Королева Златого Леса

Размер шрифта: - +

Глава двадцать вторая

Год 120 правления Каены Первой

Сегодня они просто шли. Роларэн не оборачивался назад, не заметил Тони за спиной, словно тот был пустым местом. Он, казалось, то и дело чисто подсознательно протягивал руку к Шэрре, хотел сжать её ладонь, но тут же одёргивал – останавливался, напоминая себе о том, что нельзя. Девушка не содрогалась; пальцы мужчины возвращались к кулону, обводили невидимые линии воспоминаний – и рука вновь безвольной плетью обвисала вдоль туловища, словно в попытке потерять цель.

А ещё – шли медленнее, чем обычно.

Намного.

Тони казалось, что он превратился в пустое место. Вчера ему было так плохо, что он почти решился. Этот эльф портил Шэрру – он отравлял светлую родниковую воду её волшебства, он выпивал до дна всё то доброе, что таилось в глубинах девичьей магии. Она, правда, не сопротивлялась – но это всё потому, что не могла. Пожалуй, Роларэн не оставлял ей достаточной возможности. Ведь он Вечный, ему, вероятно, очень трудно сопротивляться.

Увы, но Громадина Тони не мог смириться с этим объяснением.

- А почему вы не можете обучить ничему меня? Боитесь? – окликнул он то ли Мастера, то ли обоих эльфов, останавливаясь посреди дороги. Казалось, место для беседы было неудачное, им ещё молчать целый следующий вечер, но Громадина был непреклонен. Он словно надеялся на то, что Роларэна остановит его упорство. Словно эльфа вообще интересовало его здесь присутствие!

На самом деле – нет, и вот это-то как раз Тони отлично понимал – и ничего не мог с этим поделать. Он бы с удовольствием продемонстрировал, что может, но Роларэн не давал шанса. Он сражался только с Шэррой, а все оправдания звучали глупо. "Ты человек"! И он вновь скажет точно то же – разве нет?

- Ты человек, - привычно отозвался Рэн. – Ты слишком хрупок для того, чтобы вникать в мастерство эльфийского боя. Я не намерен учить того, кто для меня слишком слаб.

- Я весьма могуч, - возразил Громадина, но эльф словно не услышал его и опять повернулся к дороге. Он вновь неосознанно потянулся к кулону на шее, и Тони захотелось сорвать ненавистное украшение и растоптать его своими же большущими ногами. Он верил в то, что это его хотя бы расстроит. Или разочарует. Трудно было сказать, что такого важного в обыкновенном кулоне, но Тони не мог сдержаться. Ненависть в нём искала выход.

Роларэн не сделал больше ни шагу. Он шумно втянул носом воздух, обернулся на Громадину и улыбнулся.

- Камни,  - прошептал он, - по всему лесу – это явно твоя работа. Как неаккуратно, красивее было бы разостлать волшебную нить.

Громадина содрогнулся и посмотрел на него.

- Разумеется, он знает, - ответила вместо мужчины Шэрра. – Ему просто было интересно, что ты будешь делать.

Рэн промолчал. Он обернулся, вдыхая ещё прохладный, но всё же свежий весенний воздух. Он посмотрел на Шэрру, будто бы в последний раз, а после сделал ещё один шаг вперёд. Приказы  - вот что учили выполнять в Академии.

Люди в лесу. Разумеется, эльфы знают о том, что они близко. Как бы вы ни крались.

- Ты можешь сам выбрать свою сторону, - отметил Роларэн. – Ещё не поздно.

Тони обернулся на Шэрру. Он шёл сюда не только для того, чтобы проводить отряд к Роларэну. Он знал, что миро хотел бы его ненависти к каждому из эльфов, что Фирхан бы одобрил, если б он и вправду сдавил своими громадными ручищами её хрупкие плечи и превратил девушку в пыль. Но он не мог. Почему-то, сколько б ни старался Громадина, он не заставил себя до сих пор переступить ту самую границу между ним и Шэррой, отделяющую его ненависть от его же любви. Он знал, что это не так уж и трудно, но доселе верил в то, что ему не придётся. Может быть, Шэрра поймёт, что эльфы делают не так, ещё раньше, и не придётся ничего менять, ничего портить?

В конце концов, Тони попросту нравилось надеяться. Это вселяло ему веру в будущее и какое-то странное ощущение собственной важности.

Роларэн будто бы только сейчас обратил внимание на то, что люди приближаются. Он обернулся.

Тони сжал зубы.

- Выбирай, - пожал плечами Роларэн.

Он был так разбит тогда, во время первой битвы… И всё же, с каждым шагом Роларэн становился всё увереннее. Тони казалось, он видел – мужчина собирался из мелких кусочков, медленно обретал чёткую, понятную цель. С каждым шагом ему было всё проще и проще идти к Златому Лесу, словно тот внезапно стал маячить более явственно перед глазами, не причинять ни капли боли своим существованием.

Шэрре тоже не становилось хуже, хотя Тони слышал о том, что она идёт на смерть. Он пытался придумать какое-то оправдание её беспечности, но не мог. Всё вокруг рассыпалось пустотой.

Громадина надеялся, что сможет сделать всё до того, как придут люди. Как их догонят, как он подаст сигнал. Он вчера сжал узелок амулета только для того, чтобы наконец-то заставить их явиться – потому что дальше такое просто не могло продолжаться. Он устал терпеть. Он устал выносить её холодные взгляды. Вчера, когда руки ненавистного эльфа скользили по её спине, по обнажённой коже, он мог подумать только об одном.

Что, может быть, это в кои-то веки не было просто тренировкой, как обычно повторяла раз за разом Шэрра.

Она только хмыкнула, когда он утром прошептал ей об этом. Тони думал – дело в том, что она не давала ему никаких обязательств и теперь смеялась с того, что он требовал от неё верности к чему-то неизвестному и несущественному для неё.

На самом же деле, пусть он доселе этого не понял, дело было совсем в другом. Просто Шэрра знала – что для эльфов не имело значения, то для людей перерастало в поразительно пошлые подробности.

И ей от этого было гадко.

Шэрра сейчас отступила. Она не стала брать оружие в руки, только улыбнулась мягко Тони.



Альма Либрем

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться