Люди, ангелы и микросхемы

Размер шрифта: - +

Глава седьмая

Глава седьмая

 

3822 год.

Давайте попробуем представить это время. Затянувшаяся Третья мировая война осталась в прошлом. Планета оживает. Люди выбираются из жилых комплексов, заселяют сначала тихоокеанское побережье, затем расползаются по миру. Генетики возрождают флору и фауну – не всегда, конечно, удачно, но новый мир и не пытается вернуть прошлое, новый мир готов принять перемены. Появляются новые виды деревьев, которые не только очищают воздух в сотни раз эффективнее своих предков, но и вырабатывают необходимую для существования современного мира энергию. Проект развивается на тихоокеанских пляжах бывшей Северной Америки. На частично затопленном Пиренейском полуострове существует Новая Мекка – религиозная программа, пик которой остался в прошлом. Люди науки тянутся на Север, где контроль над экспериментами и исследовательскими программами не мешает работать, как это происходит на тихоокеанских пляжах и Пиренейском полуострове. Гуру Новой Мекки не любят конкурентов. Они все еще обещают направить людей к Богу. Процедура извлечения сознания, интеграция в него нейронных реконструкций и отправка в хвост прошлого, где в абсолютной пустоте фоном служит выбранная эпоха, доведена до совершенства. Ученые Севера давно разочаровались в Новой Мекке. Но не нравятся им и тихоокеанские пляжи, где усиленно культивируется проект Размерность – позаимствованный у Новой Мекки, но измененный до неприличия.

Теперь давайте представим одного из жителей Размерности. Они позаимствовали у Новой Мекки не только технологии, но и имена. Так что зовут его Иегудиил. Теперь представьте береговую линию пляжа, шум волн, наползающих на желтый, разогретый солнцем песок, крик генетически созданных чаек, которые в общих чертах похожи на своих предков – кричат они точно как предки. Иегудиил лежит на шезлонге. Шезлонг, кстати, тоже создан генетиками, выращен в соответствии с потребностями и областью использования. Закрыв глаза, можно сказать, что этот шезлонг – растение. У него отсутствует корневая система. Необходимую для жизни энергию он получает от солнца. В Размерности тихоокеанских побережий вообще весь мир, как этот шезлонг – живой и находящийся в гармонии с нуждами человека. Теперь прибавьте сюда интегрированные в сознание объединенные в систему нейронные образы. Ничего сложного. Так, пара дополнительных пейзажей там, пара здесь.

Если идти вглубь материка, то там можно встретить крепкий, но пугающий своей конструкцией выращенный генетиками мост, пересекать который жители Размерности боялись до тех пор, пока при помощи интегрированных в сознание нейронных образов тек-инженеры не изменили образ этого моста. Теперь его боятся пересекать лишь туристы. Для местных жителей он стал видеться надежным и безопасным. Интеграция нейронных образов вообще нужна в основном лишь для того, чтобы скрасить нестыковки растительного и животного окружения. Ученым не всегда удается вырастить в точности то, чего хотят от них архитекторы этого мира. И если ко многому можно привыкнуть, списать на эксцентричность нового времени, то некоторые вещи, как например, пугающий туристов мост, требуют обязательной нейронной доработки. Подобное справедливо и применительно к большинству высотных строений Размерности.

Нейронные модуляторы здесь еще под запретом – правительство не хочет повторять ошибки жилых комплексов, когда нейронные наркотики едва не подорвали стабильность общества. Но ученые уже говорят о переходе к новому типу модуляторов, которые смогут заменить ограниченную в своих возможностях общественную интеграцию образов в сознание. Прорыв нейронных сетей обещается в скором будущем, хотя понятие «скорого будущего» в контексте науки иногда затягивается на века и тысячелетия. Правда в случае намеченного прорыва мир должен будет действительно распуститься, раскраситься.

Обещают, что нейронные сети смогут передавать в мозг кинетическую энергию, которая посредством установленных модулей станет распределяться по телу, питая его, исключая необходимость приема пища. Технология не кажется шокирующей, потому что уже сейчас в Размерности многие переходят на потребление кинетической энергии, замещая этим обычную пищу. Жидкие наномодули, обеспечивающие распределение энергии в биологическом теле совершенствуются каждый год. Гуру Новой Мекки поддерживают эти разработки, надеясь привлечь в свою веру жителей Размерности. Жилые комплексы заявляют, что подобный подход – это прямой путь к утрате человечности. Застывшие в океанах «айсберги прошлого». Они определяют себя, как эпицентр цивилизации и смотрят на Новый Свет, как на мир второго сорта. Впрочем, это не особенно заботит Новый Свет и его жителей.

Север развивает науку, Новая Мекка – религию, а Размерность – культуру. Например, Иегудиил работает учителем. Самым простым учителем, потому что Размерность запрещает использование нейронных модуляторов. Хотя подобные учителя стали традицией. Например, в жилом комплексе «Galeus longirostris» модуляторы разрешены, но группы последователей тихоокеанской Размерности предпочитают использовать таких учителей, как Иегудиил, для образования своих детей. Размерность поддерживает эти группы, посылает к ним своих учителей и представителей.

Пройдет два дня и Иегудиил отправится в жилой комплекс, чтобы встретиться с учителями последователей Размерности. Его сознание извлекут из тела, очистят от инсталлированных нейронных образов, чтобы в неприспособленном к Размерности мире «Galeus longirostris» эти образы не превратились в «шизофрению напрокат», дав сбой, утратив связь с системой координат Размерности, и создавая произвольные, спонтанные проекции.



Виталий Вавикин

Отредактировано: 06.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: