Книжная лавка

Размер шрифта: - +

2.

* * *

Я обдумал все еще раз, когда посветлела голова. Ко мне средь бела дня завалились двое солдат под прикрытием, каким-то непостижимым образом нашли и распотрошили мой тайник, арестовали того, кто первым подвернулся… И ночная армия об этом понятия не имеет. Мда… Спасибо, что не наемного убийцу подослали.

За неимением лучшего я решил прислушаться к совету так и не назвавшей свое имя милой дамы. Что мне терять? Да и контрабандисты — народ ушлый, могли и они меня кинуть. Вопрос только в нужной сумме.

Тогда решено: загляну в их переговорное место, наведу справки. Кто-нибудь да продаст товарищей, как продали и меня, полагаю, а там я что-нибудь придумаю.

Пока думал об этом, лежал на бортике фонтана, изредка брызгал себе на лицо. С Эриком я распрощался несколько часов назад, получив весьма решительное приглашение заходить почаще, и теперь был свободен, как птица. Пожалуй, даже слишком свободен: это навевало бережно хранимые памятью воспоминания о ранней юности, проведенной как-то очень по-дурацки, если честно.

Я приехал из столицы Альрина с труппой комедиантов, к которым напросился в компанию. За городскими воротами они помахали мне ручками, и больше я их не видел. Какое-то время подрабатывал писарем по тавернам, немного баловался подделкой документов в порту за достойную плату, дважды едва не был пойман, и с таким откровенным хамством закону завязал. Да и риск большой, а платят все те же гроши. Потом спьяну выиграл в карты лавку — и вроде как остепенился, хотя черт меня знает, честное слово! Если торговля запрещенными черными книгами и прочими незаконными свитками является степенной, то возражений нет.

Так что я петлял по улочкам в сумраке нового вечера, перебирая в памяти свое прошлое и нужный мне пароль-отзыв. Когда добрался до третьей линии после порта, свернул во двор и отсчитал четвертое окно по правой стене. Постучал условным стуком, в ответ на вопрос «кто?» из-за закрытых ставень стукнул еще раз.

Я прошел двор насквозь и вышел в заросший кустами и сорняками сад. За самым большим и зеленым, который нашел, опустился на траву и накинул плащ, скрывая предательскую яркость волос.

Подгадать получилось удивительно удачно: уже через несколько минут послышались шаги. Однако на этом моя удача оборвалась, едва начавшись — в сад вышли двое.

Понятия не имею, кто они такие, я их даже разглядеть не успел. Но они протопали к самому моему кусту и уселись на расстеленные плащи с другой стороны. Если бы я хотел, дотянулся бы рукой до каждого, так они были близко.

Черт побери! Любой лишний звук выдал бы меня с головой, и я затаил дыхание, боясь шевельнутся. Кто ж знал, что явятся сразу вдвоем?!

Контрабандисты заговорили о чем-то вполголоса. Я слышал каждое слово и потихоньку начал понимать, что дело здесь не в обычном товаре… Один говорил с шипящей тихой злостью, другой подчеркнуто-равнодушно, но я порядочно слышал, как люди торгуются и смог безошибочно определить, что он здесь главное заинтересованное лицо. Делили не много ни мало главенство над гильдией — после смерти ее действующего главы, насколько я помню, человека исключительного здоровья и далекого от старости. Планировалось устранение…

А неудачник Габриель влез в это чуть ли не добровольно!

От волнения у меня онемела рука, и я попытался осторожно пошевелить кистью, чтобы кровь вернулась к пальцам. И, конечно, неловким движением я задел крупную ветку! Ааааааааа! Куст затрясся, меня пробил холодный пот.

- Свидетель! - взвизгнул человек со скучающим ровно до этого момента голосом. - Кто-то услышал!

А его товарищ молча бросился сквозь зелень на меня под его оглушительный крик.

Терять было нечего, и я заорал. Рванул было прочь, едва не получил кинжал в спину — спасло меня только какое-то чудо. Клинок звякнул о стену, я выругался и вылетел во двор, пока мне в след неслись проклятия и угрозы.

Вот дьявол! Теперь меня точно закажут профессиональному убийце!

Я несся по улочкам, торопясь выбежать в порт и затеряться в толпе. Там хоть на меня никто не зол и не желает видеть заполучить мой труп, а ветер с моря спасает от этой мерзкой жары.

Через две ступеньки, рискуя сделать всю работу за нанятого по мою душу убийцу, я буквально слетел к докам. Здесь меня не должны найти еще как минимум несколько дней, и сердце неохотно возвращалось на отведенное ему место.

В лицо мне ударил запах соли, водорослей, высохших на солнце, корабельной мастики и рыбы. Закатное солнце, почти упавшее за горизонт, бликовало на воде и окрашивала ее в алый и золотой, слепя глаза, и я с удовольствием щурился, улыбаясь и показывая морю клыки. Все-таки здесь хорошо, очень хорошо — как-то чувствуешь себя свободнее, легче дышится, меньше думается.

Я скинул жаркий плащ и рубашку, разулся, закатал штаны выше колен и уселся на горячие доски причала, свесив ноги. До воды ими не достать, но изредка долетали холодные брызги, и мои пятки отражались в неровной бликующей воде. Хотелось нырнуть в море с головой, покачиваться в плавных волнах и видеть только его синеву да синеву неба и последнее солнечное тепло.

Если хочешь подольше наслаждаться морем, выкручивайся, Габриель, пока не поздно. Ты просто обязан разобраться со всем этим, чего бы это не стоило.

Я позволил себе небольшую передышку и кинул мелким камешком в толстую наглую чайку, подбиравшуюся к моим сапогам. Она сорвалась с места со сварливым криком великомученицы, я рассмеялся на зло ей, и мои ноги окатило пеной с особенно высокой волны.

 

С наступлением темноты я собрался, завернулся в плащ, хотя прохлада еще не изволила явиться, и ушел из порта. Мне нужно было подняться в город, к своей лавке — последняя моя еще не оборвавшаяся ниточка могла вести только оттуда.

Никогда прежде никто еще не раскрывал мои тайники, хотя многие были поумнее тех двух верзил, а схороны сработаны гораздо хуже. (Собственно, это одна из причин, по которым я все еще жив). Теперь я хотел посмотреть, что там да как, хотя бы потому, что больше не оставалось совсем ничего.



Елизавета Голякова

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться