Кошатница... или Кот моей мечты

Размер шрифта: - +

Глава 17

Незнакомое кафе на первом этаже жилого дома смотрело в окна соседней трехэтажки выцветшей вывеской с крупными буквами «Уютово». В этой части города я бывала редко – спальный квартал, где ничто не отличалось яркостью, не манило и не привлекало. Пыльно-серые панели домов, полоски кустов и потрескавшийся асфальт.

Время давно перевалило за намеченные семь часов, но переходить дорогу и открывать двери кафе я не спешила. Идти на встречу не хотелось. Внутри сводило от напряжения, в голове то и дело мелькало «что я тут делаю» и «не лучше ли уйти, пока не поздно». И только холодное «надо» останавливало и держало у порога на расстоянии пешеходного перехода. Я должна была увидеть отца, понять, правда ли то, что говорила Маруся, а самое главное – что с этой правдой делать дальше. Больше всего хотелось, чтобы он не пришел.

Но он пришел. Я поняла это сразу, как только пересилила себя и вошла в двери «Уютово». Едва переступив порог, еще не оглядевшись толком, ощутила чужой взгляд. Цепкий и неуверенный. Возможно, отец сидел здесь уже давно, и я не первая, на кого он так пристально смотрел. Возможно. Отвечать ему той же монетой я не спешила. Сперва потопталась у порога, отряхивая с замшевых ботинок налипшую грязь, потом подошла к барной стойке, где стояла, уткнувшись в телефон, девушка чуть моложе меня. В клетчатой рубашке и кремового цвета переднике, с собранными на затылке в пучок черными волосами. Но и она не могла надолго отсрочить неизбежное. Я должна была повернуть голову и, наконец, увидеть его.

Холод пронесся по шее, сделал ее неповоротливой. Выручила та самая девушка – она отвлеклась от своего занятия, как только у меня за спиной захлопнулась дверь и, улыбнувшись, заговорила.

- Добрый день. Столик на одного?

Улыбка была скорее чем-то вроде униформы, дополнением к рубашке и переднику, но не фальшивой. Не знаю – почему, но мне стало легче. Может оттого, что здесь был еще кто-то, кроме меня и моих скелетов из шкафа?

- Добрый, - произнесла, ловя в голосе дрожь. - Нет. Меня ждут.

Девушка кивнула вместо ответа, протянула сложенный вдове заламинированный буклет нежно-желтого цвета.

- Позовите, как будете готовы сделать заказ.

Я закивала, как китайский болванчик, ватными руками приняла буклет и обернулась. Помещение кафе оказалось таким же спально-серым, как и место, в котором он существовал. Небольшие квадратные столики с круглыми скатертями в тон передника официантки ютились в два ряда, деревянные стулья с решетчатыми спинками почти все пустовали. На стене красовался пейзаж исполинских размеров с незатейливым сюжетом: березовая роща и речка. Незатейливым, но приятным. В дальнем углу у глухой стены и двери с надписью «Служебное помещение» раскинул плети, словно спрут щупальца, какой-то комнатный зеленый монстр.

В этот час только два столика были заняты, но кого, кроме нас с отцом, занесло в «Уютово», в этот час меня совершенно не волновало. Он пришел. То смотрел на меня, то хмурил брови и отворачивался к окну. Сейчас словно не было страха, не было сомнений. Теперь я смотрела только на него – потертого временем, с залысиной и мешками под глазами. Такой некогда родной, кого я запрещала себе вспоминать, но всё равно нет-нет, да и воскрешала в памяти, словно пыталась вернуть то время, когда мы были семьей… Когда я была беззаботной и счастливой. Теперь от того человека, который катал меня на перекинутой через коленку ноге ничего не осталось.

За столиком в «Уютово» сидел призрак моего отца. Блеклый и тусклый, словно выжатый, мужчина давно не в расцвете сил. Сейчас я ничего к нему не испытывала. Ни ненависти, ни жалости. Сердце билось ровно, вдох сменялся выдохом. Размеренно и спокойно я подошла к столику, за которым меня ждал отец, а он все смотрел и хмурился, будто не верил, что дождался.

- Ну, здравствуй, - произнес сбивчиво, чуть привставая с места и протягивая руку то ли чтобы пожать мою, то ли указывая на стул напротив.

- Добрый вечер.

Ничего! Ни дрожи, ни сбивчивости. Я поражалась сама себе и при этом оставалась безмятежна. Сняла и повесила на спинку стула плащ, положила на стол буклет, оказавшийся ничем иным как меню, после чего отодвинула стул и села напротив отца. Он молчал. Все так же смотрел и жевал губы, будто пытался сдержать слова. Пауза затягивалась. Только сейчас я заметила, что на столе ничего не было, даже чашки. То ли все уже унесли, то ли отец ничего еще не заказывал. Не хотелось просидеть тут сиднем, и я принялась изучать меню, такое же простое, как и само заведение: оливье, греческий салат и сельдь под шубой, картофельное пюре… Уже давно более-менее известные в городе кафешки обзавелись каждый своей «фишкой». Суши-бар, грузинская кухня, чикен-паб, даже крошечный – меньше «Уютово» - ресторанчик с блюдами, начисто лишенными животных белков, жиров и углеводов. А тут, раскрыв желтую страницу меню, я словно очутилась в собственном холодильнике под Новый год.

- Голодная? – коротко спросил отец.

- С работы, - вдаваться в подробности не хотелось.

- Ты заказывай. Я сыт.

Почему-то от этих слов у меня начисто отбило аппетит, и всё, что записала в блокнот подошедшая принять заказ официантка – чашка кофе. Большая. Под этот напиток на пустой желудок и потек дальше наш разговор в Чеховском стиле.



Екатерина

Отредактировано: 04.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться