Любовь в переводе или как завязаться в узел.

Любовь в переводе или как завязаться в узел.

Любовь в переводе или как завязаться в узел.

 

«Дело было вечером, делать было нечего…»Волею случая и судьбы оказавшись в заштатной гостинице в Богом забытом краю, я отчаянно скучала. Здесь не ловил телефон и не было интернета. Прогулки под названием «Помеси грязь – накачай мышцы» надоели, да и дождь зарядил как из ведра.

Послонявшись по номеру, я вышла на вахту, где обреталась миловидная женщина лет пятидесяти, вязавшая носки из пушистой шерсти.

- Скажите, у вас почитать что-то есть? – поинтересовалась я, особо ни на что не надеясь.

- Что-то, кажется было, - приветливо отозвалась дежурная, откладывая рукоделие в сторону и копаясь в ящике стола. После непродолжительных поисков, в ходе которых были найдены год как сгинувшие ножницы и заплесневелая сушка, на свет появился зачитанный томик без обложки.

- Вот держи, - протянула мне книгу женщина. – Кто-то из постояльцев забыл. Все чем богаты.

- Спасибо, - поблагодарила я, воспрянув душой, и поспешила к себе в номер, прижимая к груди лекарство от скуки. В номере заварив себе чай, я завернулась в покрывало, удобно устроилась на продавленном диванчике и подвинув поближе пачку печенья. Выбрала себе печенюшку, открыла книгу и… подавилась.

Первое же предложение звучало:

« - Ты, должно быть, устал с дороги, Трэвис. Почему бы тебе не прогуляться?»

В шоке я задумалась над глубоким смыслом фразы.

{Это ж как она изящно на кислород послала! «Не мешайся ты тут у меня под ногами, сходи проветрись, пивка попей, футбол с товарищами посмотри и не возвращайся, противный!» Надо взять на вооружение! }

Обдумав и приняв к сведению, я продолжала читать дальше. Мужик в книге проникся заботой. «Надев рубашку и красивые брюки с расстегнутым воротником, он вышел из дома».

{Прорыв в мире моды…}

И …

«Прогуливаясь по парку, он вдруг услышал крик женского пола…»

{Ух ты! Круто! До чего дошел прогресс! Полы разговаривают! Правда, только женские, но, кажется, и до мужского тоже руки дойдут. Вообще-то удобно. Ножку поставил, а тебе противным голосом сообщают: «Ноги мыли?». Хотя… нет, все же нормальный мужчина долго не выдержит, мигом сбежит от такой жизни: «Почему бы тебе не прогуляться?».}

При чтении следующих абзацев до меня дошло, что орала дама, звавшая на помощь. Помощь наш герой, конечно, оказал, но…  «с лицом человека, изборожденного глубокими и усталыми глазами, рассказывал он о своей нелегкой судьбе.»

Попыталась представить. Ужаснулась. Как же его однако, жизнь, бедного, поломала…Так физиономию об себя исковеркать….

Спасенную даму, видимо, это зрелище тоже впечатлило и она перевела действие в другое русло. «Прямо перед ним стояло прекрасное, уже обнаженное тело женщины».

{И правильно! Чем на всю эту жуть смотреть, лучше делом заняться! Вот только одно вызывает смущение: а куда делось все остальное? Тело есть… а голова, руки, ноги? А-а-а! Для мужика это ж неважно! Тело в дело, и всех делов!}

 «То ли луна, то ли звезды так подействовали, но они оба раскрыли друг другу рот и душу».

{Так вот это и называется «душа нараспашку»? Через рот? Оригинально…}

Дальше по сюжету пошла сплошная психология. Тело разделось, но «…с непривычки ей никак не получалось привыкнуть, что кто-то видит ее голой».

{Гляди-ка, уже и голова появилась. Чем-то же ей не «получается привыкнуть»? Зачем тогда, спрашивается, раздевалась?}

«Она хотела заниматься любовью с Коулом, а не просто переспать с ним. Она хотела его почти неприлично».

{«Почти» это как? Сверху прилично, а снизу нет?}

Остывал забытый чай, я вчитывалась в перипетии сюжета и отношений между героями. Чем дальше развивалось действие, тем непонятней мне становилось. Мужчина оценил предлагаемое тело, и «сексуальная улыбка оттянула его щеки к ушам».

{Напомните мне, как называется женская импотенция? Или тут уже просто следует прижать руку… ой, у нее же нет рук... Ага! Тогда получить инфаркт от «сексуальной улыбки» и лица человека, «изборожденного глубокими и усталыми глазами».}

Но девушка оказалась стойкой и ответила ему достойно,  вот истинный  «ответ Чемберлену»! -  «Улыбка, словно маска, закрыла ей лицо». Мужчина подумал и выдал следующий финт, он предстал перед ней «с расстегнутыми наголо штанами». При сем выдающемся факте сопроводив ошеломляющее действие словами:

«- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было».

На этом месте у меня закончились внятные мысли, потому что я живо представила это амбре, но за меня отреагировала героиня. «От его мужского запаха у Линды поджались пальцы на ногах».

Попытавшись проделать тоже самое, пришла к выводу: дюже сильно воняло, если ее так сплющило. Но герои решили не останавливаться на достигнутом и начали пытливо изучать друг друга. Мужчина обнаружил, что «у нее были голубые глаза и осиновая талия».

{А так же дубовая голова, еловое туловище и бамбуковые конечности… пардон, отстегивающиеся протезы. Вся она состояла из ценных пород дерева и  приходилась кровной родственницей Буратино.}

А так же она могла похвастаться, что «ее длинные ноги впадали в высокий тяжелый зад, а курносый нос плавно переходил в лебединую шею и шикарные длинноволосые белые волосы, водопадами струились на плечи. Ее фигура была самой обычной, женской: по бокам два выпуклых бугра, а в середине– вогнутый. Тело у нее оказалось рыхлое и вялое, даже сидячее место изрезано глубокими морщинами».



Юлия Славачевская

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться