Львы И Сефарды

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая. Круги на потолке, круги на стенах

Лассо впивается мне в кожу. Я опутана веревкой, а моя душа – словами. Земля уходит из-под ног, а мои планы снова превращаются в ничто. Анга подходит сзади и становится передо мной. Хедоры молчат, как оглушенные. Почему они просто не убьют ее? Она ведь просто одинокая женщина, пусть и вооруженная до зубов. Она не устоит против такого воинства. А они молчат. Молчат и остаются на местах, пока Королева-Гончая наклоняется ко мне и заглядывает в глаза.

- Я знала. Так должно быть, - говорит она.

И бьет меня по лицу.

Я валюсь на землю, как мешок. Пыль поднимается в ночной воздух. Я лежу и не могу подняться: на моих руках и на моем теле – запутанная веревка. Позади доносится ржание коней. Я лежу лицом в пыли и кашляю. Кто-то из хедоров высокомерно посмеивается. Мой меч валяется рядом, и Анга поспешно наступает на него ногой. Что она делает со всеми ними?

Что она делает со мной?

- Можете идти, - бросает Анга, даже не оборачиваясь. – Мы в расчете. Долг за долг, ты помнишь, Лард? И не наша вина, что он не разбился насмерть. Тогда, над Стеклянными скалами.

Я вздрагиваю и закусываю губы.

Выходит, Малкольма подбили Гончие…

- Анга, я не трону, - начинает Крессий совершенно серьезно. – Пока царствует мой отец, вы в безопасности. Но девчонка…

- Ты думаешь, она без греха? – Королева резко поворачивается к нему. – То, что она помогла спастись предателю – это одно. Но то, что ради него она унизила меня и сбежала – это другое. Совсем другое. Так что отдай ее мне. Как дополнительный трофей за наш союз.

Я слушаю ее слова, и мое тело снова пробирает дрожь. Теперь я знаю, где я ошибалась. Я думала, что хедоры могут пойти войной на Гончих только потому, что не найдут у них Малкольма. Да, я пыталась защитить их. Не хотела смерти невиновных. Но они как раз виновны. Они в сговоре. Ведь это их люди подстрелили Малкольма. И «белым мантиям» здесь нечего терять – ведь даже если они поймут, что Кайтен прав и я на самом деле не убила Мэла, Гончие прикончат его сами. Разговоров о спасении и искуплении уже не будет. Маски сброшены, карты разложены. Теперь получим: каждому свое. Но, черт, я просчиталась. И Анга просчиталась тоже. Ведь вряд ли она знает, что ее союзник убил предыдущую Королеву.

Я слышу стук копыт: похоже, хедоры уходят прочь. Мои мысли путаются и сбиваются. Вселенные за стенками моего черепа рушатся и взрываются. Все снова было зря. Я не должна была оставлять Малкольма. Не должна была уходить, думая, что этим я спасу его. Я лишь его подставила. Я снова все испортила. Одна надежда на него. Что он успеет, что найдет то, за чем пришел.

- Ну и зачем ты здесь? – Анга наклоняется надо мной и берет меня за подбородок. – Шпионишь? Я не знаю, где твой брат. Он не среди нас.

- Я не идиотка, - отрезаю я. – Я знаю, что вы забираете детей из эшри. Я раскусила бы всех вас гораздо раньше.

- Тогда что тебе здесь нужно? – повторяет она.

Я не знаю, говорить ли правду.

- Аделар Деверро… - начинаю я. – Ты знаешь, кто это?

- Конечно, - Королева встает на колени рядом со мной. – Пускай их линия и прервалась, он захотел второго возрождения. Мы предлагали им союз. Их разработки сделали бы нашу революцию секундным делом. Но предыдущий их главарь – я даже не назову его Стерегущим – отказался.

- Революция? Это связано с Белым воинством?

- Они дают нам указания, - Анга наклоняется совсем близко и медленно вытягивает нож из ножен. – Анклав падет, и мы объединим все наши земли. Мечом и светом, так же, как они были разделены.

Последняя фраза звучит особенно внушительно. Не так, как раньше. Ее нож уже у моего лица. Она расскажет свои тайны и убьет меня, вдруг понимаю я. Ей больше нечего терять. Я не освобожусь. Мне тоже. Я отпустила Малкольма. Я дала ему надежду, Аделару – и ему. Мне не страшно. Мне совсем, совсем, совсем…

…не страшно.

Внезапно Анга, коротко вскрикнув, валится на землю рядом со мной. Я только вздрагиваю. Сквозь темноту ничего не разглядеть. Я щурюсь – и внезапно вижу над собой другую девушку. И даже в вязкой предрассветной тьме ее огненно-красные косы кажутся вспышкой пламени.

- Иокаста? – шепчу я хрипло.

- Вставайте, моя Королева, - говорит она решительно. Берет упавший наземь клинок Анги и в два счета перерезает путы на моем теле. – Вставайте, и пойдем. У нас, у Гончих, правило такое. Долг за долг.

Я, все еще ничего не понимая, поднимаюсь, беру свой упавший меч и следую за ней. В ее руке – увесистый клинок с тяжелой рукоятью. Именно ею она ударила Ангу по затылку. Но что ей нужно? Зачем ей меня спасать? Из-за той драки на Плато судеб? Но ведь тогда я подписала ей смертный приговор. Да, подписала – но ее не убили. Она жива, идет впереди меня. Идет, крепко сжимая рукоять меча в руке. Мы протискиваемся в расщелину, и только тогда я понимаю, в чем здесь дело.

Пальцы Иокасты сжаты настолько сильно, что рукоять меча как будто обволакивает мягкий свет.



Анастейша Ив

Отредактировано: 14.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: