Крайм

Размер шрифта: - +

Пролог

 

ВНИМАНИЕ: ВОЗМОЖНЫ ОШИБКИ И ПОВТОРЕНИЕ СЛОВ ПРИ КОПИРОВАНИИ ТЕКСТА ИЗ ДОКУМЕНТА. ПРОСЬБА ОСТАВАТЬСЯ ЛОЯЛЬНЫМИ  

 

 

 

«Мы жаждем большего, но делаем для этого столь мало,
что из подобного рвения, мы обретаем лишь бездонное отчаяние.»
― Крейг Сайракс

 

 

 

За жизнь мы теряем всё, что приобрели. Ничто не вечно, кроме нас самих.

Мы забыли это простое правило. Мы умудрились забыть основы, возомнив из себя не весть что. Спустя тысячелетия, мы познали себя, но решили никогда не вспоминать. Была причина. Мы заменили себя суррогатами, по частям выстраивая приемлемую действительность, начиная с тела и заканчивая сознанием. Заменили всё, докуда не осталось ничего прежнего, от того, кого мы знали в отражении.

В конце концов, в любой игре есть начало и конец. И мы, кажется, очень близко.

Каждый будет вынужден открыться тому, что вечность презирал. Каждый вспомнит своё исконное отражение. Это необратимый процесс эволюции нашего вида. Принять изменения или быть обращённым в прах. Никакой свободы выбора. Мы не плывём по течению жизни — мы подчиняемся её силе и позволяем ей управлять нашими жизнями. Всего лишь так, и никак иначе. Мы слишком слабы, слишком мелочны, чтобы противиться тому, чего не в состоянии понять.

того, как стать собой мы утратим все прежние обличия. Мы отправили миллионы тел на кремацию, стали очевидцами, как их прах взвёлся к небесам. Густой и чёрный точно смола дым обернул небеса в свои объятия. Отвратный, едкий запах проникающий во все закоулки поникшего мира, заставил живых испытывать боль вновь и вновь. Из глаз лились реки слёз, из рта доносился истошный кашель, кожа покрывалась мелкими красноватыми нарывами. Длилось это всего несколько минут, но я бы никогда и никому не пожелал такое пережить. Война Троих длилась всего несколько часов, но сколько боли мы пережили. И кому же стало лучше? Павшим. Ведь они не переживут это вновь. Они боролись за нас, но мы продолжаем существовать, словно ничего не было.

После войны конгломерат создал «Метазис», цифровой мир, где мы могли быть кем угодно, без границ нашего скованного сознания. Разве не заманчиво, жить, не чувствуя боли? Жить как хочешь, без условий и преград. Простая доступность цифрового мира стала для всех хроническим наркотиком. Нашим родным и всеми обожаемым наркотиком. Нашим главным грехом. Нашим лучшим грехом, что мы ложно считали за феноменальный прорыв. Пока мы, как дети баловались в ложной песочнице своих иллюзий, шакалы разрывали наш мир по кускам. И однажды они провозгласили новый мировой порядок, а мы слепо приняли его, ожидая похвалы за услужливое поведение. Мы были чертовски наивны, и этим воспользовались против нас.

Спустя годы Крайм посетил цифровой вирус Вирсид. Все, кто находился в Метазисе, погибли. Никто не был виновен, это лишь сбой системы. Маленькая ошибка, погубившая тысячи жизней. Верховный Суд даже рассматривать дело не стал, это считалось естественным отбором.

Его не было. На сердце тишина, но только ум донимают тысячи едва слышимых мыслей.

я задумался ― «почему это повторилось?». Мы столько лет изнывали от горя после войны, едва успели восстановить силы и нахлынул вирус, снова эта боль. Я долго искал ответ на свой вопрос. Иногда думал, что его просто нет. Это чисто моя больная фантазия, но, когда я уже отчаялся, сложил руки накрест — ответ был найден. Но я не поверил, что всё могло быть так ужасно.

После Вирсида, Архонт, правитель нашей планеты Крайм, сформировал Синод, где каждый из девяти Мархонтов (его помощников) и трёх глав конгломератов, должны были отчитываться о своих свершениях перед «нэйтерами». Так называли нас наверху. Но свои поступки они рассказывали не сами — так они смогли бы солгать.

Архонт придумал нечто более изящное: он создал Цифрового Бога наименовав того Аид. Поместив всех святых Синода в Метазис, провозглашённый Бог мог контролировать мысли и желания всех погружённых. А тот в своё время, был под пристальным контролем Архонта. Так мы смогли быть причастными к развитию Крайма, наблюдая за Синодом во время сеансов Нравиума[1] по телевиденью.

За пять веков они ничего особенного не сделали, но их слова расходились с правдой. Та боль, что пережил Крайм не ушла, но преобразовалась в страх. И в какой-то момент я решил стать частью этой системы. Не как очередной винтик, что можно заменить, но как механизм той системы, которую от нас решили скрыть. Фантомной Системы, где святые решали за нас. Без масок, в открытую.

 

  



Крейг Сайракс

Отредактировано: 17.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться