Лабиринты Роуз (союз пяти королевств - 2)

Размер шрифта: - +

Глава 11. Часть 2

Роуз опешила, но всмотревшись в честные-пречестные глаза Петра, приняла игру. Если ему легче рассказывать о себе, как о мнимом близнеце, таки и быть. Она выслушает. 
- И именно этот братец-близнец творил нехорошие дела? 
- Именно так.
- И что он наделал?
- Пожалуйста, Роуз, помни, что я рассказываю о близнеце, - Петр на всякий случай выкинул несколько крупных камней, до которых могла дотянуться Роуз. Такая подготовка к признанию заставила ее сердце сжаться.
- Я постараюсь, - без намека на веселье произнесла Роуз.

*** 
- Когда близнец впервые проник через портал в покои принцессы Роуз Эрийской, - начал Петр свое признание, - то он был изумлен. Куда делась малявка? Невероятной красоты девушка кружилась в танце. Близнец готов был выйти из тени, но услышал, что принцесса готовится стать женой Руффа Бреужского, она счастлива. А еще он увидел Свон, свою приемную мать, и вся та отрава, которую в него вливали долгие шесть лет, всплыла на поверхность. Чтобы забыться, он поступил так, как обычно поступают мужчины - напился. 
- Ой! Твой близнец – пьяница? 
- Такое с ним случилось впервые, и события, развернувшиеся после чудовищных возлияний, навсегда отвратили его от желания пить.

Петр внимательно посмотрел на Роуз. Она приняла выдумку о близнеце, но судить будет по его, Петра, поступкам.
- Продолжай. Ты говорил о событиях, произошедших после попойки.
- Не после. Во время. Хмель еще не выветрился из его дурной головы, когда он применил магию подчинения и влюбил в себя первую попавшуюся девушку. Она оказалась девственницей.
- Твой брат специалист по девственницам?
Петр скривил лицо. Роуз тоже оказалась девственницей, когда он ее похищал.
- Так получилось. Утром он снял с нее магическую влюбленность, и девушка, очнувшись, пообещала убить его. Он долго ждал казни, хотя в любой момент мог открыть портал и уйти, но палач не пришел. Тогда близнец сам отправился искать его. Он готов был понести наказание. Незнакомка оказалась принцессой драконов, которая стремилась вернуть трона отца, захваченный злой королевой. Узнав, что близнец близок к королеве, его обязали следить за ней. Он согласился и служил принцессе целый год, хотя ни разу за это время с ней не виделся. Им пришлось лишь однажды встретиться, когда близнец попросил спасти дорогую ему женщину. И тогда он узнал, что принцесса драконов его любит. Она предложила близнецу стать ее мужем.

- Какой у твоего близнеца богатый выбор, - Роуз не могла справиться с собой, уголки ее губ дрожали. – Две принцессы спорят за его руку, и ни одной из них он не сделал предложение сам.
- Одной из них он готов предложить руку и сердце, но боится, что его не простят.
- Интересно, какой из двух повезет?
- Роуз, перестань.
- Какие еще тайны скрывает твой близнец? Он спит со злой королевой?

Роуз прекрасно помнила слова Фаруха, что Петр - любовник Лолибон.
- Он был ее фаворитом. Злая королева искусна в постели и очаровала пятнадцатилетнего подростка. Но как только он повзрослел, дурман вожделения покинул его голову.
- Я видела, что злая королева не обходится одним любовником, приходилось ли близнецу делить ее с другим мужчиной?
- Роуз, зачем тебе знать? 
- Я хочу быть уверенной, что близнец не перенесет привычки, полученные у королевы, в жизнь другой женщины.
- Близнец развращен злой королевой. Все, что можно было попробовать в постели и вне ее, он делал, даже с плеткой впервые познакомился не из-за наказания, а в любовных играх. 
Роуз открыла рот, не зная, что сказать.
- Пожалуйста, не мучай меня. Да, я испорчен, искалечен, но не сломлен. Если ты позволишь любить себя, клянусь, я жизнь отдам, чтобы ты стала счастлива.

Роуз молчала. Она ожидала страшных признаний и думала, что готова к ним. 
Как сильно сам Петр виноват в произошедшем с ним?  Смогла бы она выстоять, не сломаться, попав в руки к больной женщине, которая изо дня в день в течение долгих лет калечила сознание рука об руку с обозленным жрецом?  
Роуз понимала, будь Петр испорчен, он никогда не помог бы ей бежать, не притащил бы Руффа в лабиринты, веря, что Роуз любит его, не расстался бы с магией ради нее.

- Я приняла решение, - Роуз встала и теперь смотрела на Петра сверху вниз. – Я забираю назад свое предложение пожениться.
Огонь потух в глазах Петра, на лицо наползла тень, враз сделав его старше.
- Я понимаю…
- Нет, Петрик, не понимаешь! – горячо возразила принцесса. – Я жду предложения от тебя. Хочу, чтобы ты сделал меня своей невестой, как полагается. Чтобы встал на одно колено, а руку приложил к сердцу, другую протянул ко мне и рассказал, как сильно любишь…
- О, Роуз! – Петр вздохнул с облегчением и тряхнул головой, словно сгонял дурной сон. – Я чуть не умер.
Краски вернулись в его лицо, глаза озорно сверкнули.
- Ничего, что жених не в праздничных одеждах, а невеста совершенно голая?
- Ничего. Будет о чем рассказать нашим детям.
- Тогда слушай…

Петр встал на одно колено, но посмотрев вниз, хмыкнул и потянул палантин не себя. Роуз мило покраснела и сделала шаг в сторону, чтобы освободить тот его край, на котором стояла. Палантин занял место на бедрах Петра, и граф стал похож на древнего бога.
- Ничего, что только невеста осталась совершенно голой? - произнесла с улыбкой Роуз, вкладывая ладонь в протянутую руку.
- Будет о чем рассказать нашим детям. 
Губы Петра прижались к внутренней стороне ладошки невесты. Немного задержавшись, приникли к запястью, потом короткими шажками добрались до сгиба локтя. 
Роуз сама не заметила, как оказалась сидящей на выставленном колене и искала губы Петра, с готовностью ответившего на ее неумелый поцелуй.  
- Ах, мы так никогда не доберемся до нужных слов! - Роуз попыталась вывернуться их крепких объятий Петра, который уже целовал ее грудь.
- Зачем слова? – граф сделал честные глаза. – Я своими действиями красноречивее расскажу о любви. Вот смотри. 
Он поцеловал Роуз в лоб, осторожно раздвинув вьющиеся пряди. 
– Я ценю твой ум. Только неглупая девушка смогла бы полюбить такого, как я. 
Роуз возвела глаза к небу, изображая из себя святую.
Петр продолжил:
- Глупая отдалась бы в первую же ночь, а потом бегала за мной хвостиком. А умная Роуз заставила страдать от безответной любви и сохнуть от неудовлетворенного желания.
- Запретный плод сладок? Да, Петр? 
- Да, милая, - произнес Петр, целуя каждый глаз невесты. 
- Сейчас ты будешь рассказывать о прекрасных очах?
- Нет, я намекаю на то, что ты можешь видеть самую суть. Ты еще в детстве разглядела, что я стану хорошим мужем.
- Смешной! В детстве я хотела, чтобы ты катал меня на качелях и при этом смотрел с обожанием. 
- Почему на качелях?
- Тогда бы у меня красиво развивались волосы, а я млела от счастья, что ты стоишь рядом, а не бегаешь по дворцу с Генрихом. Почему ты целуешь мой нос? Я всегда держу его по ветру?
- Нет, милая, им ты различаешь, где находится правда, а где ложь. 
- Ты – правда, остальное – ложь?
- Да, в лабиринтах верь только мне.
- А губы, что говорят губы? Мои речи умны?
Долгий поцелуй несколько раз прерывался, словно Петр дегустировал и хотел поймать послевкусие.
- Твои губы сладки. Я никак не могу оторваться от них. Они как розочка на вершине торта. Помнишь, ты в детстве всегда начинала с розочки? Вот и я всегда хочу начинать с твоих губ, которые дарят первое наслаждение.
- А грудь дарит второе наслаждение, поэтому ты ее сейчас целуешь?
- Глупая, сейчас я целую твое сердце. Оно средоточие любви, нежности и доброты. Если я приложу к нему ухо, то услышу только одно слово: «Люб-лю! Люб-лю! Люб-лю!».
- Ты прав. Я люблю тебя, Петр!



Татьяна Абалова

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться