Ложе Агасфера

Размер шрифта: - +

Ложе Агасфера

Роскошное авто, лишь месяц назад прибывшее с Апенинского полуострова, неслось сквозь московское лето. Хищная остромордая ракета рассекала пространство города и, казалось, шла на пределе сил. Но упивающийся скоростью водитель отлично знал, что  могучий двигатель способен на куда более резвые покатушки. Только прикажи, и широченные колеса вспенят асфальт так, что Земля-матушка нехотя прибавит оборотов.

Не снижая скорости, авто влетело на закрытую стоянку медицинского центра “Ver aeternum”. Визжа, покрышки прочертили чернющие следы, и машина как вкопанная остановилась на выделенном специально для нее месте. Дверца мягко распахнулась, и довольный водитель выбрался на солнцепёк. Это был крепкий, уверенный в себе тридцатилетний блондин, одетый по последней моде, с обворожительной, не сходящей с лица, улыбкой.

Вдохнув полной грудью, он с наслаждением посмотрел на уходящую ввысь стрелу здания и в который раз позавидовал сам себе. Персональный лифт мигом примчал молодого руководителя на самый верх и с мелодичным звоном выпустил на директорском этаже. Белоснежный ковёр ласково принял поступь хозяина, а вытянувшаяся в струнку секретарша уже держала на миниатюрном подносе горячий, как лава, кофе.

— Доброе утро, Руслан Викторович!
— Привет, Настёна! — директор игриво шлёпнул её по тугому заду, подхватил поднос с кофе и, вальсируя, скрылся в недрах гигантского кабинета. Но совместить обожаемый кофе с медитативным созерцанием панорамы столицы в этот раз не удалось. Робкий и извиняющийся голос секретаря безжалостно выдернул из омута грёз:
— Прошу прощения, Руслан Викторович! С вами очень и очень срочно хочет переговорить Альберт Карлович.
Скорчив недовольную гримасу, Руслан отвернулся от стеклянной стены, пробормотал “Мда” и нажал кнопку интеркома.
— Финансовым гениям — привет! Что там у вас такого срочного?
— Здравствуйте, Руслан Викторович. Дело в том… — собеседник на миг замялся, и Руслан отчётливо понял, что этот благостный день сейчас полетит к чертям.
— В чем? Альберт, давай без жеманства!
— Нам отказали в отсрочке платежа.
— Э… — обрушившийся шок выбил у директора остатки словарного запаса.

Отключившись, Руслан несколько минут переваривал услышанное. Затем решительно набрал банкира:
— Привет! Я что-то не совсем понимаю… 
— Не понимаешь? Ах, ты бедняжка! Совсем отупел от сытой жизни?
— Что? — поражённый услышанным, Руслан оторвал мобильник, чтобы убедиться, того ли абонента он вызвал. Но ошибки не было.
— Ясно. Ну, ладно, сжалюсь над тобой. Внимание! Поясняю для тупых — хрен вам, а не отсрочка! Гоните деньги в срок! Ясно?
Но Руслан уже овладел собой. Он жёстко и подчёркнуто вежливо произнёс:
— Андрей Иванович, у нас с вами было заключено джентльменское соглашение… 
Но собеседника деловой тон Руслана не впечатлил.
— Дорогой мой Русик! Ни о каком соглашении я не знаю. Оно есть на бумаге? Нет! А это значит, заплатишь в срок. И всю сумму!
У Руслана перехватило дыхание. Наплевав на правила делового этикета он отчаянно заорал в трубку:
— Гнида! Мы тебе жизнь спасли! Или ты забыл?! Ты забыл, как упрашивал меня? Ты знаешь, что только мы могли тебе помочь. И мы помогли. А ты, как сука, нас кидаешь?!
Теперь пришла очередь банкира перейти на официальный тон:
— Руслан Викторович, за ваши услуги я с вами полностью, подчёркиваю, полностью рассчитался. Теперь вы должны также полностью рассчитаться с моим банком. 
И в трубке раздались короткие гудки… 

Руслан в ярости так сжал мобильник, что стекло несчастного аппарата тут же покрылось сетью трещин. Ещё одно усилие — и ни в чём не повинный телефон превратился в комок бесполезного пластика. Директор медицинского центра долго сидел, уставившись на изуродованный аппарат. “За что я так с телефоном? А за что так со мной?” Но ответить на эти актуальные вопросы сегодня ему было не суждено. Мелодично запел интерком, и осторожный голос секретаря сообщил:
— Руслан Викторович, с вами хочет переговорить ваша сестра. Соединять?
— Давай.
В динамике пискнуло, и полный боли голос огласил кабинет:
— Рус! Приезжай немедленно! Дедушке плохо!
Не стесняясь сестры, Руслан грязно выругался, а затем грозно спросил:
— Какого чёрта ты мне звонишь? Вези его в центр! Немедленно!
— Он не едет!
— А мне плевать! Скрутите этого старого маразматика и тащите сюда!
Голос сестры внезапно стал очень тих:
— Рус… Пойми… Он не приедет. Приезжай ты. Если, конечно, хочешь… 
И опять резанули душу проклятые короткие гудки. 

“Да, что за день такой? С утра было же всё прекрасно. А теперь покатилось к чертям собачьим!” Проклиная такими словами всё и вся, он летел через шумную столицу к больному деду.

***

Злой  как чёрт, Руслан ворвался в апартаменты старика. Не обращая внимания на плачущую сестру и перепуганную прислугу, сметая всё на своём пути, он затормозил только у дверей дедовой спальни. Яростный пинок едва не снёс с петель тяжёлые резные полотна. От увиденного Руслан застыл как вкопанный.

Деда он не узнал. Совершенно незнакомая высохшая восковая маска, лежала на пышных подушках. Казалось, тела не было вовсе. Но переборов приступ головокружения, Руслан понял, что тощее тело просто не выделяется на фоне неровностей пухлого одеяла. Он перевёл взгляд на медицинские мониторы и разом вспотел. Рот уже открылся для крика, но дед его перебил:
— Не вздумай вопить, сопляк! — голос деда был хоть и тих, но привычно твёрд, — И что за моду взял пинать дорогущие двери? Знаешь сколько труда было вырезать эти узоры?! А ты их, негодник, ногой пинаешь!
— Знаешь, что, дед… — Руслан сделал нарочито длинную паузу, а потом заорал со всею неистовостью, на которую был способен: — Ты, старый хрыч, сейчас поедешь в клинику! Понял! И мне плевать на твои закидоны! Мне плевать на твои воззрения! Нас в семье три человека! Трое! Понял, старый дурак! И я не дам уменьшится этому числу!

Дед испуганно вытаращил на внука глаза, затем привычно улыбнулся одними уголками глаз и спокойно добавил:
— Внук, прости. Но пользоваться волшебным изобретением я не буду.
— Будешь! Чёрт тебя подери! Будешь! За мной летела бригада наших реаниматоров. Они через минуту прибудут.
— Ты отправишь их назад. Иначе вступит в силу особый пункт завещания. Вон оно лежит, на столике. Глянь пока.

Руслан, кое-как сдерживая клокочущий гнев, схватил листок. Пробежался раз, другой. Перегруженный событиями сложного дня разум отказывался понимать прочитанное.
— Дед, ты выжил из ума? — Руслан бухнулся в кресло, — Ты лишишь меня с сестрой  наследства только из-за того, что мы попытаемся спасти тебе жизнь?
— Ты поосторожнее с креслом. Антиквариат, барокко… 
— Не заговаривай мне зубы!
— Да, ты прав. Я лишу вас наследства, если попытаетесь помешать мне умереть так, как я хочу.
— Дед, за что ты так с нами, а? — простонал внук.

В двери тихонько постучали, и виноватый голосок сестры тихонько вопросил:
— Реаниматоры приехали. Что им сказать?
— Пусть подождут, — отрывисто бросил Руслан.

Дед довольно ухмыльнулся и похвалил внука:
— Вот! Молодец!
— Молодец? Что ж ты так с молодцом-то? Что я тебе плохого сделал?
— Внук, пожалуйста послушай меня внимательно. То, что я тебе расскажу — очень важно! И не печалься обо мне. Наш аппарат всё равно не спас бы меня.
— Что? Что ты такое несёшь?
— Рус, у меня мало сил. А потому слушай меня пожалуйста внимательно. Я хочу рассказать тебе историю нашего волшебного аппарата.
— Дед, пожалуйста побереги силы. Я эту историю уже тысячу раз слышал.
— Ты слышал часть истории. А сейчас я тебе расскажу её полностью.

Дед прикрыл морщинистые веки, сделал несколько свистящих вдохов, затем начал:
— Как ты отлично знаешь, Рус, в юности я и не думал становиться врачом. А мечтал я стать археологом. Им и стал. Потом диплом, аспирантура, раскопки в Красноярском крае. Всё это ты много раз слышал. Как слышал и о том, как мы нашли древнее захоронение невероятного существа. Что это был не хомо сапиенс ясно было даже идиоту. А вот что представляло его ложе, догадаться было далеко не просто. Совсем не просто! Но это удалось сделать. Мне первому! Словами не передать, что творилось у меня в голове, когда я понял, что это регенерационная камера. Тогда у меня просто дух захватило от перспектив!
— Дед, я помню, — тихо вставил Руслан.
— Не перебивай! — от возмущения старик даже стиснул кулаки, — Ты и представить себе не можешь, чего мне стоило не просто сохранить находку в тайне, но и присвоить себе.
— Погоди, дед. Но разве вы не вместе… 
— Заткнись, твою мать! Я хоть в бога и не верю, но это мои последние слова. И они — чистая правда. Да, ты правильно догадался, я подстроил гибель всей нашей экспедиции. Ну, что, слышал ты такую историю? Слушай дальше. Я вывез всё. И саркофаг, и полсотни ящиков неизвестного оборудования, и гору непонятных документов. К сожалению труп инопланетянина при извлечении из саркофага сразу же превратился в пыль. Но мне на это было наплевать. Словно одержимый, я дни и ночи проводил в попытках понять принцип действия аппарата. Я прочёл кипы книг по медицине и электронике. Не просто прочёл, а мог бы не один десяток докторских защитить. Но, увы, пользы от этого было крайне мало. Техника такого уровня нам ни тогда, ни сейчас не по зубам. Думаю, что и через сотню лет мы не сильно продвинемся. И это хорошо.

Старик резко дёрнулся, прерывисто задышал. Руслан тут же вскочил, но дед жестом приказал вернуться в кресло.
— Сейчас, сейчас… Это пройдёт. Ещё есть силы, — дед с болью посмотрел на внука, — Руслан, я хочу попросить у тебя прощения. Помнишь, когда разбились ваши родители, я сказал, что аппарат неисправен?
— Да… 
— Это была ложь. Он никогда не ломался.
— Что?! Но зачем?! — Руслан почувствовал, как земля уходит из-под ног.
— Сейчас я тебе постараюсь объяснить. Как ты отлично знаешь, я основал нашу клинику, которая выросла в такой замечательный центр. Потом, при первой же возможности, передал дело твоему отцу. Да, он не был тогда ещё твоим отцом, но деловая хватка у него имелась. Он живо смекнул, как можно сделать бизнес на бессмертии. И тут сложность устройства саркофага сыграла нам на руку. Да, запатентовать его было нельзя. Но и скопировать тоже. Конечно, его можно было попросту отнять. Но твой отец отлично умел дружить. Вращаясь в кругу власть предержащих, он быстро дал понять, что куда проще и полезнее быть нашими клиентами. Он был просто молодчина! Умел и подход найти, и чётко ограничить свои интересы, и не зариться на лишние деньги. Он был просто умницей, пока его не порвал на охоте медведь. Его чуть ли не по кускам привезли. Не представляешь, что я чувствовал, когда перекладывал кульки с его органами в саркофаг! Не дай тебе бог испытать такое!

Дед как-будто разом выдохнул большой кусок остатка жизни. Он как-то резко ссохся, зажмурился, но слабое дыхание не прервалось. Руслан же остолбенело таращился на стекающую по серым морщинам слезу и не мог вымолвить ни слова.

— Мы ещё ни разу не испытывали саркофаг на таких глобальных повреждениях. Я очень сильно опасался, что даже у инопланетной техники есть предел возможностей. Но аппарат сработал как надо.Через несколько часов твой отец был как новенький. Можешь ли ты представить мою радость? Казалось, сама вселенная благоволит ко мне! Но вот потом я усомнился в этой благости. Дело в том, что с той поры твоего отца словно подменили. Я даже отказывался верить в то, что вижу. А видел я престранные вещи. Человек, славившийся обходительностью и невероятным тактом, стал наглым грубияном. Я несколько раз прятал вашу мать, когда он вымещал на ней злобу. О таком раньше и подумать было нельзя! Да… Тогда я списывал это на возрастные изменения, на какие-то личные проблемы. Но когда он нагло обманул нескольких деловых партнёров и тем самым поставил под угрозу само существование центра, я забеспокоился вовсю. Всеми правдами и неправдами мне удалось отстранить его от руководства центром. Да… Тяжёлое было время.
— И что было дальше?
— А дальше, внук, я начал изучать тех, кто пользовался процедурой регенерации. И чем дольше я этим занимался, тем всё сильнее убеждался в правоте своих самых страшных предположений. Да, аппарат калечил души людей! Вижу, ты мне не особенно веришь. Правильно делаешь. Я тоже далеко не сразу в это поверил. Я стал разбираться в документах, что привёз ещё с тех злополучных раскопок. Я долгие годы потратил на их расшифровку. И знаешь… это получилось!
— Невероятно! — у Руслана от услышанного даже вспотели ладони.
— Да, внук. Это действительно невероятно. Все мои расшифровки с пояснениями ты найдёшь в моём компьютере. Думаю, они тебе пригодятся. А пока дай мне закончить. Так вот, из этих записей я выяснил следующее. Многие тысячелетия назад на Земле жила сверхцивилизация, которая развивала несколько направлений самопрограммируемых роботов. Я не знаю, как они их называли, потому перевёл названия так, как понял. Итак, это были механоиды, плазмоиды и биониклы. В ходе разработок был искусственно смоделирован ускоренный эволюционный процесс. Каждая ветвь развивалась своим путем. Про механоидов там всего несколько слов. Написавший их просто сожалеет, что развитие механоидов зашло в тупик. Они пришли к парадоксальному выводу, что во вселенной может существовать только один разум. Они ушли в себя и быстро утратили способность к общению. Куда интереснее было с плазмоидами. Они восприняли моральные установки создателей недостаточно эффективными и покинули своих творцов. Бионклы же, напротив, истово служили и почитали создателей. Они занялись изучением своей природы. Постепенно ими овладела идея постоянного самоулучшения. Как следует из написанного, они массово пытались преобразовывать установки авторемонта. Но почти никогда это не приводило к успеху. Кроме одного единственного случая. Я говорю о нашем саркофаге. К сожалению, переделанный механизм оказался ущербным. В угоду индивидуальности и возможности самовоспроизведения она угнетала моральные установки. Не мудрено, что биониклы быстро избавились от своих создателей и построили свой мир.
— Погоди, дед! Не хочешь ли ты сказать… 
— Да, Рус. Мы — потомки этих бракованных биониклов…



Сергей Ярчук

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться