Любовь под соснами

Глава 17

На следующий день на Кристину навалилась тоска. Тоска вселенская, как она ее называла. Проснулась поздно. Серенькое небо показалось особенно противным. Кристина зарылась в подушку, закрыла глаза, вспоминая прошедшую ночь. Как же ей было хорошо. Каждая ласка отзывалась в сердце, каждый нерв стонал от наслаждения. Каждая клеточка тела прирастала к его телу. Так не бывает. Но так есть. И сегодняшняя боль расплата за вчерашнее наслаждение. Какая же это мука влюбиться в чужого мужа. А он сидит, наверно, завтракает с женой и дочками. Йогурт, бутербродики, кофе. Кристина всхлипнула в подушку, по щекам потекли горячие слезы. Можно поплакать, пока никто не видит. Потом нужно собрать волю в кулачки, сделать пробежку, поплавать. От движений всегда становится лучше. Может, и Витька выйдет? Она посмотрела на часы. Нет, слишком поздно. Одиннадцать часов. Обычно они бегали около восьми. Вероятно, пока жена еще нежилась в постельке.

 

Кристина заставила себя подняться и выбралась на балкон. Погодка дрянь. Никакого прогноза не надо слушать, итак понятно, что пойдет дождь. А дождь Кристина ненавидела всем своим сердцем. Ничто не может так испортить день, как небесные слезы. В ее родном городе дожди были редкими, лето жарким. А в столице климат дурацкий. Лето короткое и холодное. Кристина зябко повела плечами и вернулась в комнату. Натянула шортики и топик, достала из-под кровати кроссовки. Господи, а лень то как. Хочется не бегать, а завыть по-волчьи на судьбу. Женскую. Черт бы ее побрал. Вот ведь, сколько не играй в мужские игры, не воспитывай характер, а судьба подсунет тебе кого-нибудь, в кого ты втрескаешься, и ничего тебе в жизни не надо будет, как только прижаться к нему и шептать на ушко нежные слова, какой он самый-самый.

 

Кристина спустилась вниз по лестнице к Иларии. Привычным комочком сжалось от страха сердце. Какой она сегодня найдет маму? Ее комната была на первом этаже, чтобы легче выходить в сад. Услышав голос диктора, Кристина удовлетворенно вздохнула. Если мама слушала с утра аудиокнигу, значит, чувствовала себя не так плохо. Хуже всего, когда она лежала на спине с закрытыми глазами.

- С добрым утром, мамочка!

- Доброе утро, - Илария полулежала на подушках. Длинные волосы волнами рассыпались по плечам. Кристина поцеловала ее в щеку. Илария включила паузу на плеере. С нежностью посмотрела на дочь.

- Ты на пробежку?

- Да. Потом позавтракаем в доме. Погода дрянь.

- Детка, у природы не бывает плохой погоды.

- Еще как бывает. Это людям голову морочат глупыми песенками.

- Ты с Витей будешь бегать?

Кристина почувствовала, как краска заливает щеки. Вот ведь, мама словно чувствует, что вчера она с ним была в гостинице.

- Мы с ним не договаривались.

 

Озеро казалось грустным и заброшенным. Одинокий рыбак возле моста ловил рыбу. Такой же одинокий, как и Кристина. Она сделала несколько глубоких вдохов и побежала вдоль берега, стараясь не сбиваться с ритма. У Витькиного дома сердце забилось сильнее. Где-то там, за кружевными занавесками, он, развалясь в кресле, пьет сваренный женой кофе. Ну хоть бы просто вышел что ли. Сказал, что соскучился, что уже хочет ее. Дом остался позади, Кристина побежала быстрее, чувствуя, как тренированное тело послушно входит в ритм. Сегодня она пробежит три круга. Не два, а три. И пусть ей будет хуже. Может, потом от усталости вся дурь из башки выйдет. После трех кругов стало все равно какая погода. Кристина сняла топик и шорты, порадовавшись, что не поленилась надеть купальник. Медленно вошла в воду. Холодом сковало сердце, она отчаянно заработала руками и ногами, чтобы согреться.

 

Когда выходила из воды, уже не было холодно. Даже тоска вселенская отступила. Рыбак, мужчина лет пятидесяти, небритый, с обветренным загорелым лицом, сматывал удочки. Посмотрел насмешливо.

- Ну и как водичка?

- Попробуйте, не пожалеете.

Он засмеялся.

- Не та погодка. На берегу-то холодно.

Она улыбнулась и, похватав одежду и кроссовки, бегом побежала к дому.

- Неужели ты купалась? – Илария с ужасом смотрела на дочь в мокром купальнике и мокрыми волосами.

- Купалась, - Кристина быстро схватила полотенце и завернулась в него. - И вовсе не холодно.

- Шестнадцать градусов на улице и губы у тебя синие. Застудишь себе что-нибудь.

«Сердце бы заморозить», - подумала Кристина, заходя в ванную и с наслаждением вставая под горячую струю воды. Так. Уже лучше. После завтрака будет совсем хорошо.

 

Кристина варила овсянку, когда зазвонил мобильный.

- Привет, красавица, - услышала она голос Сергея.

Она вдруг осознала, что давно не вспоминала о нем. Витька вытеснил из головы все мысли о самом красивом мужчине на свете. Как бы Сергей удивился, если бы узнал. Может, даже самомнения бы поубавилось. Мысль о том, что ему, такому классному мужику, на которого заглядываются все бабы, предпочли другого, не могла даже поселиться в его голове.

- Привет, Сергей!



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться