Лекарство от смерти

Размер шрифта: - +

Лекарство от смерти

  • еще вчера босоногим и счастливым мальчишкой я приходил в этот парк встречаться с  друзьями. Мы подолгу бегали среди величественных кленов и грациозных берез, заливаясь веселым заразительным смехом. Потом качались в густой траве, наслаждаясь свежими ароматами, отдыхая от назойливых запахов большого города.
    Мы, шестеро непоседливых подростков, мечтающих перевернуть мир с ног на голову. Что из того, что наш возраст не превышал двенадцати лет. Шестеро мечтателей и романтиков всегда находили повод для веселья и проказ. Трех девочек и трех мальчиков из одной школы объединила одна мечта - быть не такими как все, не похожими на других во всем, что есть на белом свете.

    Юрка всегда интересовался Вселенной. Он часто мечтательно поднимал глаза в ночное небо и вздыхал. Никогда не делился своими мыслями, мол, все узнаете потом. Может быть, поэтому волосы его челки все время торчали вверх, чтобы он с ними ни делал. Наверное, они стремились за его мечтой, уходящей вглубь бескрайнего космоса.
    Набегавшись до изнеможения, мы страстно прилипали к автомату газированной воды, были такие в семидесятые годы XX столетия. Напившись от пуза, удобно устраивались на скамейке, в тени роскошного клена, но не все.

    Наташка запросто ложилась в траву, прикладывая ухо к земле: "Хочу услышать растущую траву, понять ее слова". - Неоднократно твердила она. Никто не считал это просто шуткой или очередным капризом. Каждый из нас выражал свое стремление отличаться от других по-своему. Наталья никогда не появлялась перед нами в платье. Мальчуковые шорты и ярко-зеленая футболка - вот ее обычное одеяние для совместных прогулок. Две рыжие тугие косички и нос, усеянный веснушками, дали повод прозвать ее Пеппи Длинный Чулок. На что она добродушно отвечала: "Не Пеппи, а Паппилотта. И прошу не считать меня беспомощным ребёнком". Эта реплика, сопровождаемая своеобразной жестикуляцией, звучала так забавно, что никто не мог удержаться от смеха.
    В то время, когда Наталья слушала траву, остальные были заняты тем, что пытались удивить остальным своей фантастически-невероятной историей. Все, кроме одного. Генка что есть мочи таращился на лежащую в траве Наташку, а в моменты наибольшего напряжения начинал шевелить губами, повторяя только ему известные слова. Генка всегда хотел овладеть способностью чтения и передачи мысли. Он мог часами таращиться на бродячую собаку, мысленно пытаясь усадить или заставить ее лечь. Иногда получалось. Однажды он заявил: " У меня есть теория. Руководствуясь ею, я смогу не только слышать и управлять мыслью - я смогу управлять временем". В ответ раздался одобрительный гул.

    Однако Наташка была не только объектом его тренинга, а и объектом обожания. Его серые глубокие глаза без всякой телепатии всем об этом информировали. Все, не исключая Наташки, знали о его страсти, но скрывали свои знания как могли.
    Юлькины рассказы всегда приводили в восторг. Дольше всех она могла удержать внимание слушателей на своей особе, хотя все знали наперед, что без молний не обойдется. То она загоняла их в замысловатую машину, изготавливающую вечные батарейки, то собирала в единый пучек и малыми порциями запускала в электросети для промышленности, то оседлала шаровую молнию и манипулировала ею, словно водитель автомобилем. В такие минуты нам казалось, что из ее светло-карих глаз и впрямь выскакивают малюсенькие разряды, а ее темные густые волосы поднимаются вверх, будто наэлектризованные. Она очень любила спортивный клуб "Динамо", но эта любовь была вызвана в основном названием: "Динамо - динамо-машина или генератор",- объясняла она. - Генератор, который дает электричество - молнию в проводах".

    Это "сверкающая леди", как мы ее называли, поразила своими молниями нашего "вселенского мыслителя" Юрку. На двенадцатилетие он вручил Юльке "динамку" для велосипедной Фары и, краснея, выдавил из себя: "Пусть это будет твоей первой укрощенной молнией". Юлька чмокнула его в щеку, отчего Юрка стал красный как помидор.

    Самой серьезной среди нас была Светлана. Многие шутки в свой адрес она просто пропускала мимо ушей, особенно, когда в небесной синеве углядит парящую птицу. Толстеньких сереньких воробьев и юрких синичек она не воспринимала всерьез: "Слишком маленькая дистанция полета, - комментировала она". С глубокой грустью в небесно-голубых глазах, Светка следила за летящими самолетами, восклицая при этом: "Ну почему люди не научились летать самостоятельно?! Летать, летать самим - это же так здорово! Зачем понадобились эти железки?" Как вы, наверное, догадались ее мечта - научиться летать. Летать, как птица, а не сидя в комфортном кресле авиалайнера. Даже одежда выражала ее стремление к полету. Расклешенное платье с широкими, напоминающими крылья, рукавами, длинная лента в волосах, развевающаяся на ветру, придавали девчонке особую невесомость и элегантность. Ее легкие движения напоминали больше порхание птицы, чем перемещение человека. Бумажные "змеи" и другие подобные штучки приводили ее в неимоверный восторг. От переполнения чувствами глаза округлялись, начинала хватать ртом воздух и на мгновение теряла дар речи. "Я буду вторым Икаром, но Икаром, который не упадет, а подружиться с небом". - Часто повторяла она. Все мы искренне верили ее словам.

    Меня в ту пору называли просто Игорь. Без отчества и всяких заслуженных званий. Игорёшка-картошка дразнили меня за смугловатый цвет кожи, но  я ни когда не обижался.

    Стать особенным я решил после смерти любимой бабушки, которая покинула этот мир, когда мне было девять лет. Тогда ко мне пришло твердое решение, что я не буду вот так лежать в деревянном ящике и причинять столько горя окружающим. Я решил жить вечно. Эта идея захватила меня полностью. Я сросся с ней, как сиамские близнецы. Первые попытки постичь бессмертие привели меня в мир сказок. Я попытался разгадать секрет Кащея Бессмертного. Потом, параллельно, загадку птицы Феникс, возрождающейся из пепла. Мои усилия вызывали одобрение моих добрых друзей. Затем пошло, поехало...

    В середине восьмидесятых мы все поступили в разные ВУЗы и продолжали постигать науки, способствующие воплощению мечты каждого из нас. Юрка – астрономию и астрофизику, Наталья – ботанику. Юлька – прикладную физику. Генка – психотерапию. Светлана – философию, хотя мы сразу не могли понять почему. Позже она сама объяснила. Через философию йоги, буддизма, синтеизма и другие постичь левитацию и расширить ее до небес. Я же постигал биологию, биохимию и генетику. Уже к пятому курсу каждый из нас, теми или иными путями, добрались до эзотерики и оккультизма. Каждый нашел в этих учениях что-то для себя...

    Воспоминания нахлынули новой волной, несущей и радость, и боль. Поиски средства от смерти занимали все мое время. Они на пятнадцать долгих лет вычеркнули из жизни моих старых добрых друзей. Лишь спустя столько времени я встретил Генку. Теперь Геннадия Петровича Сухнаренко, доктора наук, успешно практикующего психотерапевта, исследования которого интересовали очень многих. За считанные минуты перед началом его доклада перед научным конгрессом на тему "Влияние народной медицины на оздоровление психики" он успел мне рассказать о друзьях детства. Он и Наталья поженились сразу после выпуска. Имеют двоих мальчиков Сашу и Алешу. Наталье дома не сидится. Она часто пропадает в экспедициях - ищет новые виды растений и исследует еще неизведанные способности уже известных. Он сам раскопал много различных методик тренинга в телепатии разных учений. Выбрал, по его мнению, самое  необходимое, соединил и усовершенствовал. Вначале учился и применял на практике все сам. Теперь есть ученики. "Не хочешь присоединиться?"- С улыбкой спросил он. Я вежливо отказался. Юрка - ныне Юрий Григорьевия Оверьев соединил свою судьбу с Юлькой, т.е. Юлией Максимовной, теперь тоже Оверьевой, через два года после окончания ВУЗа. Бракосочетание устроили в звездном зале планетария, а вечером пиротехническая феерия, подготовленная самой Юлькой, заставила отвиснуть челюсть у всех до единого. Оба уже доктора наук и известные в своих кругах ученые. О докторских, своей и Натальи, Геннадий умолчал. Чета Оверьевых имела троих детей: старшего мальчика и двух прекрасных девочек-близняшек. Обе семьи давно сменили адреса и номера телефонов, только Светлана Игоревна Несгибина имеет ту же прописку.
    Я спросил:
    - Почему ты говоришь только о прописке?
    - Она почти не живет здесь, - ответил Генка. - Постоянно в разъездах. Светлана исколесила весь Китай, Японию, Индию, Тибет, Египет и другие страны, а сейчас - в Непале. Она говорила, что поедет туда года на полтора.
    - Давно она уехала?
    - Месяца два назад. Ты читал ее работы?
    - Какие работы???
    - Она написала семнадцать книг, не считая статей, еще принимала участие в соревновании левитаторов, проходившем в США, знаешь, и довольно успешно.
    - Я рад за нее. Все-таки Светка взлетела. Пусть не высоко и ненадолго, но все же взлетела
    - Да, все это так, только в семейной жизни у нее одни падения. Два раза выходила замуж и все равно осталась одна. Даже детей не нажила. Наверное, до сих пор по тебе сохнет…
    - Как это?
    - Слепой ты болван. Только ты этого не замечал. Все наши знали ее отношение к тебе. Ты же весь в бессмертии был.
    Я опешил от такого поворота. За пятнадцать лет даже позвонить не удосужился.
    - Ну что было, того не вернуть, - продолжал Геннадий. - Заболтал я тебя совсем. Расскажи и ты о себе.
    - Что рассказывать?
    - Ну ладно уж, не скромничай. Твои работы в биохимии и генетике не на последних местах. Кстати, очень хорошо выглядишь. Как это тебе удается?
    Вместо ответа я вытянул из внутреннего кармана пиджака небольшую коробочку с невзрачными серовато-зелеными таблетками и протянул ее Геннадию.
    - Тебе это удалось? - С неподдельным восхищением спросил он.
    - И, да и нет.
    - ???
    - Этот препарат дает мощный толчок к обновлению клеток и поддерживает этот процесс.
    - Да это же на открытие тянет!
    - Я бы воздержался от такого заключения. Клетки обновляются, но не все. Продолжаю поиск. К слову, ты первый, кто узнал о препарате. Хочешь - возьми себе. Я уже три года их употребляю.
    Генка отрицательно помотал головой, протягивая обратно пилюли:
    - Знаешь, Игорь, бессмертие тела, может быть, и хорошо, но мы все уже обладаем бессмертием в духе. Ты сам знаешь об этом. Поэтому мне не хочется заключать себя навечно в этой клетке. - Он похлопал правой ладонью по груди. - А сейчас, прости, спешу, пора начинать доклад.

    Мы обменялись номерами телефонов и разошлись по своим местам. Я в зал, он – на кафедру.
    Продолжить разговор после доклада не удалось. Геннадия срочно вызвали в клинику, а я поспешно вернулся в лабораторию к колбам, ретортам и записям в компьютерных файлах.
    Исследования перелистывали годы, как сильный ветер - странички открытой книги. Я приближался к формуле полного бессмертия, попутно сделав с десяток открытий в генетике, став почетным академиком всех мыслимых и немыслимых академий и получив ряд престижных премий.

    Мой облик практически не изменился, а тонус организма соответствовал здоровому тридцатипятилетнему мужчины.
    Мне жутко захотелось поделиться открытиями приблизившими бессмертие с друзьями детства. Разделить с ними радость моей исполняющейся мечты, а потом раструбить эту весть по всему свету.
    Поиск друзей дал плачевные результаты. Разыскать смог только их детей уже преклонных годов. Своей чередой шли шестидесятые годы XXI столетия. Еще совсем немного и мне стукнет сто.

    Как гром среди ясного неба обрушились неприятные мысли. За поисками я не увидел течения лет. Надеясь наверстать упущенное, я пропустил все счастливые моменты своего поколения. Достиг одного - потерял многое. Старые друзья ушли, новых – не приобрел. Долго мне придётся жить в таком одиночестве. В эпоху новых миро воззрений и стилей, культуры и обычаев, я со своим прошлым чувствовал себя как динозавр. Даже семьей обзавестись не удосужился. Хотя с моими внешними и физическими данными это не трудно сделать и сейчас, но родственную душу найти уже не смогу. Все в корне изменилось.

    "Мой последний порошок действует пятьдесят лет. Через это время следует принимать еще". Так я думал после печального "открытия". "Мне осталось двадцать лет. Дотяну как-нибудь и все"... Но сила привычки заставляла работать и искать дальше. Без этого я не мог. Генетика и генная инженерия достигли невиданного размаха, а я нашел и опробовал средство, действующее сто лет. Часто меня мучила совесть за безволие. Часто хотелось покончить с собой, но не решался по той же причине. Не раз менял имя и документы, переезжал на другое место жительства, чтобы сохранить в тайне свое долголетие, но за последние сто двадцать лет и это перестал делать.
    Теперь уже я являюсь объектом исследования. Что только не вытворяют со мной, чтобы узнать секрет моего долголетия. Уйма анализов, всевозможные просветы, просмотры на клеточном и генном уровне. Множество тестов и всякой всячины в довесок. Как генетик я не могу стоять в стороне. Я показываю, что всеми силами пытаюсь помочь медицине найти метод омолаживания, но все прокручиваю вхолостую. Мои друзья не узнали от меня этого секрета – значит, никто не узнает.
    Мне уже больше пятисот лет, а я все еще тридцатипятилетний динозавр. Такие мысли и воспоминания очень часто посещали меня в комнате виртуального отдыха.
    - Владимир Борисович, - раздался мелодичный голос, - извините, что прерываю, но вас ждут студенты второго круга. Вы сами назначили время встречи.
    - Спасибо, сейчас иду, - пробормотал я.
    Парк и скамейки исчезли вместе с воспоминаниями. Осталась небольшая комната с удобным пневмопузырьковым диванчиком и кристаллами виртуализации.
    Я хорошо помнил о встрече. В высшей школе парапсихологии и управления материей меня заинтересовали пять студентов. Два юноши и три девушки.
    Сергей проникал сознанием в соседние галактики.
    Николай телепатически общался со всеми колониями нашей Солнечной системы.
    Лариса – слышала движение соков растений и другие звуки растительного мира. Она упорядочила их и составила что-то вроде словаря языка растений.
    Анастасия – могла полем собственных рук удерживать мощный электрический разряд и еще она, в полном смысле этого слова, могла метать искры глазами.
    Людмила – свободно парила в воздухе без всяких приспособлений. Они стояли молодые и прекрасные сразу у входа виртуального блока. Их бойкая беседа помешала заметить мое приближение, а я хорошо рассмотрел приглашенных.
    С первого взгляда стало ясно. Это они. Генка, Юрка, Юлька, Наташка и Светка. Да, конечно, они, только в других обличьях. Такие молодые, такие современные и со сбывшейся мечтой. Не то, что я, вечно молодой, но дряхлеющий душой каждую минуту. Мои глаза наполнили слезы. Я смахнул их рукавом. Подойдя к ребятам, наплел что-то несуразное о здоровье, извинился и перенес встречу на другой день. Они не обиделись. Попрощались и все впятером, как один, направились к выходу из института. "Их пятеро, только пятеро". Такая мысль глубоко поразила меня в самое сердце.
    Таблетку, необходимую принять в этот вечер, я выбросил вместе с информационными кристаллами исследований по бессмертию и за многие, многие годы первый раз спокойно заснул.



Varuna

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться