Курсантка с фермы. Адаптация к хитрости

Размер шрифта: - +

Глава 19

Первый пункт нашего плана был провален. Тони тем же вечером позвонил по ТПТ и обрушил на меня лавину домыслов и предположений, что будет дальше и как повернуть ситуацию удобно для нас. Это его странное «для нас» меня насторожило.

Недоуменная, я призналась, что устала и хочу отдохнуть, и Гаррисон сразу же изменил тон.

— Устала? Ну, ладно. Не буду мешать отдыхать.

— Ты как будто упрекаешь меня в усталости.

— Нина, я же сказал – отдыхай, — несколько резко ответил молодой человек.

— Я сам поговорю с Темой, скажу, что Надя до сих пор его любит.

— Может, не надо?

— Ты ведь сама говорила, что против отношений Милу и Тему.

— Против. Но… мне кажется, мы действуем неправильно. Тут надо по-другому.

— Вот когда придумаешь, как – тогда и говори! — вспылил Гаррисон.

Я сняла с уха ТПТ. Тони стал очень нервным.

Чтобы и самой не стать такой, я сходила утром в Дом Жизни, помедитировала, как следует. Наставник как бы невзначай заметил:

— Какой-то вопрос не дает тебе покоя.

— Вы позволите попросить у вас совета, просветленный?

Наставник кивнул.

— Можно ли вмешиваться в чужую жизнь, будучи уверенным, что действуешь из лучших побуждений?

Я произнесла вопрос и сама же дала себе ответ. Я уверена, что Милу нельзя быть с Темой, уверена, что их брак будет ошибкой. Но не мне принимать решения за брата. Тем более, если дело касается любви. Все, что я могу и должна сделать – это поговорить с братом напрямую, а не хитрить и выдумывать планы.

— Благодарю вас, просветленный!

— За что, Нина? — улыбнулся светло лирианец. — Я никогда не успевал дать тебе совета, потому что ты всегда сама догадывалась, как правильно поступать.

На ферму я вернулась в приподнятом настроении. Помогла разобрать семена, которые заказал Кеша, проверила, как работают системы полива и регулировки температуры, заказала Агапу парочку новых футболок взамен «одолженных». Испекла кофейный пирог, который обожал Кеша, приготовила Агапу его любимую рыбку по-апрански. Братья перемены в моем настроении заметили, и на обед мы собрались на террасе, как ни в чем не бывало.

— Нина, вот че, — начал Агапий, — ты у нас молодец. Если ты собираешься куда-то уходить – нечего спрашивать у меня разрешения. И одеваться ты можешь, как хочешь.

То ли вид рыбы так благотворно на него повлиял, то ли он просто понял, что иногда перегибал палку, ограничивая меня во всем. Аркадий залюбовался нами – да и как не залюбоваться людьми, которые так трогательно краснеют!

— Ничего, Агап, вот женишься, и будет тебе, кого воспитывать. А потом и ты, Кеша. И родятся у вас дети, и разрастется клан Ветровых, и завоюет галактики! И станем мы властелинами вселенной!

— Интересно, это нормально – бояться членов своей семьи? — проговорил задумчиво Кеша.

— Но-но! Будешь так говорить, останешься без пирога!

— Еще и угрожают! — пожаловался мужчина.

Мы принялись за еду, сожалея только о том, что самого непутевого Ветрова нет среди нас.

 

После обеда я позвонила Темке, но он не ответил. Не ответил и Гаррисон. Я по-прежнему чувствовала, что с Милу что-то нечисто, и мой деятельный ум требовал разрешить эту загадку.

А не спросить ли у Ли Малейва? Он был единственным среди моих знакомых, кто знал характер, привычки и цели Милу. К тому же, ему можно было доверять… в некоторых пределах. Да и долг я ему хотела отдать как можно скорее, чтобы он не потребовал его в самый неподходящий момент.

Почти не волнуясь, я набрала его номер. Соединение установилось.

— Блага, Ли. Я хочу больше узнать про твою сестру, — мой голос был бесстрастен, как у андроида.

Он молчал так долго, что тщательно созданная мной бесстрастность испарилась без следа, как и ясность в мыслях. По ТПТ невозможно ошибиться номером… Тогда почему же он молчит?

— Ты напугала меня, — наконец выдал мужчина.

— Напугала? — мой голос предательски дрогнул.

— Конечно. Мне ты можешь позвонить только, если случится что-то совсем ужасное.

Снова флирт с его стороны! Нужно от этих его заигрываний избавиться. Он должен понять, уяснить, зарубить себе на носу, что нас могут связывать только приятельские отношения.

— Нам нужно встретиться, — сухо сказала я.

— Тринадцатого, три часа дня, — так же сухо ответил он.

— Тринадцатого я буду уже в учебке.

— Значит, встретимся в академии.

— Ты настолько занят? — не удержалась я от вопроса.

— Да. Занят.

— В таком случае, извини за беспокойство. В академии ты мне уже не понадобишься, поэтому забудь об этом звонке.

— Нина, — очень тепло проговорил он. Такое тепло голосу мог придать только гнев. — Ты осознаешь, с кем разговариваешь? Осознаешь, как?

«Уже не понадобишься»… Я пожалела о выборе своих слов. Сказать такое старшему – это очень, очень опрометчиво и глупо. А я ведь привыкла, что он ласков и заботлив, что всегда рядом – зримо и незримо. Привыкла считать, что он не причинит мне вреда, потому что я ему нравлюсь.

Трепеща от собственной дерзости, я отчеканила:

— Пусть другие с тобой лебезят. А у меня к тебе дело. Мне нужна информация.

Пауза.

— Сегодня в восемь на смотровой площадке.

Он отключился. Я потрогала ТПТ. Устройство вполне могло раскалиться от его злости. Быстро же он меня с небес на землю спустил. Дура, какая же я дура! Думала, что он моему звонку обрадуется, будет любезен и мил… И что я о себе только возомнила? Я не его любимая женщина, не ровня, а всего лишь цель, очередная смазливая девчонка на длинном жизненном пути.



Агата Грин

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться