Книга вторая. 2: Иерофант - Гностик

Размер шрифта: - +

Глава 15

Вход на станцию Кинг Уильям располагался в массивном угловом здании, этаком колоссе о четырёх этажах. Здание выглядело давно покинутым, высокие узкие окна с облупленной краской на рамах щурились мутными стёклами.

Вход, как и следовало ожидать, был перекрыт. Поверх узорчатых решёток, загораживающих три широких арочных проёма, красовались набитые крест-накрест толстенные брусья. Из чёрных провалов тянуло сырым промозглым холодом.

Джи скользнул по брусьям равнодушным взглядом и остановился у ближайшего столба. Фонарь не горел, разбитое стекло в нём жалобно позвякивало на ветру. Джи подтянул перчатки на озябшие запястья. Перед глазами в кружении мелкого снега всплыла прозрачная схема – призрак той карты, что лежала в кармане пальто. Неторопливо оправляя рукава, Джи отыскал взглядом витрину под вывеской «Ханни и Ханни» – одного из магазинчиков в длинном, словно приплюснутом здании по левую сторону от входа на станцию.

Витрина оказалась пыльной, дверь под вывеской – изрядно побитой, а сам магазинчик – пустым и разгромленным. Всё, что можно было здесь прикарманить или на худой конец сломать, уже употребили по назначению, и отсутствие замка на полуразвалившейся филёнке не удивляло. Магазинчик явно послужил ночлежкой не одному бездомному. Да и не только ночлежкой.

Стараясь не дышать, Джи пересёк загаженное пространство и толкнул дверцу, ведущую в подсобку. Сквозь пыльное стекло витрин ещё худо-бедно проникал скупой свет фонарей, помноженный на мягкое сияние снега. В подсобке же царила кромешная тьма.

Дверца с кошачьим визгом провернулась на не знающих смазки петлях. Джи сощурился, стоя чуть сбоку и крепко сжимая трость. Тихо. Никого. Либо люди Ирра честны (что сомнительно), либо знают, что их визитёр способен различить затаившегося во тьме человека по звуку дыхания.

Внутри подсобки тоже воняло, но на этот раз крысами. Глаза привыкли к мраку и сумели разглядеть у дальней стены рыхлые кули, набитые то ли сгнившей крупой, то ли мятыми тряпками. Джи поворошил кули тростью – те оказались неожиданно тяжёлыми. А под кулями обнаружился железный лист, прикрывающий ржавый круглый люк. К стенке люка прилипла хлипкая лестница.

Спуск оказался коротким, но его хватило, чтобы угробить пальто. Вся плесень и слизь со стенок редко используемого колодца осела на рукавах и лацканах. Перчатки побурели от ржавчины, покрывавшей перекладины лестницы. Джи брезгливо отряхнулся. Вспомнилась кривая ухмылочка шпиона, предупреждающего о «грязноватом» пути. Его б языком да по этой вот лестнице...

Внизу было немного теплее, где-то рядом шумела вода. Джи сбросил изгаженное пальто и стянул с левой руки безнадёжно грязную перчатку. Крутанул запястьем, высвобождая узкое лезвие. Пальцы сжались в кулак. Посмотрим, чем вы меня встретите.

Низкий каменный коридор утягивался вдаль. В непроглядной для человека тьме Джи видел всё словно на экране бесцветного синематографа. По стенам ползли медленные капли, срывались с потолка, падая гадливыми червяками за шиворот. Снизу дуло, струйки холодного воздуха забирались под брюки. Ноги в промокших ботинках заледенели.

Коридор привёл Джи к грубо сработанному подобию двери – этот набор разномастных досок был просто прислонён к стене, скрывая собой пролом в каменной кладке. Скользкая кишка коридора длилась дальше во тьму, но карта шпиона утверждала, что следует влезть именно в эту дыру.

Доски полетели на пол, а Джи втиснулся в колючий от торчащих кирпичей зев – и оказался на станции.

Подошвы ботинок упёрлись в гладкое. Выпрямившись, Джи огляделся.

Станция Кинг Уильям, изначально неудачно спроектированная и в конце концов закрытая из-за своего неудобного расположения, была пустынна. Полоски рельсового полотна, утопленные по сторонам подгнивающей деревянной платформы, поблёскивали лужицами воды. Остовы газовых фонарей сиротливо торчали из закруглённых стен каменной «трубы».

Но, помимо Джи, заброшенная станция приняла ещё одного пассажира.

Его дыхание звучало сипло и придушенно, как бывает у людей, пытающихся дышать тише. Он затаился где-то слева – должно быть, там, где во тьме уходила наверх широкая винтовая лестница.

Джи прошёл на середину платформы, не подавая виду, что слышит присутствующего. Очень хотелось повернуть голову, хоть немного, чтобы уловить краем глаза малейшее движение – но он сдерживался.

Второй «пассажир» сам себя обнаружил. Он завозился в своём укрытии так шумно, что даже человек без труда расслышал бы это копошение. Джи обернулся на звук – нарочито медленно, гораздо медленнее, чем мог бы. И это стало ошибкой.

Первый удар он пропустил. В плече, над левой лопаткой, разлилась горячая боль, брызнув острыми стрелами. Рубашка мгновенно намокла. Перед глазами потемнело, платформа качнулась, серо-чёрные рельсы на миг раздвоились. Пол ударил в колени, резкий толчок отдался в груди. Рука дёрнулась, надломившись в запястье, упёрлась в могильно-холодную твёрдость, трость скользнула по отполированным доскам.

Дробные шажки прозвучали над ухом. Скрипнули подошвы, хрустнули суставы.

– Стик! Эй, Стик! Кажется, он...

Ладонь, закованная в латунь, перехватила горло оратора, оборвав его речь. Джи швырнул нападавшего на пол, с глухим мокрым стуком припечатав его голову к платформе. Тёплое под рукой содрогнулось и опало. Сквозь дрожащий монохром перед глазами проявилось распластанное хилое тело с длинным острым штырём в руке.



Лидия Ситникова (LioSta)

Отредактировано: 31.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться