Level Up. Рестарт

Глава 13. Смешайте все в одном ведре

Труднее всего человеку дается то, что дается не ему.

Жванецкий М. М.

 

В час, который я себе отмерил на поездку от офиса через дом к ресторану, я не уложился.

Некоторое время стою у «Серебра», пытаясь разобраться, что за идиотский сон мне приснился в такси. Его детали уже ускользают, но главное я помню. Кошмар использовал мои подсознательные страхи: потерю близкого человека — а Кира мне, наверное, ближе, чем родители; принуждение к каким-то действиям ради человечества — что может быть ужаснее для такого безответственного лентяя как я? Лишение интерфейса, в конце концов, — он же для меня шанс из шансов! А, еще этот чертов кислотный студень! С моей бленнофобией[1] хуже моба не представить!

Очень странный сон. Очень. Еще и эти непонятные совпадения — едва не погибшая Кира, невероятно удачный звонок, спасший ей жизнь, связь Панюкова с Винницким...

Чтобы убедиться, что это действительно мне приснилось, и интерфейс все еще при мне, активирую Марту.

— Привет, Фил! — Она все так же жизнерадостна, в том же коротком платье, и жует жвачку.

— Привет! — Хоть и рад ее видеть, но болтать с ней времени нет. — И пока!

Переступаю порог ресторана спустя почти два часа после того, как все покинули стены офиса.

— Здравствуйте! — жизнерадостно улыбается мне девушка на входе в «Серебро». — Вас ожидают?

— Добрый вечер, да, наша компания у вас гуляет сегодня. — Вижу ее приподнятую бровь и уточняю: — «Ультрапак».

— Я вас провожу. — Она кивает и ведет меня через просторный затемненный общий зал мимо столиков и барной стойки. На небольшой сцене неизвестная певичка под фонограмму исполняет что-то томное и заунывное.

Мы поднимаемся по лестнице с крутыми ступеньками — довольно опасной для любого нетрезвого человека — и попадаем в малый зал. Вижу, что официоз уже закончен и вечер перестал быть томным: Петр Иванович с парой замов и Павлом раскинулись в креслах за отдельным низким столиком, неспешно потягивая то ли коньяк, то ли виски, и дымят сигарами. Сотрудники за большим общим столом уже разбились на компании. На небольшом балкончике толпятся продажники, курят и слушают очередную байку Гриши Бойко. Громогласно гогочет толстый Кирилл. Впрочем, гогот быстро переходит в раздирающий кашель.

Корпоративные мероприятия мне не нравятся — все эти тренинги, тимбилдинги и семинары. Но хуже всего, на мой взгляд прожженного интроверта, — корпоративы. Нет, не те дружеские посиделки по интересам с коллегами, не коллективные пьянки, а именно корпоративы, инициируемые руководством — овцы и бараны нужны для того, чтобы их стричь, а управлять ими легче в стаде, культивирующем хомячковые ценности и крысиные бега. Пожрут, побухают на халяву, а потом снова за весла!

Каждая такая гулянка обнажает в людях все худшее, что обычно маскируется рабочими отношениями — лицемерие, тщеславие, подлость, бесстыдство и похоть. Руководство произносит пылкие патриотические речи масштаба фирмы и по-барски смотрит на крепостных — гуляй, средний класс! Следом спускается команда пить водку и радоваться — когда еще в таком заведении побываешь? Сотрудники яростно, до стертых ладоней, аплодируют и дружно опрокидывают рюмки, перешептываясь нелицеприятными для менеджмента эпитетами. К апогею гулянки водители панибратствуют с айтишниками, рекламщики танцуют с бухгалтерией, юрист надрывается в караоке, а секретарша босса чувствует себя королевой вечера и пьет на брудершафт с ведущим аналитиком, который визуально промониторил прелести красавицы и жаждет перейти к более глубокой аналитике...

— Филипп! — орет через весь зал, перекрикивая музыку, Павел.

Он машет мне, приглашая за их стол, и я понимаю, что влип окончательно: жизни мне в этой компании не будет, сто пудов запишут в любимчики.

Иду к ним.

— О, какие люди! — Петр Иванович уже раскраснелся, снял пиджак, галстук и закатил рукава рубашки. — Филипп, красавец ты наш! Иди сюда, дай я тебя обниму!

Его шкала настроения забита под завязку — он действительно счастлив. Похоже, алкоголь усиливает текущие эмоции, проверить это у меня возможности пока не было, но, кажется, сейчас придется. Жму ему руку и даю себя приобнять, он крепко стискивает меня в объятьях и бьет по спине.

— Садись, хлопец! — Он делает знак, и один из его замов, с которым я не знаком, пододвигает еще одно кресло рядом с шефом.

— Сигару? — спрашивает меня Павел.

— Недавно бросил, спасибо, — отказываюсь, чуть виновато улыбаясь.

— Тогда выпей с нами! — призывает шеф, и тот же зам, уже подсуетившийся организацией дополнительного бокала, наливает мне какого-то дорогого пойла.

Мельком смотрю инфу: да, это виски, 18 лет заявленной выдержки, среднерыночная стоимость — 17892,14 рубля; в составе вода — 63,9%, этанол — 36% и сотые доли процента разных микроэлементов.

В этот момент в моих глазах происходит окончательный крах почитания дорогих брендов, который начался еще во время последнего шопинга.

Я вижу их искренний, пусть и меркантильный, интерес ко мне. Умом все понимаю: и чем я для них являюсь — курочкой, несущей золотые яйца, и к чему это особое отношение, но их внимание почему-то приятно. Надо собраться и не дать заморочить себе голову, «Ультрапак» мне нужен только как финансовый трамплин, который позволит некоторое время не думать о деньгах и сосредоточиться на собственном развитии.



Данияр Сугралинов

Отредактировано: 13.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться