Легкий аромат гвоздики

Размер шрифта: - +

Глава №2 Ужин – дело непростое!

Прежде всего, хочу выразить благодарность читателям за обратную связь. Мне очень важно слышать ваше мнение. Также приношу извинения за найденные в тексте ошибки и опечатки. Я буду стараться вычитывать текст еще более тщательно.

Всем — приятного чтения! Надеюсь, что вы останетесь со мной!)

***

У меня было твердое убеждение, что чем больше разных вкусовых оттенков сочетаются в блюде, тем вкуснее оно выйдет. Но перегибать палку тоже нельзя. Я предпочитала играть с тремя-пятью вкусовыми оттенками. Залог вкусного блюда — как минимум чистая кухня и посуда. Именно поэтому я и затеяла уборку. Если честно, когда я, только преступая к чистке, представляла себе ужин, мне виделась торжественная сцена, где я во главе стола толкаю речь, вдохновляющую всех проживающих здесь лентяев на подвиг и любовь к чистоте. С периодичностью в примерно двадцать минут эта сцена в моем представлении становилась все менее блистательной и жизнерадостной. Все чего я хотела через два часа после начала уборки — это лечь и не двигаться. Спину ломило, руки болели, тошнота с новой силой подкатывала к горлу. Девицы исполняли все, что я говорила, но делали спустя рукава — и мне постоянно приходилось сдерживать свои окрики потому, что злость периодически накатывала с новой силой.

Кухня была чертовски грязной! И, как я потом поняла, это было лишь помещение для приготовления пищи. Господская столовая находилась в башне, которую мне довелось обследовать, а столовая для слуг – в соседней с кухней комнате. Ее тоже было необходимо убрать. Я сразу поняла, что сил сегодня не хватит. Мы и кухню-то еле-еле привели в более или менее приличный вид. Да и то — полы подмели, вымыть не успели, всякие травки и специи не разобрали, только запихнули поглубже в ящик, чтобы глаз не натыкался. Всякую мелочевку также запихнули, именно, что запихнули, на полки, которые занавесили чистыми полотенцами. Паутину с потолка не стали доставать потому, что не было рядом стремянки, а искать ее и тащить было делом непростым и долгим. Печь вычистить тоже не сильно получилось, оставили как есть.

И меня все-таки вырвало, хорошо хоть ведро рядом было! Девочки так засуетились и напугались, что даже немного приятно стало, что им не все равно.

— С вами точно все в порядке? — испуганно спросила Меалис, держа для меня ведро.

— Ты серьезно думаешь, что она тебе сейчас ответит? — фыркнула Стэйна. Судя по ее голосу, девчонка ехидно ухмылялась.

— Не переживай, Мелька, — подбадривающе сказала Миррайна, — многие женщины в тягости отторгают пищу, это нормально…

Сказать, что я удивилась — ничего не сказать! В смысле, в тягости?! В какой такой тягости?!

Я, наконец, оторвалась от ведра, вытерла рот тыльной стороной ладони и начала щупать живот. Потом поняла, что корсет несколько мешает, и я еле подавила порыв снять с себя всю эту одежду.

— С вами точно все в порядке? — подозрительно глядя на меня уточнила Кирайна.

Я чувствовала себя загнанной в угол. Я совершенно четко понимала, что не хочу никаких детей! Какие вообще дети?! От кого они?! Как это так — дети?! Я, глядя на Кирайну, помотала головой и медленно начала оседать на пол. Девчонки быстро подскочили и удержали меня на ногах. Кирайна подставила табурет, Стэйна с Миррайной меня на него относительно аккуратно усадили, а Меалис начала махать какой-то тряпкой.

В голову стала лезть вся информация о беременности, которую я только знала. Токсикоз проявляется на ранних сроках, где-то примерно около восьми недель. На двенадцатой ты начинаешь есть, как не в себя, на шестнадцатой — чувствовать малыша, его движения. На двадцатой неделе живот становится заметным, а малыш начинает икать. Еще и геморрой может не обойти стороной! А дальше — все еще хуже: боль в спине, слабость, отдышка, набор веса, растяжки. Ну, и напоследок, — роды, при мысли о которых меня всю передернуло, а мышцы таза судорожно сжались. И ладно, если ты все это терпишь ради долгожданного ребенка от любимого человека! Там каждая подобная мелочь приносит восторг: «у меня растяжки! Вау, это животик так быстро растет! У меня болит спина, и все время хочется в туалет! Ого, какой большой малыш, наверняка будет здоровым богатырем!» — и прочий бред того же рода. А ведь я даже мужа своего не знаю. Если он у меня, конечно, есть.

Уныло посидев на табуретке еще какое-то время, я вздохнула и поднялась. Служанки облегченно выдохнули, отходя от меня, но все еще поглядывали — не упала ли я в обморок.

В общем, на том и закончилась моя страсть к чистоте, и мы приступили к приготовлению еды. К этому моменту как раз подоспела кошка. Тощая, облезлая и очень наглая кошка! Я, пребывая не в самом добром расположении духа, несколько раз на нее накричала, три раза скинула со стола, куда это наглое животное залезало с невероятной упертостью, и бесчисленное количество раз выгоняла из кухни. Но кошка все равно возвращалась. То ли это животное знало все потайные ходы, то ли девчонки, потешаясь над моей реакцией, снова и снова впускали животинку обратно. В какой-то момент я не выдержала: схватила полупустое ведро с водой и окатила наглую кошатину. Животное кричало еще громче, чем Миррайна со Стэйной. И снова я почувствовала странное удовлетворение и поразилась своему состоянию. Меня все больше пугала моя неспособность себя контролировать.

Кошка, обиженно фыркнув, вильнула хвостом и убежала прочь. Удовлетворенно хмыкнув, я вернулась к готовке. Меалис принесла мне три освежеванных тушки кролика, завернутых в чистую, на удивление, ткань. Каждый сверток весил примерно около килограмма. Я придирчиво осмотрела мясо, не понимая, что именно меня смущает. Потом, в голову пришла догадка.

— А как давно их… эм… разделали?

— Так, с неделю уже… Старый Данар на охоту ходил дней восемь назад, да? — задумчиво ответила Меалис.



Iunra

Отредактировано: 20.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться