Летнее безумие или цена любви

Размер шрифта: - +

Глава 5

Илья приехал минут за десять до закрытия. Сияя, как елочная гирлянда на Новый год, он вошел в читательский зал с пакетом в руках.

- Привет еще раз, - быстро поцеловав не успевшую среагировать Надю, он всунул пакет ей в руки. – Вот, принес тебе плащ. Не озябла?

- Нет, все нормально, - ответила та, отойдя чуть в сторону, вытаскивая свой любимый кремового цвета плащ. – Спасибо. Какие купил цветы?

- Как ты и говорила, красные розы, в сетке и с атласной лентой, - бодро отчитался Илья, усаживаясь за стойку и деловито проведя пальцем по панели компьютера. – Чисто.

- Конечно, чисто, - ответила Надя, набрасывая плащ, мог бы и помочь жене одеться, промелькнуло у нее в мыслях, но это просто придирается, мучаясь от неизвестности. – Я протираю пыль каждый день.

- Вот я и говорю, чисто как в операционной, - улыбнулся Илья, вставая со стула. – Ну, что готова? Можем идти?

Взяв сумочку, Надя повесила ее на плечо.

- Да, я готова, можем идти.

Илья, придерживая дверь, пропустил ее вперед себя, затем поспешил раскрыть перед ней дверь автомобиля. Вот же старается, галантный джентльмен, обычно так не распинается перед ней. Вдохнув полной грудью свежего, не наполненного библиотечной пылью воздуха, Надя уселась на переднем сидении рядом с водительским креслом. На заднем же, она успела заметить шикарный букет алых роз и торт, корзину фруктов и бутылку хорошего вина. В общем, все как любит Антонина Алексеевна. Легкий укол ревности пронзил сердце Нади, вспомнился тот день, когда они ездили в гости к ее родителям на дачу, вместо шикарного букета пара каких-то веточек, связка бананов и сеточка мандарин, вместо торта сдобный рулет с маком в коробке, а о хорошем вине и речи не было. Ладно, она ему еще все припомнит, подумала Надя и тут же отогнала от себя злые мысли. Точно, это в ней говорит страх перед неизвестным… эх, скорее бы Вика позвонила и сообщила, что Илья всю ночь боролся за жизни пациентов, накладывая им гипс и вправляя вывихи.

Когда они отъезжали от здания библиотеки, Надя краем глаза заметила, что за ними в хвост пристроилась большая черная машина, и двигалась след, в след, сопровождая их до самого дома матери Ильи.

- Хвост, - коротко вымолвила Надя, когда они въезжали во двор Антонины Алексеевны.

- Что? – удивился Илья. – Какой еще хвост?

- За нами хвост, - пояснила Надя, кивая в сторону преследовавшей их машины. – Вон та черная едет за нами от самых дверей библиотеки.

- Котенок, - улыбнулся Илья. – Ты слишком много читаешь, поэтому тебе и кажется везде и вовсем вселенский заговор.

Припарковав машину на единственном свободном месте, под раскидистой ивой, Илья вышел из машины и помог выйти жене, вручив ей в руки торт, сам взял вино, фрукты и букет. Задрав голову, он помахал стоящей на балконе матери.

- О, маман нас уже ждет, - озвучил он, не скрывая радости в голосе. – Сейчас пожуем вкусненького. Интересно, она приготовила свои знаменитые пироги с печенкой?

Надя фыркнула. Ха, вкусненького он пожует! А она видно готовит не вкусно, и ему бедолаге все приходиться пропихивать через силу.

- Не нравиться как я готовлю, не ешь! – произнесла она, бодро шагая впереди мужа в сторону подъезда, отмечая про себя, что джип покружив по двору, но так и не найдя для себя свободного местечка, выкатил прочь.

Недоуменно посмотрев на жену, Илья поспешил за ней следом.

- Надь, да что это на тебя такое сегодня накатило?

- Ничего, все нормально, - ответил та, как можно равнодушнее пожимая плечами.

- Нет не нормально! – возразил муж, дыша в затылок. – Ты с самого утра сама не своя. Это из-за того, что я был на дежурстве?

- Нет, - хмуро отозвалась Надя. – Я все прекрасно понимаю, это твоя работа, твое призвание. Ты лечишь людей, а вчера в связи с природными катаклизмами был форс-мажор, поэтому ты задержался, совершая благое дело.

С сомнением взглянув на нее, Илья нажал кнопку вызова лифта.

- Ну, ладно, коли так. А то я уж было волноваться начал, что ты обижена на меня по неизвестной мне причине.

Надя натянуто улыбнулась, заходя в лифт. Поднявшись на седьмой этаж, они вышли на лестничную площадку и Илья протянул руку, чтобы нажать на звонок, но дверь в ту же секунду распахнулась, словно свекровь стояла под дверью ожидая их.

- Ну, наконец-то! – огласила она торжественно-недовольным тоном. – Явились!

У Нади от вида кислой физиономии свекрови с языка чуть-чуть не слетела колкость, что является Иисус Христос, а они пришли, причем по ее же приглашению. Но портить и без того не слишком теплые отношения с Антониной, она не решилась.

- Добрый вечер, Антонина Алексеевна, - через силу улыбаясь, проговорила Надя, придав своему голосу нарочитую радость. – Это Вам.

Взяв протянутый торт, женщина кивнула, так же старательно улыбаясь при виде снохи.

- Ой, Наденька, право слово, не стоило! У меня и так сахар повышен, а тут такое сладкое баловство! Ой, мой любимый!

- Мама, - Илья протянул букет матери, и та засияла как капелька росы в солнечных лучах.

- Илюша! Сыночек, какая красота! Ах, какой аромат! Какие лепестки словно бархат! Поставлю в воду, чтобы не завяли. А вы проходите, проходите, чувствуйте себя как дома.

Продолжая причитать, свекровь ушла на кухню, загремела посудой, видимо в поисках подходящей тары для цветов.

Илья как галантный джентльмен помог жене снять плащ, подал тапочки и проводил в гостиную, где уже был накрыт стол на троих. Устало опустившись в глубокое кресло, Надя бросила сумочку позади себя. Осмотрелась. Совершенно не узнавая комнату в ярком свете хрустальной люстры из богемского хрусталя, игравшей всеми цветами радуги бросая разноцветные блики на стены, выкрашенные в нежно-сливочный с позолотой цвет. Обычно Антонина принимала их в полумраке, ссылаясь на экономию и высокие тарифы за электроэнергию. На стенах висели картины, многочисленные семейные фотографии в гипсовых рамочках. И сегодня среди всех прочих Надя с удивлением, рассмотрела себя, в белоснежном свадебном платье, пышном, словно экзотический цветок.



Андромеда Васечкина

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться