Королева согласна

Размер шрифта: - +

Глава 5

Тася

– Возвращаемся на Остров Свободных, – сказала Гуута.

Они с Аэрингой кивнули друг другу, и мы вмиг оказались на площади перед раздавленной кораблём таверной. Но не в центре, а поближе к пальмовым кустам. Народ разбрёлся, с берега доносились голоса и шум суеты.

– Эх, так бы по Москве перемещаться, особенно в час пик, чтобы в метро печенку не выдавливали, – мечтательно сказала Аня.

– Мда, у нас в восемь утра в Кузьминках могут в кашу размазать, – кивнула Грымова.

В небе над нами, отделённом от всего мира радужным куполом, кружил красный фламинго, радостно заливаясь трелями. К нему подтягивались фламинго поменьше, видимо самочки, и тоже подпархивали, подлетали и кружили рядом. Новая способность длинноногого пернатого красавца явно вызывала у них восторг.

Аэринга взяла меня за руку и шепнула:

– Мы сейчас уединимся...

Рита заметила это и рванула к нам.

– Я Тасю одну не отпущу!

Гуута выставила ладонь, и Рита споткнулась, словно въехав лбом в невидимое препятствие. Я вот так же один раз стукнулась лбом о нераскрывшиеся на фотоэлементах двери в торговом центре. Все смеялись, а у меня шишка выросла, как у единорога. Но у Риты только лицо вытянулось, и судя по прищуру, она разозлилась. Без лишних слов дживы кивнули друг другу и переместились. Какие-то они всё-таки невежливые, хоть и красавицы.

Но в следующую секунду я забыла, как дышать, потому что мы оказались перед удивительным сооружением из гранёного хрусталя – это был огромный, размером с диспетчерскую вышку в аэропорту лотос. Возвышаясь над зёлёной травой, прорастающей между непонятными, роговыми на вид плитами, здание в виде лотоса опиралось на овальные чёрные валуны, выложенные в колонны. В самый центр лотоса вела узкая лесенка. Грани из цельного хрусталя, имитирующие лепестки, переливались в свете двух солнц, как бриллианты. Это было восхитительно!

– Что это?! – ахнула я.

– Ты на острове Шивайя, а это Храм Света, – с улыбкой ответила Аэринга. – Добро пожаловать, пробуждённая джива! Это твой дом. Сейчас мы познакомим тебя с нашими сёстрами.

– Но почему вы не взяли сюда моих девочек? – спросила я, чувствуя себя маленькой-маленькой рядом с этими пока странными для меня женщинами.

– Всему своё время, – сдержанно улыбнулась Гуута. – Сейчас всё наше внимание – тебе. А твоё нам. Мы должны тебя кое-чему научить.

– Хорошо, – тихо пробормотала я.

– Идём же, Тасия! – дживы указали мне на лестницу и сделали одинаковые приглашающие жесты.

И я пошла, замирая и слегка труся. Ведь ученица из меня всегда была так себе. Вдруг я опять окажусь Недо-Гарри Недо-Поттером? Я оглянулась на зелёные холмы за спиной, увидела кромку моря, мысленно перекрестилась и пошла. Внезапно земля под ногами дрогнула и море с небом стали медленно поворачиваться по часовой стрелке. Потом чуть накренилась, но храм-лотос не пошевелился, овальные валуны автоматически покрутились и удержали конструкцию неподвижной.

Я вытаращила глаза: землетрясение?!

– Не бойся, это наша Шивайя повернулась, чтобы поесть кораллы с другой стороны рифа, – пояснила Аэринга.

– Ах да, мы ж на черепахе... – вспомнила я.

Присела и погладила роговую плиту:

– Привет, Шивайя, извини, сразу не поздоровалась. Извини, что хожу по твоей спине... – Подняла глаза на Гууту: – А черепахе не больно?

Старшая джива переливчато рассмеялась, она перестала быть строгой, и с добротой лицо её сразу показалось моложе. Лет на тридцать. Ух ты!

– Разве тебе больно, когда на тебя садится бабочка?

Я мотнула головой.

– И ей тоже не больно.

– О! Значит, она девочка, – сказала я.

– Однозначно, только очень-очень старая, – хихикнула Аэринга.

 

* * *

В Храме Света, и правда настолько светлом, что порой щуриться приходилось, на меня налетели другие дживы. Приветствия, объятия, восторги эмоциональные и сдержанные, всё это было очень тёплым, что я действительно почувствовала себя дома. Несмотря на разницу возраста все дживы производили ощущение девушек. Некоторые из них были высокими, некоторые маленькими. У одной были фиолетовые волосы, сверкающие золотыми бусинами на кончиках прядей. У другой большие кошачьи глаза с узким зрачком и немного приплюснутый маленький нос. Вся она была плавной и мягкой, с недлинными абсолютно белыми локонами, из которых почти как у эльфов выступали заострённые розовые ушки. Ещё одна джива имела зеленоватый оттенок кожи, но не такой, какой у меня бывает после поездки по серпантину, а оливковый, ровный. Орехового цвета глаза зелёной дживы заглядывали в самую душу, мне аж стало не по себе.

Была тут и темнокожая джива, похожая на наших эфиопок; и белесая, словно англичанка с розовыми косами, сплетёнными на затылке в замысловатый узел. Я улыбалась, немного растерянная.

Аэринга, наконец, попросила всех сесть по кругу на хрустальные ступки, и для меня нашлось место. Аэринга по очереди представляла каждую из инопланетных красавиц, но от волнения у меня все имена мгновенно улетучивались из памяти. Я тихонько шепнула Гууте:

– Мы не надолго тут задержимся? А то там у берегов эскадра, и наши беспокоиться будут. И Киату...

– Ничего, – пожала плечами Гуута, – даже если б и беспокоились. Их задача – служить тебе, твоя – миру.

Мне это не очень понравилось. Я не люблю, когда из-за меня люди нервничают. Как про маму подумаю, так дурно становится – как она там. Но Гуута добавила:

– Сколько бы ты не провела тут времени, для всего мира пройдёт лишь десяток минут.

– А это возможно? Я думала, меня обманули, когда рассказывали про время...



Маргарита Ардо

Отредактировано: 06.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться