Львы И Сефарды

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. Да будут вечны наши дни

С меня ручьями льется вода, а я стою и все еще сжимаю в руках погасший факел. Голос Деверро все еще звучит в моей голове. Нет в этом голосе ни радости, ни осуждения – только ясная насмешка. Похоже, эти двое не слишком-то рады друг друга видеть. Мною снова овладевает холод. Кажется, что мы стоим тут бесконечно долго. На самом же деле вряд ли прошло больше минуты.

- Входите, - говорит Деверро и гасит жезл.

Перед нами открывается дверь корабля. Мне снова приходится помогать Малкольму подняться по трапу. Деверро молча ждет, пока мы зайдем, и только затем следует за нами. Он держится обособленно. По всему видно, что этот человек – сам себе на уме. Меня так и тянет обернуться, посмотреть на него еще раз, рассмотреть его лицо получше. Он из той породы, что увидишь раз – и не забудешь никогда. Высокий, сильный, строгий. И глаза такие: глянет – словно ток проходит. Особенные глаза, странные. Не такие, как у хедоров, не такие, как у Гончих. Нет в них той жесткости, власти, превосходства. Только светлая грусть. Кажется, что даже когда он будет улыбаться, эта грусть никуда не денется. И это так притягивает.

- Нога болит? Вижу, что болит, – Деверро закрывает двери и складывает руки на груди. Летчик только отмахивается от него. – Что случилось, Мэл? Небо предало тебя?

- Небо здесь ни при чем, - отвечает Малкольм, усаживаясь на длинную скамейку у стены. – Меня предали люди. Такие, как ты.

- Ошибаешься, - говорит тот спокойно. – Ты всегда ошибаешься, Мэл. Просто прими это.

Я разглядываю помещение. Рубка маленькая и тесная, на стенах – тусклые светильники и бордового цвета флаги с золотым солнцем посередине. Сам Деверро, сняв плащ, также оказывается в бордовой рубашке с позолоченным воротником и отворотами рукавов. Деверро… Именно эту фамилию называла Анга в ту ночь, когда мы впервые увидели сигнальные огни. Фамилию Второго Стерегущего, чья линия прервалась больше сотни лет назад. Им был Савитар Деверро, но он, очевидно, давно уже мертв. Прошло ведь столько лет. Значит, этот Деверро – потомок того, последнего?

Значит, линия не прерывалась?

Перед нами – Стерегущий?

«Двое. Их всегда было двое. Стерегущий песчаные дюны – и Стерегущий горные пути»

Вот и встретились, однако…

- Что это за женщина с тобой? – Весь вид Деверро показывает, что командует процессом здесь именно он, и Малкольм больше не имеет ни малейшей власти. – Из Гончих?

- Данайя аль-Гаддот, - говорю я, напирая на фамилию отца. – Сефард из Стеклянных скал.

- Я вижу, что сефард, - Он подходит совсем близко, почти вплотную. – Недобрым ветром занесло тебя сюда.

- У меня украли брата, - Я перевожу взгляд на Мэла, пытаясь не всматриваться слишком пристально в эти зеленые глаза. – После того, как он спас Малкольма. Там, при падении.

- Значит, ты все-таки потерпел крушение, - Деверро, обращаясь к летчику, все равно смотрит на меня. – Что ж, это было делом времени.

Немного помедлив, он подходит к Малкольму и, наклонившись, стягивает рукав с его больной руки. Рубашка мокрая насквозь, поэтому летчик избавляется от нее полностью. Деверро берет его за плечо, снимает повязку и недовольно хмурит брови.

- Будет болеть еще долго, - говорит он. – Я знаю, чем тебе помочь. Но вряд ли ты захочешь этого.

Малкольм не успевает ответить. Задняя дверь, узкая и неказистая, приоткрывается, и оттуда показывается чья-то светлая голова.

- Да будут долги дни твои, Деверро! – раздается с той стороны.

- Да будут вечны, - отзывается тот, и я понимаю, что это – нечто вроде ритуала приветствия у эшри. – Входи, Уэллс.

Тот, кого назвали Уэллсом, протискивается в дверь, отряхивает руки и кланяется перед нами. Это совсем молодой парень, с отросшими ниже ушей светлыми волосами, которые он машинально убирает со лба. У него голубые глаза и живой, чуть насмешливый взгляд. Увидев меня, он улыбается одним уголком губ.

- Кайтен Уэллс, мой первый советник, - представляет парня Деверро. – Зачем пришел?

- Да малышня опять ключ от хранилища куда-то потеряла, - докладывает Кайтен. – Мать, Ависара, в ноги кланялась, прощения просила. Сказала, у тебя есть запасной… - Его взгляд вновь упирается в нас с Мэлом. – Адмирал, ты все-таки зажег огни?

- Да, и, как видишь, не зря, - Деверро жестом фокусника достает ключ из-за пазухи, и я вижу у него на шее тяжелую связку таких же, только разных форм и размеров. – Возьми и ступай к себе. Мы подойдем потом.

Кайтен покорно кивает, берет ключ и направляется к двери, но снова останавливается, чтобы посмотреть на нас. На этот раз его взгляд направлен на Малкольма.

- Адмирал, - говорит он тихо. – Я знаю этого человека?

Деверро недовольно хмурит брови.

- Я кому сказал идти?

- Но, Аделар…

- Ступай.

Советнику ничего не остается, как скрыться за дверью. Я вижу, как напрягся Малкольм. И ловлю искру скрытого торжества во взгляде Аделара. Похоже, между ними пробежала кошка. Похоже, эта кошка умудрилась проскользнуть между Мэлом и всеми, кого он встречает на своем пути. Воздух словно искрит от напряжения. Я понимаю – эти двое буквально силой держат себя в руках. Дай им волю – они набросятся друг на друга, и живыми из этой рубки точно не выйдут оба. Второй Стерегущий явно превосходит Первого. Он был бы глупцом, если бы не осознавал этого. И еще большим глупцом – если бы не захотел воспользоваться этим превосходством.



Анастейша Ив

Отредактировано: 14.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: