Конвой для ведьмы

Размер шрифта: - +

26. Дары и откровения

 

 – Вы так и будете торчать под дверью? – рыкнул Кайден, но святые братья даже не моргнули.

 – На то воля Отца-Настоятеля, – сообщил один.

 – Он велел передать вам это и пожелать удачи, – добавил другой и протянул мутно-зелёную склянку. – А также напомнить, что оставляет за собой право нарушить ваше уединение в любой удобный для него момент.

 – Искренне надеюсь, что здравомыслие удержит его от этого шага, – ледяным тоном отрезал Кайден и захлопнул дверь прямо перед святыми носами. Хотел запереть, но засова так и не обнаружил. Поэтому попросту просунул через ручку кочергу и раскорячил враспор.

Авось поможет...

 – Что это? – нахмурился он, усаживаясь рядом с вынужденной супругой.

Ведьма взяла у него пузырёк, откупорила и осторожно понюхала.

 – Масло страстоцвета, – авторитетно сообщила она.

 – Масло? – Кай сморщил лоб. – На кой чёрт нам масло?

Вместо ответа Вейлинн посмотрела на него, как на полудурка.

 – О-о... – Кай почувствовал, как жар заливает щёки. – Похоже, Святой Отец настроен более чем серьёзно.

Ведьма ничего не ответила. Сцепила пальцы в замок и уставилась на них.

 – Не волнуйся, мы сумеем перехитрить этих святош. – Кайден хотел приобнять её, но не рискнул: слишком уж хмуро девчонка пялилась в одну точку. – Некоторые влюбленные ухитряются годами скрывать связь. А раз её можно скрывать, то, стало быть, можно и изобразить.

 – Изобразить?

Видимо, идея вызвала неподдельный интерес. Вейлинн посмотрела на него и удивлённо вскинула бровь.

 – У меня имеется преотличный план, дорогая супруга, – сообщил Кай. – Но сначала...

Он извлёк из кармана небольшой свёрток и вручил ведьме.

 – Вот. Это тебе. Свадебный подарок.

 – Что это? – тонкие пальцы аккуратно развернули тряпицу, и девушка ахнула.

Кай хмыкнул.

 – Ну, что скажешь?

 – Это же... – прошептала она, рассматривая диковинное украшение: бело-лунный мерцающий опал в серебряной оправе на цепочке тройного плетения. – Это...

 – Да, тот самый камень из ручья. – Кайден отвернулся. Неуместное смущение накрыло волной. – Тогда ты сказала, чтобы я подарил его своей невесте.

 – Я помню, – кивнула она. – Но как ты...

 – В монастырской кузне нашёлся один умелец, – Кай улыбнулся. – Тебе нравится?

Вейлинн медлила с ответом. Кайден вздохнул и обвёл взглядом комнату. Убранство гостевой опочивальни в аскетизме не уступало монашеским кельям. Однако здесь имелась широкая кровать, рядом с которой ярко пылал очаг, а окно не напоминало щель в заборе. Стену опочивальни украшал гигантский гобелен, на котором рыцари давно минувших веков сражались с неверными, спасая гроб Господень. На стол святые братья предусмотрительно водрузили бутыль сладкого вина, кувшин терпкого тёмного эля, пирог из осенних яблок, вонючий козий сыр и гору ржаных лепёшек. Длинное плоское блюдо умещало тонко нарезанную солонину, вяленую конину и кровяную колбасу. В маленькую глиняную миску монахи щедро сыпанули орехи и изюм, которые якобы подкрепляли мужскую силу.

Ну и дела...

Кай уже вознамерился плеснуть себе эля, когда девушка, наконец, заговорила.

 – Мне нравится, Кайден, – тихо сказала она и коснулась его руки. – Ты отдал единственное, что у тебя было. А это – великий дар.

Вейлинн подалась вперёд и, прежде чем Кай сообразил, что к чему, коснулась его губ.

Поцелуй вышел лёгким и целомудренным. Так могла бы сестра поцеловать брата.

 – Спасибо. – Ведьма глянула с хитринкой. – Я могла бы надеть кулон прямо сейчас, но чёртов ошейник испортит весь вид. Может, снимешь его?

Сдержать улыбку оказалось непросто. Ну и лиса!

 – Конечно, сниму, – серьёзно заявил Кай. – Сразу, как получу разрешение церковного суда и ни секундой раньше.

 – Значит, всё-таки Харивма... – обречённо изрекла Вейлинн и тяжело вздохнула.

Кайден обнял её за плечи. Притянул к себе. Девица дёрнулась, но Кай не позволил ей вырваться.

 – Послушай, девушка, – шепнул он, почти касаясь губами уха. – Я отвезу тебя в Харивму и буду официально ходатайствовать о снятии всех обвинений. Теперь я – твой муж, и одно моё слово значит больше сотни наговоров. Таков закон. И ни один суд не сможет им пренебречь. Даже Церковный. Я добьюсь твоей свободы. Обещаю.

Вот теперь они целовались, как и положено молодожёнам. Долго, горячо и жадно. Кайден прижал жену крепче, а она запустила пальцы в его волнистые волосы.



Леока Хабарова

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться