Когда зажгутся мириады звезд 2

16 глава

16 глава

«Стоя высоко над мертвым войском,
Лаванда вспомнила день, когда темные маги
впервые за много лет вошли в Академию Великих.
Тогда был такой же закат: темно фиолетовый, с красными прожилками
– это показалось ей очень символичным.

Кривая ухмылка заиграла на ее губах»

Объединенная Армия Королевств слышала, что войско мертвяков у стен Академии велико, но никто не догадывался, что туман скрывал настолько огромное количество противников. Мертвые солдаты стояли, словно мраморные статуи, не дыша и не шевелясь. И тем не менее, эта убийственная армия не вызывала даже малую долю страха, что поселялись в сердцах магов, когда они переводили взгляд выше.

Она сидела на высокой арке крепостной стены, уперев руки в холодный камень. Ее ноги весело болтались в воздухе, иногда попадая каблуками по кованным воротам, издавая протяжный звук. На лице отражалась какая-то безумная радость, вперемешку с предвкушением, родимые пятна потемнели, словно обугленные головешки, а волосы… совершенно седые волосы, с редкими фиолетовыми прядками развивались на ветру. На фоне серебра волос чернели ее…  некогда эти величественные рога вызывали трепет у сильнейших магов, сейчас же от них остались лишь два жалких осколка. 

- Приветствуем Вас в Академии Великих, - звонко воскликнула герцогиня, вскинув руки к небу, и залилась громким истеричным смехом.

И этот смех рассказал больше, чем седые волосы и осколки рогов. Лаванда де Клото сломалась. Это читалась в ее потухших глазах, что с насмешкой смотрели на магов, в надломленном голосе и в дрожащих обнаженных руках.

«Что же они сделали с ней?» - спрашивал каждый себя. «Что же она сделала с собой?»

- Лаванда! – пронзительную тишину пронзил громкий отчаянный крик.

Девушка резко выпрямилась, все ещё сидя на арке, словно выискивая кого-то взглядом. Брови сошлись на переносице, ещё сильнее искажая лицо.

- Отец? – в этот раз в голосе не было ни грамма веселья, лишь вселенский холод. – Что ты здесь делаешь? Уходи, я отпускаю тебя.

Герцог де Клото пробивался сквозь ряды воинов, пока не вышел к своим королям и принцу, что стояли в первом ряду. Он проигнорировал чужие предостерегающие взгляды.

- Лавви, твоя мама больна, она сильно переживает за тебя. Нам нужно вернуться, пока ей не стало хуже, - было тяжело слышать слова человека, всегда сильного и неотступного, а сейчас сгорбленного и постаревшего на несколько лет, готового пойти на все, лишь бы спасти единственную дочь.

Лаванда слушала отца поджав губы.

- Передай маме, что я пока немного занята, а сейчас уйди, - в ее голосе слышалась глубокая ирония.

Джимиан де Клото содрогнулся, услышав слова дочери.

- Нет, - прошептал он, но все услышали – в мужчине было столько отчаяния, что его сила вышла из-под контроля, наполняя собой и его слова. – Однажды мы оставили тебя и посмотри, что из этого вышло.

- Мироздание, давай отложим на потом твои приступы самокопания! Я планировала сегодня лечь пораньше, - возмутилась Лаванда и махнула рукой. Герцог де Клото был не в себе от горя, поэтому даже не проявил сопротивления, когда его сознание отключилось. Тело герцога тут же подхватил один из воинов за его спиной и, повинуясь приказу Роланда, отнес мужчину в безопасное место.  Лаванда даже не посмотрела на то, что произошло с ее отцом. Вместо этого она внимательно изучала кожу на правом запястье, выводя на ней замысловатые узоры.

Калика чувствовала, как дрожит от одного взгляда на наставницу, но все равно не спускала с нее глаз. Следила за каждым ее движением, взглядом и звуком голоса – все, любая мелочь могла стать подсказкой, ключом к победе. И Калика ждала, когда Лаванда де Клото ошибётся, чтобы использовать эту ошибку против нее.

Маленькой пожирательницы не должно было здесь быть. Женщин не брали на войну, но она не могла стоять в стороне. У нее была сила, которая могла помочь, и она готова была обдать всю ее до капли. И в этот момент золотые глаза Лаванды устремились прямо к ней. Всего на мгновение, разряд тока, взмах ресниц и вновь сумасшедший взгляд гуляет по стройным рядам магов.

Роланд и Говард переглянулись. Они думали, что делать. Пытались найти накопитель, с помощью которого Лаванда сможет «накачать» мертвяком магий, но не находили. Рядом с ней были только безвольные мави, что стояли на крепостной стене, переходящую в арку, на которой сидела герцогиня. Не нужно было долго думать, чтобы понять – накопителями будут они. Она просто вытянет всю силу до крупицы из этих бедных детей, передав магию мертвякам. Какая ирония – убить живых, ради мертвых.

- Мы должны забрать тех мави, чтобы она не смогла их использовать, - прошептал Роланд. Рэйден услышал слова, шагнул вперед. Нужно было задержать время…

- Лаванда! – крикнул он, и его голос пронёсся над мертвым войском, взлетел в воздух и зазвенел в ушах Лаванды. Слишком громким показалось ей её имя, но она даже не взглянула на того, кто ее звал. Продолжала царапать свое запястье длинными ногтями. Калика вздрогнула, проследив за пальцами наставнице и тенью прошмыгнула за спины королей. «Я знаю, что делать».

- Лаванда, остановись, пока не поздно! – воскликнул Рэйден. А в это время маленькая пожирательница рассказывала свой план, не отводя взгляда от Лаванды

- Пока не поздно? – переспросила герцогиня, которая так и не решилась поднять взор на мэйта. Её притихший голос дрожал от сдерживаемых слез. Она вскинула голову, пронзая золотом глаз насквозь. Её лицо исказила маска ярости, презрения и отчаяния. – Если ты так хочешь спастись, переходи на мою сторону. Обещаю, тебя не тронут, слово императрицы, - последние слова были наполнены издёвкой. – Может я даже поиграюсь с тобой, а когда надоешь -  отдам в монастырь. Как тебе такая идея?

И она опять рассмеялась, довольная своей шуткой, оглушая этим звуком всех вокруг и заставляя Рэйдена ощутить холод, стремительно наполняющий его сердце. Всего мгновение - одно мгновение дал он себе, чтобы в полной мере почувствовать горечь утраты и стыд за то, что сотворил с девушкой. Он вспомнил вкус ее губ, громкий девичий смех, которым так наслаждался когда-то во сне, её насмешки и горделивый взгляд. Вспомнил о маленькой девочке Венди и о испуганной девушке, дрожащей на холоде рядом с фонтаном. Её объятья и ночи в одной кровати, звездный свет, играющий в фиолетовых волосах, и тихую песню о несчастном любви. Все это пронеслось перед его глазами, утекло глубоко в сердце и замолкло там навеки. Она будет жить там, на глубине, но здесь… Здесь её больше нет – только сумасшедшая незнакомка.



Си Ре

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться