Любовь под соснами

Глава 41

Утром Кристина проснулась в хорошем настроении. Сунула ноги в кроссовки вместо тапочек, натянула майку и лосины. Что может быть лучше утренней пробежки вокруг озера в летний денек? Было еще прохладно, но солнечно. Радостно заливались птички. Кристина привычно пробежала три круга, слегка задохнувшись. Мысли несколько раз крутились вокруг новой работы. Как-то все оно будет? И справится ли она, ведь она никогда не работала продавцом? Эта работа, конечно, не для нее, но ей нужны хоть какие-то деньги. Надоело экономить каждый рубль. Дома даже кофе закончилось. Пришлось выпить  зеленого чая с жасмином и съесть овсянку на воде. Мама бы сказала, что очень полезно.

 

Кристина оделась попроще, слегка подкрасилась и, мурлыча песенку, отправилась по берегу озера на работу. Магазин еще был закрыт, и она постучала в дверь. Открыла вчерашняя продавщица. На невыспавшемся лице при взгляде на Кристину недоумение.

- Я на работу, - напомнила Кристина. Та удивилась еще больше.

- Но он уже… - замялась женщина, потом посторонилась. - Входи, я позвоню директору.

Кристина почувствовала неладное. Вошла. За прилавком расставляла товары показавшаяся знакомой девушка с хвостиком.

Продавщица, набрав номер,  ушла в подсобку. Кристина тупо смотрела на холодильник, заполненный пепси, фантой и пивом. Мысли остановились в тревожном ожидании.

 

Продавщица вышла, пряча телефон в карман синего халата.

- Послушай, ты извини, что так получилось. Наша прежняя продавщица вернулась. Что-то не сложилось у нее на новом месте. Директор сказал, пусть лучше она работает. Тебя еще обучать надо, а эта все знает.

Кристина не могла выдавить из себя ни слова, горло перехватило.

- Да ты не расстраивайся. Другую работу найдешь. Здесь платят мало, - пыталась утешить ее женщина.

- Конечно, - наконец пробормотала Кристина, желая поскорее оказаться подальше отсюда. От нового позора и нового отказа. Кажется, изощренным издевкам кукольника не будет конца. Она медленно повернулась и вышла из магазина. Как только оказалась на улице,  вытащила из пачки сигарету и закурила. Сигарета была предпоследней. В кошельке еще оставались пара тысяч рублей. Их надо поберечь для оплаты мобильного, чтобы поддерживать связь с мамой.

 

Девушка медленно дошла до другого магазина, положила тысячу рублей на мобильный и купила блок сигарет. На оставшиеся деньги приобрела банку кофе и батон белого хлеба. В кошельке осталась лишь мелочь. Она вышла на улицу и посмотрела в небо. Ну что, кукольник, доволен? Ты сделал со мной что хотел. Но я не сдамся. И денег занимать не собираюсь.

 

Кристина вернулась домой, приготовила себе кофе и с наслаждением выпила. Сделала обзор шкафов. Остались гречка, макароны, горох и немного овощей. Хорошо, что последнее время аппетит пропал. Пару недель проживет. Что будет дальше, думать не хотелось.

 

Поднялась к себе и включила ноутбук. До окончания  книги осталось совсем немного. А не умертвить ли героиню голодной смертью? – нервно хихикнула Кристина. Интересно, сколько пройдет времени прежде, чем ее найдут? Хотя, что думать об этом? Она не может так поступить с мамой. Она несет за нее полную ответственность. Ее вдруг, впервые в жизни, охватило раздражение. А ведь она с четырнадцати лет, только и делает, что борется за выживание. Живет с оглядкой на маму. Старается, чтобы ей было хорошо. Но ведь это неправильно. Это было слишком много для четырнадцатилетней девочки и это много для нее теперь. И ведь она победила бы в этой борьбе, если бы не осмелилась расправить крылышки и помечтать о том, что можно справиться с болезнью. Она настолько поверила в это, что даже заставила поверить маму. А еще она поверила в себя, в свои силы и свою удачливость. Думала, что справится, у нее появится стимул, она будет много и хорошо работать.

 

Рассчитывала на одно, получила другое. Кукольник всегда окажется лучшим игроком.  Если хочешь наказать меня, наказывай. Я больше не стану даже пытаться заработать денег и посмотрим, что будет. Я больше не могу получать отказы, у меня нет сил для борьбы. Ты отнял у меня все, что мне было дорого и всех, кого я любила. Ты отнял все, кроме уверенности в себе. Но я еще не проиграла, это всего лишь перерыв. Мне нужно время для себя самой, время зализать раны.

 

Кристина села за стол. Последняя глава. Потом вычитка. И пусть спорят интернетные читатели за ее судьбу. А сейчас, несмотря ни на что, она побудет немножко в своем мире, где есть тепло Витькиных рук, где они хотят друг друга, несмотря ни на что и вопреки всему. И этого не отнять ни одному кукольнику. Это у нее  в сердце и на кончиках пальцах, прикасающихся к клавишам, и это передастся в сердца читателей и, может быть, кому-нибудь  станет немного теплее. И неважно, что Витька забыл ее и никогда не будет с ней, воспоминания оживут, если хочет автор.

 

Целую неделю Кристина дописывала и переписывала, правила и улучшала, пока не поняла, что исповедь готова и больше уже невозможно подобрать лучших слов и не заметить ошибок, даже если они есть. Она загрузила файл в Самиздат и спустилась  в гостиную выпить кофе. Загрузив последнюю порцию зерен в кофемашину,  вздохнула. Завтра придется обойтись без любимого напитка. Хотелось курить, все-таки реклама оказалась права, курение вызывает привыкание, но у нее слишком много гордости, чтобы выйти к озеру и стрельнуть у кого-то сигарету. Уж если решила терпеть,  надо терпеть. Пока у нее оставалось любимое занятие, вынужденная аскеза почти не раздражала. Ела она мало, один раз в день, макароны или гречку. А вчера вот гороховый суп сварила, получилось невкусно без зажарки и картошки, но она, занятая своими мыслями, ела машинально.



Лисицына Татьяна

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться