Львы И Сефарды

Размер шрифта: - +

Глава девятая. Цвет моей крови

Утром Анга не вспоминает о нашей ночной беседе. Более того – она делает вид, будто бы ничего не было. Спала я мало – из-за холода и из-за всех переживаний. Малкольм выспался и уже встал. Еще бы – боли уже не такие сильные, первую помощь в кои-то веки оказали нормальным образом, да еще и я лежу под боком. Я что ему, снотворное, или как? Мне же настолько плохо, что даже язык заплетается.

- Малк…кольм… - зову я тихо, пытаясь завернуться в одеяло. – Доброе утро.

- Тебя точно там ничем не опоили? – улыбается он. – Вот что, называй-ка меня Мэл. А то ты будешь еще долго издеваться над моим именем.

- А-а-а, теперь я над тобой еще и издеваюсь, - констатирую я сонно. – Кто вообще здесь стукнулся об землю? Ты или я?

Вопрос остается без ответа: к нам снова заглядывает Анга. До этого она заходила еще пару раз. Я видела ее сквозь сон.

- Росс, буди девчонку, - приказывает она. – Она нужна мне. И немедленно.

Я поспешно делаю вид, что сплю, но Мэла этим не проведешь. Опираясь здоровой рукой о стенку, он подбирается ко мне. Садится рядом. Я все еще лежу, закрыв глаза. На какую-то секунду в голове мелькает: вот бы у него плечо не болело, взял бы тогда, поднял и на ноги поставил, а я уж, так и быть, проснулась бы… Но в следующий миг я напрямую сталкиваюсь с коварством Малкольма. Приоткрываю глаза: он протягивает руку, как если бы хотел аккуратно убрать волосы с моего лица. А потом – хватает за край одеяла и резко сдергивает его с меня.

- Малкольм! – зверею я и бросаюсь вперед.

И – не рассчитываю силы.

Мое лицо оказывается слишком близко от него.

Я еле останавливаюсь, чтобы не столкнуться.

- Ну, ну, потише, молодая львица, - произносит Малкольм, не сдавая позиций, то есть одеяла. – Решила все-таки меня загрызть?

Я звонко клацаю зубами, смеюсь и отнимаю одеяло – как-никак, у меня ведь две руки. Дыхание Мэла все еще горит на коже моего лица. Я чувствую, как наливаюсь краской. Чтобы он этого не видел, я отворачиваюсь и принимаюсь складывать постель. Пальцы подрагивают. Интересно, почему?

Как вспышка…

Нет, нельзя. Теряю голову. Сдаюсь ему без боя. Весь мир твердит, что Малкольм – лжец и слабак, а я ему так слепо верю. Я не просила линии дорог нарушить их законы. Не просила исполнения своих желаний. Ничего из этого не просила. Трезвый ум, холодный расчет – вот что поможет мне вернуть Вика. Вспышки мне здесь ни к чему. Я не хочу быть просто вспышкой. Я – сияние. Я не могу погаснуть.

Проклятое одеяло никак не желает складываться. Я еле заставляю себя собраться с мыслями. Анга хочет меня видеть? Даже так: немедленно? Зачем бы я ей вдруг понадобилась… Ночной разговор никак не идет у меня из головы. Стерегущие. Их было двое. Было? Один – вот здесь, передо мной, а линия вторых прервалась. Навсегда ли? Что тогда случилось? Я не стану задавать Королеве лишних вопросов. На самом деле меня все это, конечно же, интересует, но не так сильно, как другой вопрос. Малкольм – азарданец, а Первый Стерегущий – хедор. Тогда кто-то из них – либо летчик, либо Анга – явно врет. Документы Малкольма врать не стали бы. Да и Анге это явно ни к чему. Но как свести то, что никак не желает сходиться?..

Я вздыхаю и молча выхожу, ища глазами Ангу. Легка на помине: она стоит, сложив руки на груди, и ждет меня у стены.

- Выспалась? – спрашивает с насмешкой.

- Больше нет, чем да, - отвечаю я. – Никто не зажигал других огней.

- Что ж, им же только лучше, - уклончиво говорит Королева. Я так и не могу понять, что она сама думает о Стерегущих. – Пойдем в лагерь, Данайя. И, прошу тебя: молчи.

- Просишь?..

Наверное, она сама уже пожалела, что рассказала мне обо всем этом. Я покорно иду за ней. Она одета в новый наряд, которого я не видела: черный боевой костюм со стегаными (и не раз перешитыми) плотными штанами и железной броней на груди, которую пересекают две цепи. Рукава короткие, а штаны даже не достают ей до щиколоток, и я вижу покрывающие ее тело татуировки. Меч зловеще покачивается на бедре. Там же, на поясе, висит цепочка с заостренными кольцами – чакрáми. Я по сравнению с этой женщиной выгляжу совсем беззащитной. Рукава ободраны, штаны разорваны, ни о какой броне и говорить нельзя.

Анга оборачивается и срывает с меня капюшон. Волосы рассыпаются по плечам и падают на лоб.

- Гончие не покрывают головы, - говорит Королева жестко. – Не опускают руки. Не отводят взгляд.

Я поднимаю голову и смотрю ей прямо в глаза. Как тогда, перед клеймением. Я выдерживаю ее взгляд. Это тяжело, но выдержать взгляд Кресса тяжелее. Я не знаю, почему вспоминаю о нем. Я ненавижу хедоров, а Кресса – так тем более. Но в то же время я его боюсь. А Ангу не боюсь. И пусть она об этом знает. Кресс всегда хотел обладать мной, а эта женщина, похоже, хочет обладать моей душой. Пусть продолжает. Я не отступлю.

Я свергну Королеву с ее трона…

- Пойдем со мной, - зовет она снова, но таким тоном, каким обычно говорят «пошла вон». – Я сделаю из тебя Гончую. Ты будешь моей личной ученицей. Многие хотели этого. А выпало тебе.



Анастейша Ив

Отредактировано: 14.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: