Когда зажгутся мириады звезд 2

Эпилог

Торжественный бал в честь победы в Мертвой войне прошел через неделю после непосредственного события. За это время я на удивление быстро успела привыкнуть к Рэйдену рядом и к нашей установившейся связи, даже узоры на руке и шее казались чем-то неотъемлемым, как фиолетовые локоны, золото глаз или старенькая шпилька в волосах.

Все были поражены нашей связи, задавались вопросом «Как?», ведь Святая принцесса погибла шесть лет назад. Как раз в это время Лаванда де Клото вернулась на Эйю, хоть и совершенно в другом месте. Что же произошло на самом деле. Но все вопросы оставались на уровне слухов и напрямую задать их никто не решался. Мы с Рэем понимали, что это не на долго, но все равно не затрагивали скользкую тему. Я ждала, когда мэйт захочет со мной поговорить, он же пытался решить что-то для себя. Поэтому я не лезла – пусть сделает свой выбор: рассказать подданным правду и тем самым признаться, что обманывал их, похоронив свою мэйту из-за трусости и лени; либо же придумать новую историю, которая могла бы объяснить случившееся.

Он король, ему решать, а я поддержу. Но если честно, мне хотелось бы, чтобы Рэй поговорил со мной об этом, рассказал, к какому решению пришел – мы должны быть честными друг перед другом, если хотим, чтобы у нас все получилось.

Однажды Рэйден предложил мне переехать в замок Ночи, на что получил категорический отказ. Я ему не девица на выдание, которая запросто может покинуть отчий дом. У меня же здесь своя жизнь, обязанности, мечты и цели. Я не могла бросить группу риска на произвол судьбы, а «бразды правления» передавать пока было некому. Вот поднатаскаю Сеньку за оставшиеся пять месяцев до моего официального выпуска из Академии и смогу уйти на покой. Ага, в двадцать пять.

Рэйден был на удивление уступчив и не настаивал на смене моего места жительства, хотя по его взглядам было видно, что он что-то замышляет и отступать не намерен. Тем страшнее становилось, когда он о чем-то шушукался с Адрианом. Змеиные глаза Василька в такие моменты были до безумия довольны, а вот сведённые на переносице темные брови Рэйдена и его редкие страдальческие вздохи выдавали диаметрально противоположные эмоции.

Тем страшнее было остаться на этом Торжественном бале в полном одиночестве, стенаясь по залу в поисках хоть кого-то знакомого. Я зябко передергивала плечами, ощущая на себе восхищенные взгляды молодых вояк, наслышанных о моих подвигах, слышала благодарности и комплементы моей смелости, самоотверженности и другим качествам, которые все резко обнаружили во мне.

Я лавировала между группками магов в своем изумрудном платье с открытыми плечами и собранными в высокую прическу фиолетовыми волосами. Да, впервые за всю жизнь на Эйе я не прятала метку. Никогда еще не чувствовала себя настолько свободной и открытой перед людьми, что безумно пугало, если честно. Я постоянно ловила себя на мысли, что пытаюсь поправить локоны или спрятать руки от всеобщего обозрения, но быстро останавливала себя, гордо расправляла плечи и заглушала подступающую панику.

Было бы легче, будь со мной рядом кто-то из близких, кто мог бы поддержать меня и помочь расслабиться, но я слонялась одна. Риан с Каликой целовались в каком-то укромном углу, Кетцу с Ананке давно уехали, а я осталась в полном одиночестве под присмотром десятков раздражающих взглядов. Обидеться на Рэйдена что ли и закатить скандал? Почему нет, я устала быть сильной и серьезной, теперь можно и покапризничать.

Грянули первые аккорды, и я поспешила покинуть центр зала, параллельно вежливо отклоняя предложения на танец. Первые три танца я простояла все в таком же одиночестве, подпирая стенку в темно углу и опрокидывая в себя бокалы с шампанским. А мне, между прочим нельзя пить, а учитывая, что мой мэйт и сам алкоголик, так нельзя вдвойне. Вдвоем спиться еще проще. После третьего танца алкоголь все же ударил в голову, а вместе с ним появились и ревностные мысли. Я, как можно грациознее, направилась на проверку всех потаенных местечек и ниш, потратив на поиски гипотетического изменщика еще танцев пять. Но Рэйдена нигде не было видно.

Я выдохнула, либо от облегчения, что изменщиком он остался гипотетическим, либо от огорчения, что я так и не увидела его потрясающих синих глаз. Ой, все, пошла родимая, пепёрла романтика. Гадость! От этих мыслей скривилась, мотнула головой, прогоняя пьяную пелену с глаз и все же направилась к свету и музыке.

- Венди, вот ты где! – воскликнул подскочивший ко мне Риан. Я вопросительно воззрилась на друга, сложив руки на груди.

- Где он? – строго спросила я, но тот лишь махнул рукой, увлекая меня на середину танцпола, вливаясь в танец.

- Без понятия. Пойдем потанцуем, пока твой не вернулся, - крикнул Василек сквозь музыку, но я ему не поверила, заметив предвкушающий блеск в глазах.

- Что происходит? – спросила я.

- Что-то ты слишком хмурая, Венди. Такой хороший день, нужно улыбаться, - сказал друг, все быстрее кружа меня в танце, и очень радужно улыбнулся. Так, что улыбка стала похожа на оскал. Грянули последние аккорды и вдруг свет погас. Я напряглась, тут же закрывая глаза, отдаваясь Дару, чтобы найти источник опасности, но Адриан потряс меня за локоть и прошептал: «Лучше открой глаза, все пропустишь».

Стоило мне распахнуть ресницы, как загорелся луч прожектора, направленный прямо на меня. Заиграла легкая, но пробирающая до костей в своей утонченности и нежности мелодия. И тогда…

Тогда с потолка посыпались, нет, не белые лепестки. Это была пыльца лунных лилий. Она была настолько прекрасна, что я не сразу осознала всю глубину задницы, в которую попала. В восторге подставила бледную ладошку, ловя удивительные искорки на своей коже. И тогда пылинки вдруг взметнулись вверх, словно подхваченные порывам ветра, уносясь под музыку все выше и выше, пока не превратились в серебряный летучий змей. Он красиво покрутился вокруг своей оси, прямо надо мной, пока его сияющая веревочка не обвилась вокруг моей ладошки. п



Си Ре

Отредактировано: 16.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться