конце концов, стричь доверчивых «овечек» – хлеб подземников. А пока что можно перекусить. Притворившись той самой наивной овечкой.

Поглядывая на старика с моноклем, Джи размышлял. В своих дневниках Стефани намекнула на связь Подземного города с Братством. И на то, что соваться к «подземникам» – верный способ оказаться на дне Темзы. Якобы лорд Мэйбл уже схлопотал за свою чрезмерную активность. Джи наморщил лоб. Мэйбл был заносчивым, как все пэры, брюзгливым и любящим сунуть прыщавый нос куда не следует. Его приняли в Часовое Братство как раз в тот период, когда Джи в очередной раз сумел пробиться в высший круг – Циферблат, куда входили семеро Братьев, заслуживающих наибольшего доверия. Джи потёр висок. То был его восьмой раз, и «восьмёрка» оказалась для него несчастливой. Погибший Брат, чьё место он занял, оставил после себя фрагмент шифра, который уже имелся у Джи. Ещё тридцать лет пошли псу под хвост. Тридцать лет ожидания. Снова уходить в подполье, затаиваться, выжидать, пока сменятся Братья, пока не останется ни одного, кто помнил бы лицо Джи, или Джона, или Джозефа – молодого, перспективного и так трагически погибшего Брата. Опять становиться неофитом, опять пускать пузыри в клятом каменном мешке с водой, следовать нелепым ритуалам, лизать сапоги «верхушке»... Он едва не сорвался тогда. За восемь раз, что он вступал в Братство – каждый раз под видом какого-нибудь отпрыска малоизвестного фабриканта, разбогатевшего на пряже, чугуне или соде, – ему удалось собрать шесть фрагментов. Оставался последний. Дважды ему попадались отрывки шифра, уже найденные им ранее. Ведь никогда не знаешь, кого из Циферблата подстеречь с верным крисом в тёмном переулке, чтобы потом, когда с часов в особняке Братства снимут чёрный креп, один из верхушки негромко проговорил на ухо брату Джерому несколько слов – фрагмент кода, доступный только погибшему и его доверителю. Как повезёт…

В восьмой раз ему не повезло. Доверитель передал ему уже известный отрывок шифра, и новообретённому члену Циферблата оставалось только скрипеть зубами в предвкушении новой инсценировки собственной гибели. Масла в огонь подлил Мэйбл, которого не устраивал заведённый порядок. Он пытался надавить на Джи как самого молодого и неопытного Брата, входящего в Циферблат. Неуёмный пэрчик требовал прозрачности – отмены существующего обычая «два из семи», раскрытия полного кода всем Братьям. Его не устраивало, что ни один Брат, даже сам Магистр-Маятник, не знает код полностью. Не прельщала и перспектива смиренного служения Братству ради сохранения тайны. Мэйбл был из тех людей, кто хочет получить всё и сразу. Всё, включая саму суть оберегаемого Братьями секрета. Должно быть, неугомонный лорд был бы крайне разочарован, если бы узнал, что даже члены Циферблата не имеют ни права, ни возможности этим секретом воспользоваться.

Мэйбл был как заноза в мягком месте. И Джи уже подумывал откушать его бурлящей кровушки – ровно столько, чтобы раз и навсегда угомонить егозливого пэрчика. Но не успел. Кто-то упаковал Мэйбла в мешок и аккуратно успокоил на дне вонючей матушки-Темзы. Тот, кому не пришлась по вкусу статья лорда о «втором дне Лондона».

Официантка принесла заказ. Расправляясь с ярко-оранжевыми желтками всмятку и ещё шкворчащим беконом, Джи прокручивал в голове всё, что ему было известно о Часовом Братстве.

Впервые он услышал о том, что есть некое общество, хранящее секрет времени, почти три сотни лет назад. Это были смутные годы – и для него, и для всей Империи. Наместники герцога Штирии Фердинанда чудом спаслись от разъярённых дворян в далёком Пражском Граде, имперские войска Габсбургов безуспешно накатывались на чехов, католические княжества Германии лихорадило от голода и бесконечных эпидемий.

К тому времени Джи уже успел повидать не только Старый, но и Новый свет, разыскивая сведения о тех, кто мог бы быть одним из двенадцати. Он не торопился, предпочитая спешке осторожность. Судьба, Господь или, что вероятнее, наука не обделили его временем, но жизнь, в конце концов, всего одна. Даже если она вечная.



Лидия Ситникова (LioSta)

Отредактировано: 31.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться